Архив номеров


Продолжающиеся теракты чеченских боевиков, сопровождающиеся массовой гибелью мирных жителей, неспособность российских специальных и силовых служб ликвидировать очаг терроризма наводят на мрачные раздумья: и у нас возможно нечто подобное...
    С некоторых пор в горах и на конспиративных квартирах нижней Чечни боевики заприметили среди командиров новое лицо. Толком никто не знал, кто он и откуда, лишь немногие слышали его прозвище Счастливчик, наверное, от постоянно приклеенной к его бородатому лицу приветливой улыбки. В говоре незнакомца можно было, если внимательно прислушаться, различить еле заметный нечеченский акцент. К какой национальности незнакомец принадлежит, неизвестно, много их побывало в отрядах полевых командиров и далеко не каждый из них старался распространять про себя подробности. Пришелец свободно говорил по-русски, по-чеченски, как-то раз слышал его краткий разговор по мобильнику на английском.
    Очень немногие знали, что это был араб, возможно, из Саудовской Аравии, потомок древнего рода, по имени Абу Али ибн Хорейша, давший обет до победного конца сражаться с неверными во имя Аллаха.
    Ничем особенным пришелец не занимался. Только самые наблюдательные обратили внимание, как Счастливчик незаметно, не спеша знакомился с парнями, внешний вид которых был почти европейским, а уж если встречался с боевиком, бывшим славянином, то его разговор с ним вообще невозможно было засечь человеку со средними наблюдательными данными. Впрочем, в любом случае каждый свои наблюдения держал внутри себя, и любопытство не поощрялось, делать выводы - тоже нежелательно.
    Где-то к маю-июню Счастливчика уже не видели. Куда и почему он исчез - никто не спрашивал. Как никто не спрашивал, куда делись десятка два-три боевиков с европейской внешностью. В конце марта по оперативным каналам ФСБ поступила неопределенная информация о готовящейся операции боевиков где-то в центре России.
    Ближе к 10 апреля до Центра дошли данные, что наши люди влились в один из отрядов и начали действовать. ОБ операции пока никаких подробностей не выяснили, зато сообщили о некоем Счастливчике, который где-то в горах с десятком боевиков занимается неизвестно чем, в его отряд никому доступ невозможен. К концу апреля удалось узнать, что группа Счастливчика спустилась с гор, ушла в сторону Ведено и исчезла. К началу мая в Центр пришла через армейскую разведку информация о гибели одного из наших засланных людей, а второй предел - кодовое название планируемой операции: что-то похожее на "Мост", или "Обрыв моста", или "Железный путь Аллаха". Какое из них истинно, какие - нет, или все это обыкновенная "деза", - источник уточнить не смог. Но с большой долей вероятности сообщил, что акция планируется недалеко от Москвы.
    В Центре заработал аналитический "мозговой" штурм. Подключились спецы по анализу информации из оперативных отделов по связям с другими службами - собственные знатоки повадок чеченских террористов. Что значит недалеко от Москвы? Каким глубинным смыслом обладают в данном случае слова "мост", "обрыв", "железный"?
    В середине дня 9 мая в забегаловке "Минутка", что на улице Трехсвятская в Твери, сидели два не слишком пожилых человека, взявшие два по сто пятьдесят "Столичной" и разговаривающие друг с другом по причине неожиданной встречи в этом уютном местечке в праздничный день. Через некоторое время к ним, извинившись, подсел опрятный, сравнительно молодой улыбчивый человек, тоже с пластмассовым стаканом, где буфетчицей была налита та же "Столичная". Старшие продолжали делиться воспоминаниями, оценками сегодняшней жизни и не обращали внимания на соседа. А зря. Он только делал вид, что, потягивая водочку, смотрел на входящих и выходящих посетителей "Минутки". На самом деле он внимательно слушал, ибо одним из разговорчивых старших был капитан одной из грузовых барж, что швартуются в гавани возле Перемерок, и эта баржа с ее капитаном очень и очень интересовали молодого улыбчивого человека. Уже не один день.
    Через пару дней в гавани этот молодой человек навестил бывшего соседа по столику, расположил Михалыча улыбками, затащил уже в "Погребок" на Советской, возле бани, и спросил: "А можно ли на барже завезти песок для строительства коттеджа невдалеке от Твери вверх по Волге". Получил ответ: "Отчего же нет, были бы деньги для команды, да и сам песок нагрузить в баржу тоже денег стоит". На что молодой человек ответил, что проблем с деньгами не будет, и поинтересовался, можно ли эту сделку осуществить 29 июня. Капитан был с юмором, читал Ильфа и Петрова и ответил: утром деньги - вечером стулья, то бишь баржа с песком. Молодой человек, назвавшийся Аликом, попросил разрешения несколько раз посетить баржу, чтобы осмотреть товар, да и саму посудину, если ее придется разгружать автокранами с берега. Проблем нет, получил ответ.
    
    А в Центре до середины июня шла лихорадочная разработка версий возможного теракта. Вдруг к 26 июня получили информацию: объект - "мост у Москвы над рекой". Мгновенно сузился круг мостов: все внимание сконцентрировано было на мосты через канал Москва - Волга в черте столицы. Через пару дней источник выдал совершенно другую неожиданную новость: акция планируется в связи с празднованием 300-летия Санкт-Петербурга и будет уничтожен мост через Волгу. И все. Больше никаких подробностей. Уточненная информация источника помогла понять замысел. Через Волгу у Москвы был только один стратегический мост - в Твери. И это должен быть железнодорожный мост, так как на празднование в Питер много народу должно отправиться только поездами. Переговорив с Тверским управлением ФСБ, в Москве угадали и вероятную дату проведения операции - День города, когда люди ничего такого плохого не ожидают. Это 29 июня, а времени - в обрез. Но каким способом они намерены уничтожить мост? Он хорошо охраняем, подходов к нему с взрывчаткой практически нет. Проверка аэропорта в Змеево на случай захвата старенького биплана, на всякий случай Мигалова, судов в Гавани, грузовых автомобилей в Твери и окрестностях не дала: чисто, ничего подозрительного. Аналитики терялись в догадках. На всякий случай приказали находиться в готовности паре боевых вертолетов в Торжке, перегнали еще два в Мигалово, выставили скрытную дополнительную охрану вокруг моста, отрядам Спецназа и ОМОНа приказали быть тоже в готовности, из Москвы прибыли ребята из "Альфы".
    Часам к 10-ти вечера вся Тверь высыпала на набережную между мостами поглазеть на фейерверк. К 11 часам все закончилось, люди стали расходиться по домам, праздник Дня города закончился...
    В 10 часов вечера на барже с песком в гавани появился Алик. По договоренности с Михалычем он решил именно вечером везти строительный песок за Тверь вверх по Волге. Капитан об этом имел договоренность с начальством порта - деньги сработали. А чтобы капитан ничего не подпортил, Алик вместе с поднявшимся в рубку "грузчиком" задушил капитана, для верности сломав ему шею.
    Остальных двух матросов убрать было не сложно, присыпав их в песке в одном из отсеков. В 22.30 баржа, включив двигатель, отошла на середину Волги, развернулась и пошла в сторону Твери. Прошли Новую Константиновку, Восточный мост - все было тихо. Огни большого города освещали Волгу, путь был четко виден. Прошли Новый мост, Старый мост...
    Первым, кто почуял неладное, был старший лейтенант из Управления ФСБ Николай Тимашев - ему странным показалось ночное движение баржи в праздничный день. Мобильника у него не было, и пока он со Старого моста бежал к автомату, пока звонил дежурному в здание на набережной, пока путано объяснял ничему не верящему дежурному, баржа уже ушла за поворот реки возле заставы. Но все же это был сигнал, охранные группы насторожились и попытались связаться с капитаном баржи. Спецназ оказался предусмотрительней всех - на двух надувных лодках несколько ребят погребли к посудине. До моста оставалось метров двести. Наконец достигли баржи, двое побежали к рубке, остальные рассредоточились по поверхности в поисках входа внутрь. Вдруг из рубки раздался выстрел, наш парень изогнулся и упал в воду, второй очередью хлестнул по рубке. В ответ раздался снова выстрел. А баржа шла себе неотвратимо, медленно, верно. Поняв, что дело неладно, с берега борт стали обстреливать гранатами.
    Как только нос баржи оказался под пролетами моста, еще живой смертник в рубке замкнул провода. Окрестности Твери потряс громовой колоссальный взрыв, в небо взметнулось облако песка, остатки баржи и то, что осталось от ферм моста.
    Этого не должно быть! Но это может случиться. Поэтому спросим еще раз: готовы ли мы к этой войне?
    P.S. Все имена и фамилии
    вымышленные.


О несостоявшемся теракте в несостоявшийся День города фантазировал Борис ЕРШОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru