Архив номеров


В предвыборной суете избиратель нет-нет, но иногда сам себя вопрошает: каким все же должен быть первый руководитель города, области, района? Иногда ответ может подсказать история своей области.
    22 года тверским губернатором был Афанасий Николаевич Сомов. Это один из самых продолжительных сроков пребывания губернатора на своем посту, а помогли в этом Сомову свойства его личности.
До земской реформы 1864 года полномочия губернатора были практически всеобъемлющи, исключая церковные дела. Даже дворянские выборы происходили под влиянием губернатора, и выборные (гласные) лица по своему положению не отличались от назначенных. Реформа 1864 года обеспечила заведывание местными хозяйственными делами выборным лицам - земскому (уездному или губернскому) собранию и городской Думе. Их исполнительными органами являлись управы. Земские и городские учреждения не были поставлены в подчинение местной администрации, но их деятельность, тем не менее, была под неусыпным контролем губернатора и его административной бюрократии. В принципе, эта система сохранилась в общих чертах и поныне.
    Несмотря на око государево, каковым всегда был любой губернатор, и Афанасий Сомов в их числе, авторитет земства повышался. Все наши знаменитые земцы от Унковского и Головачева до Петрункевича и Родичева, будучи помещиками, имели порывы души сделать что-то полезное для общества. Со стороны административной власти нужно было одно: невмешательство в сугубо земские дела. Этим и стал знаменит губернатор Афанасий Сомов. "Все, кому приходилось общаться с Сомовым, отмечали его добродушие, мягкость в отношении с подчиненными, некоторую патриархальность и религиозность. Сам облик хозяина губернии - старого господина с голым черепом и необыкновенно розовым и свежим лицом, одетого с иголочки, старого холостяка и угодника пожилых аристократических дам - сразу располагал к нему людей", - пишут тверские архивисты. Возможно, позиция Сомова оказала влияние на рост авторитета тверского земства, знаменитого своей фрондой к правительству в Петербурге...
    180 лет назад в Воронежской губернии в семье потомственных дворян родился Афанасий сын Николаев Сомов. Сведения о его биографии скудны. Известно, что 12 лет от роду его отдали на учение и воспитание в Морской кадетский корпус, по окончании которого в 1841 году он был зачислен мичманом в третий флотский экипаж на Балтийском флоте. Служил на кораблях, в 1848 году ему присвоили чин лейтенанта, а в феврале 1849 года он подает рапорт об оставлении военной службы по "домашним обстоятельствам", возвращается в Воронежскую губернию молодым 26-летним дворянином, в свое имение. До отмены крепостного права оставалось еще 12 лет.
В 1853 году дворяне Воронежского уезда избирают его предводителем, в 1858 году - членом губернского комитета по крестьянскому делу, затем вице-президентом комитета. На следующий год Афанасий Николаевич уже губернский предводитель дворянства, одновременно являясь председателем губернской земской управы. В переводе на современный язык он одновременно выполнял функции главы исполнительной и представительной ветвей власти, наработав большой опыт, как бы сегодня сказали, по руководству разношерстными коллективами депутатов и чиновников. К 1868 году, приобретя более 2500 десятин земли, он стал состоятельным человеком, продолжая оставаться холостяком.
    К этому времени в России шло введение земских учреждений, необычных для самодержавного государства. Управлять на местах при наличии земства старые губернаторы могли не все: нужны были люди с несколько иными, либеральными, подходами. Афанасий Сомов себя зарекомендовал именно таким деятелем, поэтому в марте 1868 года его призывают на государеву службу назначением на пост губернатора Тверской губернии.
    Ситуация в Твери и губернии была такой же, как и во всей России. Большая часть тверского крестьянства в результате половинчатой реформы 1861 года беднела и разорялась. Происходило зарождение промышленности в городах. Наша губерния в политическом смысле стала центром либеральной оппозиции дворянства, связанной с именами А.М. Унковского, А.Е. Европеуса, А.А. Головачева, братьев Бакуниных. Наблюдалось так называемое "хождение в народ", появляются первые революционеры, поддерживавшие контакты с "Колоколом" Герцена и Огарева.
    Консерватор во взглядах, Сомов не был жестким управленцем. Все отмечали его мягкость, добродушие, невоинственность даже к оппозиционерам, лояльность ценил прежде всего. Редко наказывал строго, стремясь не доводить дело до суда, не препятствовал инициативе земцев в подборе служащих. Может быть, поэтому тверское земство воспитало таких выдающихся представителей, как врач М.П. Литвинов, преподаватели П.П. Максимович и В.И. Покровский. Благоприятная обстановка позволяла притоку в Тверь ярких политических фигур: И.И. Петрункевича, А.И. Эртеля, В.В. Лесевича и других.
    Неудивительно, что незримое покровительство под маской невмешательства со стороны губернатора Сомова позволило тверскому земству лидировать в России по некоторым важнейшим для населения делам: организации книгопечатания, учительского дела, сыроварения, здравоохранения, благотворительности. Кстати, в знаменитой "Доброхотной копейке", благотворительном обществе, губернатор состоял более 20 лет, а 7 лет возглавлял его, делая взносы личными деньгами. Когда он стал уже сенатором, не пожалел 100 тысяч рублей на помощь бедным дворянам.
    Время Сомова было для губернии весьма благоприятным. Она развивалась успешно по всем направлениям, "революция" тут не делалась. Возможно, поэтому Афанасий Сомов неоднократно получал "высочайшее благоволение" из Петербурга, почет и уважение в самой Твери.
    Население Тверской губернии при Сомове подошло к уровню 1,8 млн. человек, повышалась грамотность, развивалась общая культура, активной была общественно-политическая деятельность.
    Чтобы понять ценность метода управления таких губернаторов, как Афанасий Сомов, сравним его с Павлом Ахлестышевым, сменившем Сомова в 1890 году. Он был совершенно другим и человеком, и управленцем. Крайний консерватор, неуживчивый и подозрительный к подчиненным начальник, он ценил превыше всего благонадежность и исполнительность. Получив назначение, Ахлестышев определил для себя два главных врага в Тверской губернии: земство и городское самоуправление, которое надо было, по его мнению, искоренить.
    Поэтому возникали постоянные конфликты с земцами, которые при Сомове поверили в свои силы и которых не так-то просто было нагнуть. Не прошло и пяти лет, как МВД получило письменное отношение тверского земства ко всему тому, что наделал Ахлестышев. В 1897 году он счел за благо покинуть пост губернатора.
    В историю тверского земства Афанасий Сомов вошел как один из самых "искренне любимых и уважаемых тверских губернаторов". В школе Максимовича даже учредили стипендию его имени.
    Уже пожилым человеком Афанасий Николаевич был переведен в Сенат. В 1892 году сенатор Сомов награжден орденом святого Александра Невского, в 1896 году ему присвоен чин действительного тайного советника - высший чин для гражданского лица. Умер Сомов в 1899 году, на переломе двух веков, показав хороший пример служения государству и обществу.


Борис ЕРШОВ


Нынешней весной вышла в свет очередная книга старицкого писателя и краеведа Александра Шиткова "Где пустуют храмы, там пустуют и души". Примечательно, что новая книга издана и отпечатана в Москве столичным литературным агентством "Прест", имеет солидный твердый переплет. Когда же начинаешь знакомиться с новым произведением Александра Владимировича, убеждаешься, что его труд вполне достин такого к себе отношения, поскольку он меняет многие сложившиеся стереотипы и претендует на исторические открытия всерос-сийского масштаба.
    Второе название книги - "Судьба старицкого Свято-Успенского монастыря", но фактически на этих 276 страницах рассказывается о том, как сам монастырь на протяжении веков влиял на судьбу всей Руси.
    На первых страницах Александр Шитков доказывает, что именно вокруг этого монастыря, основанного в 1110 году пришедшими из киевских пещер иноками Трифоном и Никандром, в дальнейшем возник город Старица. То, что Тверь соперничала с Москвой за великокняжеский престол, широко известный факт, но из книги "Где пустуют храмы..." следует, что в XVI веке оспаривала этот престол и Старица. Все шансы стать российским самодержцем были тогда у умного правителя и блестящего полководца князя Владимира Андреевича Старицкого, единственного потомка московского князя Ивана III. В это же самое время легитимность действительного правителя Роcсии Ивана IV (Грозного) подвергалась большим сомнениям, поскольку последний был фактически незаконнорожденным сыном невенчанных государя Василия III и Соломонии Сабуровой. В Андрее Старицком видели потенциального преемника шапки Мономаха, вокруг него объединялись все силы, оппозиционные Ивану Грозному. И царь Иван положил конец этому многолетнему соперничеству, пленив старицкого князя и его близких и заставив их всех выпить смертельный яд. Но именно при Иване Грозном возвысился старицкий священнослужитель и политик, первый русский патриарх Иов, которому суждено было пережить и Грозного, и Годунова, и царствовавшего между ними "слабоумного царя Федора Иоановича", о котором наши современники практически ничего не знают. Пересеклись пути первого российского патриарха и с Лжедмитрием. Попав в Чудов монастырь, Григорий Отрепьев быстро сделал себе карьеру, получив сан черного диакона. Здесь, у патриарха Иова, он занимался переписыванием книг и сочинением канонов. Однако уличенный в крамольных речах Григорий попал под следствие и бежал из Москвы в Польшу, вернувшись в смутное время в качестве царевича Дмитрия. Ограбленного и едва не растерзанного толпой патриарха Лжедмитрий тогда ссылает из Москвы в Старицу, в Свято-Успенский монастырь.
    А монастырю еще суждено было пережить многомесячную польскую осаду во времена Лжедмитрия II и приход ополченцев-освободителей под руководством Минина и Пожарского, которых старицкий архимандрит Дионисий благословил тогда на освобождение Москвы.
    Комментируя те или иные события из жизни монастыря, добывая ранее неизвестные исторические факты, историк Шитков переосмысливает историческую роль не только Ивана Грозного, но и реформатора-западника Петра Первого. Оказывается, царь Петр был близок к ликвидации православия в России, что ему настоятельно советовали сделать протестантские пасторы и раввины, коих он посещал во время своих путешествий по Европе.
    Конечно же, автор уделяет большое внимание и откровенным преследованиям веры в советское время, приведшим к ликвидации монастыря и появлению в окрестностях Старицы церковных кладов, не найденных и по сей день. Ну а современное возрождение монастырской жизни под началом настоятеля Гермогена проиллюстрировано автором солидной коллекцией фотографий.


Борис ГУРОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru