Архив номеров


"...в тои же день (26 августа 1399 года. - Прим. авт.) преставися благоверныи христолюбивыи Михаило сын Александров и внук Михаилов правнук великого князя Ярослава Ярославича. И бысть всех днии житиа его лет 66... А в гроб заутра в среду положен бысть в своея в граде Тфери в сборной церкви в святом Спасе. И много плача бе всему граду в тои день".
    Софийская первая летопись

    Летопись дает ему такую характеристику: "Сии же князь бяше был телом велик, бе бо крепок, и сановит, и смыслен, взор имея грозен и преудивлен лише человека, боголюбив, любя чин церковныи, пение церковное, и честь подавааше Божиим служителем священником, милостив зело убогим". Нечасто подобное описание личности князя можно встретить в источниках.
    В тверскую историю Михаил Александрович (1333-1399 гг.) вошел как воин. Сражаться ему пришлось с младых лет, и благодаря его энергии, чувству долга перед родным княжеством ему удалось сохранить его в качестве самостоятельного государственного образования в Северо-Восточной Руси.
    Отец Александр Михайлович оставил ему в удел Микулин. В 1365 году на Руси был мор, от чумы умерли многие родственники Михаила, поэтому в данной ситуации Михаил Александрович сумел сконцентрировать в своих руках власть и влияние на политику других удельных князей, посматривающих в сторону Москвы, которую администрация Дмитрия Ивановича опоясала каменной стеной с башнями в 1365-1366 годах. Давнишней политикой Москвы со времен Калиты являлось стремление к ликвидации независимых княжеств, как это произошло с Ростовом, Стародубом, Галичем. Тверь в глазах Дмитрия и его двора была постоянной занозой, в особенности из-за усиливающихся связей Твери и Литвы.
    В 1368 году, после смерти великого князя тверского Василия Михайловича, дяди Михаила Александровича, жившего по большей части не в Твери, а в Кашине, по "лествичному" праву, то есть по правилу старшинства, великим князем тверским стал Михаил Александрович из Микулина. Однако на Кашин претендовала и Москва, которая никак не хотела усиления соперника.
    Зимой 1368 года Москва отвоевала у Литвы Ржев. Пришла очередь, по мнению москвичей, наказать и Тверь. Князь Дмитрий совместно с митрополитом Алексием призвал Михаила в Москву на переговоры, дав клятву обеспечить ему безопасность, однако "сдумав на него совет зол". Поверив слову пастыря, а митрополит пользовался большим авторитетом, Михаил с боярами прибыл в Москву на переговоры, в которых Тверь не пошла на уступки. Потеряв терпение, москвичи по приказу Дмитрия всех тверитян, самого князя тоже - "изымали, а что были бояре около него, тех всех поимали и розно розвели", нарушив тем самым слово церковного пастыря. По-современному, гостей арестовали.
    Только убоясь приближающегося посольства из Орды во главе с Чарыком, Дмитрий нехотя отпустил тверитян - Орда не любила самоуправства, к тому же она заинтересована в сохранении противовеса сильной Москве, каковым была Тверь.
    Историки по-разному оценивают этот неприглядный факт биографии Алексия. Митрополит Платон пишет о нем с укоризной, называя вещи своими именами. Карамзин полагает, что Алексий уступил воле бояр Дмитрия, С.М. Соловьев вообще не распространяется об этом, а церковная литература этот факт вообще замалчивает. "Вероятно, просто дело нужно объяснять в том смысле, что и на солнце бывают пятна", - пишет известный историк церкви А.В. Карташев.
    Можно себе представить гнев оскорбленного гордого тверского князя, на свободу которого покусился равный ему по положению князь московский. А потому "...положи то в измену и про то имеаше размирие к князю к великому, паче же на митрополита жаловашеся, к нему же веру имел паче всех". С этого года в XIV веке началась семилетняя война Твери с Москвой.
    Постоянным союзником в борьбе Михаила с Дмитрием стал Ольгерд, великий князь литовский, женатый на сестре Михаила Ульяне. Несколько раз союзники подходили к Москве, но взять ее, защищенную каменной стеной, не смогли. Много сил и денег затратили оба соперника в Орде, чтобы заполучить ярлык на великое княжение Владимирское. Борьба шла временами на равных, чаша весов колебалась в пользу той или иной стороны только в случае поддержки Сарая. Характерен поступок Михаила в 1371 году: он отказался от помощи ордынского войска в борьбе за великое княжение, мысля одолеть Дмитрия своею силой. Л.В. Черепнин полагает, что отказ Михаила от ордынской помощи был продиктован тем, что он не хотел в очередной раз разорения русской земли, это подорвало бы авторитет князя на Руси. В очередной раз можно констатировать, что соображения морального порядка о проведении политики в тверском княжеском доме имели больший вес, нежели в московском.
    Однако не следует думать, что Михаил Александрович был мягок и добр. Это был сын своего века, а потому бывал и жесток, как, впрочем, все другие персонажи русской истории включая Александра Невского, Петра I и других. В 1372 году тверитяне осадили Торжок, воюя с новгородцами. Был конец мая. "Новгородцы и новоторжцы, похваляясь своей силой и мужеством, вооружась, выехали из города биться с великим князем Михаилом" (перевод В. Исакова). Они забыли, с кем имеют дело, - с профессионалами. Разгром был полный. Посад Торжка подожгли, а ветер разнес огонь по всему городу, который сгорел почти весь. Жителей побили, взяли в плен, имущество разграбили, увезли в Тверь. Долго еще Торжок помнил этот погром, но для тверитян это же был враждебный город!
    Однако неразрешенные противоречия должны были рано или поздно вылиться в решительную схватку. К 1375 году Москва оказалась крепче и в экономическом, и в военном, и в политическом отношениях, чем Тверь. Поводом для последней кампании послужило появление в Твери Ивана Вельяминова, сына последнего тысяцкого на Москве, должность которого Дмитрий незадолго упразднил, и купца-сурожанина Некомата "с послом с Ажихожею из Орды с бесерменскою лестию". Эти люди подробно рассказали о планах Москвы. Михаил сразу же послал их в Орду освидетельствовать об этом, а сам отправился в Литву за военной помощью.
    Но в этот раз Михаил не получил помощи ни из Литвы, ни из Орды, поэтому Тверь оказалась один на один практически со всей Северо-Восточной Русью, с войском князей, которых Дмитрий 5 августа 1375 года привел под стены Твери. 8 августа начался штурм, но тверитяне, обороняясь, разрушили осадные башни. Сам Михаил бился с врагом у Волжских ворот Кремля (на правом берегу Волги, против нынешнего памятника Афанасию Никитину. - Прим. авт.). На тьмацкой стороне Кремля сражение достигло такого накала, что был убит московский боярин Семен Добрынский. Бои шли и вне города: "Много людий биша с городка нового Даниловского", расположенного в 10 верстах к западу. Осада длилась месяц. И только когда в подмогу Дмитрию пришли подкрепления из Новгорода и Смоленска, Михаил решил идти на мировую. 3 сентября осада была снята, Михаил вынужден был подписать мир, согласно которому он признавал себя "молодшим" братом московского князя, согласившись на независимость от Твери города Кашина.
    В 1380 году на Куликовом поле, на западном берегу Дона, объединенное войско русских князей под руководством Дмитрия разбило ордынцев темника Мамая, предотвратив тем самым разгром Руси, подобный нашествиям Бату, Неврюя или Дюденя. Участвовали ли в битве тверитяне? Формально, по договору, "молодший" брат Михаил обязан был помочь войсками Дмитрию. Источники об этом свидетельствуют по-разному: Никоновская летопись говорит об участии в битве войска племянника Михаила Ивана Холмского, а также Василия Кашинского. Историки А. Пресняков, А. Экземплярский отрицают этот факт, считая сведения летописи более поздней припиской. М. Тихомиров уверен в участии лишь кашинской дружины, поскольку Кашин фактически с 1375 года был для Москвы вассальным удельным княжеством. В глазах современников, можно полагать, сражение с Мамаем было рядовым событием среди других, часто происходящих сражений многих князей с другими многими противниками, поэтому жертвовать своей силой во имя интересов векового противника Михаилу не было никакого интереса. Общерусского интереса у князей в те времена не существовало вообще.
    Характерно не это. В 1382 году хан Тохтамыш внезапно подошел к Москве и обманом взял город. Открыли ворота сами горожане, поверив ложным обещаниям хана. Дмитрий в это время собирал войска на окраинах своего княжества, митрополит Киприан убежал в Тверь, не без оснований считая, что это самое безопасное место. Разграбив Москву, Переяславль и окрестности, Тохтамыш ушел. И вот тут для Михаила наступил, как казалось, самый благоприятный момент для броска на разгромленный, брошенный князем город, защитить который было некому.
    Однако тверской лев не прыгнул, не ударил в спину. Может быть, сказались увещевания Киприана с прибывшим в Тверь и обладавшим общерусской известностью Сергием Радонежским, поборником мира между князьями. Может быть, сыграли свою роль другие факторы морального плана - никто в точности не знает, почему Михаил Тверской, как и его дед Михаил Ярославич, не воспользовался коварными методами завоевания верховной на Руси власти.
    Дмитрий Донской умер в 1389 году. Его сын Василий предпринял попытки смягчить противоречия с Тверью, на что Михаил, как разумный государственный муж, пошел с охотой, занимаясь при этом делами княжества. Летом 1390 года укрепляется Старица (новый городок из летописи). В 1394 году в Твери обновлена крепостная стена. Одновременно Михаил закрепил мирные отношения с Москвой, женив сына Федора на дочери московского боярина Федора Кошки, постоянно осуществлял контакты с новым великим князем Литвы Витовтом. Тверь крепла и экономически, и политически; договор 1375 года фактически потерял свою силу. Грамота 1396 года между князьями именовала Михаила уже "братом", то есть Москва признала де-юре равенство Твери.
    С 1375 года княжение Михаила Александровича стало благоприятным для культуры Твери. Исследователь Г. Попов доказал, что культурные связи Твери во времена княжения Михаила Александровича осуществились с Византией, чему свидетельством пребывание монахов с Афона в городке Любовен (Люблин) в устье Тьмаки.
    
    Михаил Александрович умер 26 августа 1399 года. Перед смертью, тяжелобольной, он посетил храм Спаса, выстроенный при его великом деде, поклонился гробам деда и отца, потом подошел к одному из столпов церкви, по правую сторону, с изображениями Авраама, Исаака и Иакова и завещал похоронить себя возле него.
    27 августа состоялись похороны при большом стечении народа.
    
    Прошли 670 лет. Взорван храм Спаса. Подорвана память о великих мужах тверских, прах которых, возможно, еще отыщут археологи на Соборной площади. И тогда далекие потомки, может быть, окажут большее внимание тем, кто в жестокие времена более всего думал об Отечестве, справедливости и правде. Как сказано про Михаила Александровича: "...паче же всего любяше суд прав, не на лица судити, боярам не потакаша".


Борис ЕРШОВ
    Рисунки Валерия КУРОЧКИНА

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru