Архив номеров


Старых солдат, участников реальных боев в Великой Отечественной войне, среди нас осталось очень и очень мало. Но всегда надо помнить, что это они делали историю, они на своих плечах вынесли тяжесть военной и послевоенной поры.
    
    ВО ВРЕМЯ незнаменитой финской войны 1939-1940 годов на карельском перешейке штурмовала линию Маннергейма 7-я армия сначала под командованием В.Ф. Яковлева, затем К.А. Мерецкова. В одной из ее частей воевал связист Василий Соколов из деревни Озерецкое из тогдашнего Толмачевского, затем Новокарельского района. Родился он в 1917 году, в армию взяли, как положено, в 18 лет, окончил полковую школу связистов, получил звание сержанта и стал кадровым военным.
    Бои с финнами возобновились в 1941 году, когда Финляндия в союзе с Германией воевала против СССР. К августу 7-я армия удерживала позиции между Онежским и Ладожским озерами, а к осени она, отступив, удерживала фронт по реке Свирь, периодически пытаясь улучшить положение, однако без успехов.
    В 126-м батальоне связи 71-й дивизии 7-й армии воевал и сержант Василий Соколов. В одном из боев на берегу Свири, где были финские позиции, его ранило в спину и вырвало часть руки. Чтобы уйти после боя к своим, надо было переплыть норовистую Свирь, но с одной рукой дело это было безнадежным. Вот такого малоподвижного и взяли его финские солдаты в плен. Стоял ноябрь 1941 года.
    "Относились к нам хорошо, - вспоминает Василий Егорович, - не было издевательств, о которых много говорилось и писалось, когда речь шла о немецком плене. Попал я в хозяйство Элли Кавколахти в селе Соткуме, в районе города Вяртсиля. Ее муж воевал против нас, она вела хозяйство, я у нее работал. В соседних хозяйствах тоже были наши пленные, по одному-два человека. Работа была для нас обычной крестьянской, что и дома выполняли: косьба, заготовка дров, уход за скотиной и прочее. Хозяева были моложе меня, может быть, они помнят это".
    Нет, бежать и он, и другие не пытались, "безнадежное это мероприятие", если учесть, что рука у Соколова была малоподвижной, а финны за пленными присматривали зорко.
    В сентябре 1944 года наши дожали-таки финнов, подошли к Вяртсиля, война для Финляндии закончилась. Пленных собрали в местных комендатурах, погрузили в поезд и отправили в СССР. Но домой не пустили, на границе все прошли проверку, как это и было тогда принято. Нет, в сталинский лагерь Соколов не попал, но и домой снова не разрешили ехать: отправили его в Люберцы под Москвой на военный завод лить снаряды. "Работал экспедитором в 9-м цехе", - вспоминает Василий Егорович. Закончилась война, ну, думал, отпустят домой, ан, нет: его перевели в Икшанскую детскую колонию (под Москвой, по Савеловской железной дороге), там был воспитателем и одновременно рабочим. И только в 1946 году таким, как Соколов, объявили окончательную амнистию, выдали паспорта, признали нормальными гражданами.
    "И я приехал в свое Озерецкое, а деревня практически исчезла. Встретил Евдокию Алексеевну, учительницу начальных классов, растившую дочку без мужа, поженились, купили дом в деревне Бабье (возле Микшина Лихославльского района. - Прим. авт.) и с тех пор живем тут", - рассказывает старый солдат.
    Стал Василий Егорович колхозником. Нарожала ему Евдокия Алексеевна одних сыновей: Василия (в 1948 г.), Виктора (в 1949 г.), Анатолия (в 1950 г.), Евгения (в 1952 г.) - каждый год по одному.
    Жизнь дважды больно била их: погибли Василий и Евгений, первый в Германии, когда там служил в спецвойсках, получил большую дозу облучения, а Евгений погиб под Ленинградом на стройке.
    В колхозе Соколов перестал работать в 1978 году - по возрасту, заслужив звание ветерана труда. Вдвоем вели свое хозяйство, держали корову, другую живность, но вот уже пошел третий год, как без коровы, - очень тяжело. Из живности в доме лишь два кота да куры, часть которых лиса украла, да один улей пчел.
    Спрашиваю, довольны ли прожитой жизнью. "А как же, - оба почти хором отвечают. - Пенсия хорошая, нам хватает, часто навещают сыновья, дочь, внуки (их четыре и уже есть один правнук). Только скажи - привезут в деревню чего хочешь", - удивляются супруги, помнящие и бедные довоенные годы, и послевоенные, когда "заготовки убивали людей, дыхнуть было невозможно, а в магазинах пусто".
    "Жить очень даже можно, только не ленись!" - вот их оценка. Удивляются появлению пьющих бездельников, мужиков, отлынивающих от работы, воров. Кстати, о ворах. Задумали как-то супруги Соколовы начать копить деньги на старость (а старыми они себя, кажется, до сих пор не считают). Частенько выручали просивших в долг, деньги держали в доме. Однажды, когда хозяин куда-то отлучился, а Евдокия Алексеевна возилась в огороде, не заперев дом, кто-то эти деньги унес. Кто-то из своих, деревенских, хотя доказательств у них нет. "Кто своровал - тому эти деньги не на пользу", - уверены Соколовы.
    Не преминули они немного съязвить в адрес начальства: зачем их деревню Бабье переименовали в Широкое? Кому не понравилось старинное название? А ведь обставили дело так, словно это народ предложил.
    Дорогие вы наши старики, живите долго и счастливо, вы заслужили это всей своей нелегкой жизнью.


Борис ЕРШОВ
    Фото из архива семьи Соколовых


Белгородское поле... Здесь, на просторах Среднерусской возвышенности, был сломан хребет фашистской танковой армаде, проложена дорога к великой Победе. Здесь ветеран 1-й Гвардейской краснознаменной танковой армии сержант Дмитрий Никифорович Козовков шестьдесят лет назад получил свою первую награду - медаль "За боевые заслуги".
    
    ЛИШЬ в 1993-м ему довелось побывать в местах боевых боев под Прохоровкой. Здесь произошла неожиданная встреча с сержантом-танкистом Павлом Нечаевым, который сегодня проживает в Ростовской области в городе Азове и с которым по сей день переписывается бывший зенитчик.
    Именно здесь, на юге Курского выступа, шли самые напряженные бои, здесь наносился немцами главный удар. В районе высоты 254,5 севернее поселка Яковлево они достигли высшего накала 7 июля.
    На этой высоте сохранился блиндаж, ходы сообщения, стоит и 76-миллиметровая пушка ЗиС-3, расчетом которой командовал сержант П.Д. Азаров, ставший кавалером ордена Славы трех степеней. Такая же пушка установлена в орудийном окопе на южном склоне высоты воинам-артиллеристам, к когорте которых принадлежал Козовков. Им крепко пришлось поработать, уничтожая бронетанковую технику противника.
    - О чем в те минуты думалось? - спросил я Дмитрия Никифоровича.
    - Думалось, как все-таки удалось уцелеть в этой вакханалии огня, металла, человеческой ненависти? Ведь гибли целыми ротами и батальонами.
    Дмитрий Никифорович с детства познал нелегкий крестьянский труд. Жилось нелегко. Потому-то не довелось Дмитрию окончить среднюю школу. Десятилетку пришлось "добивать" уже после войны в вечерней школе. Зарабатывать на жизнь начал перед войной - вначале учеником слесаря в Дубне, а затем рабочим эвакогоспиталя в Карачарове. Отсюда восемнадцатилетним пареньком с полусотней своих конаковских сверстников и был призван в действующую армию.
    Порохом была опалена юность. Начало октября 1941 года - тревожные, опасные дни на дальних подступах к Москве. Именно тогда под столицей состоялось формирование 1-й Гвардейской краснознаменной танковой армии и 4-й Гвардейской краснознаменной зенитно-артиллерийской дивизии, которая входила в состав армии, надежно защищая ее соединения от налетов вражеских самолетов, а также помогая танкистам в уничтожении вражеских танков и другой техники.
    Служба в зенитчиках, в которые попал Дмитрий Козовков, во многом отличалась от полевой артиллерии. Последняя, как правило, укрывалась в окопах и рвах. У зенитчика же единственная его броня - каска. С ней он оберегает небо, а в случае нужды стволы пушек поворачивают горизонтально, а танки противника узнают силу бойцов-зенитчиков.
    На всю жизнь запечатлелись в памяти Козовкова июльские дни, дни Курской битвы. Знойная, пышущая смрадным жаром земля. Грохот гусениц сотен танков и самоходок, фонтаны вздыбленной снарядами и бомбами земли. Здесь зенитным расчетом был сбит первый "Юнкерс", а гвардеец Дмитрий Козовков удостоен своей первой награды. Следует заметить, что наградами в ту пору не баловали, а тем более рядовой и сержантский состав. Это попозже на его груди появился целый иконостас.
    Дмитрий Козовков участвовал в штурме. Городской бой - самый ближний. Фронт кругом. Почти каждый дом приходилось брать с боем. Жутко сопротивлялись "фаустники". Из-за них не раз срывались атаки штурмовых бригад. Танкам нельзя было идти в атаку без пехоты, а пехоте было трудно без танков. Непросто было обеспечить танковую атаку. Кто мог знать, из какого окна полетит фаустпатрон.
    Взят Берлин, но не победным 9 мая завершился ратный путь сержанта Козовкова, грудь которого к тому времени украшали ордена Славы, Отечественной войны, боевые медали. Лишь в 48-м вернулся он в родное село Дмитрова Гора. Трудоустройству на Конаковский молокозавод помог случай. За годы службы в армии поднаторел в технике сержант Козовков. И за рычаги танка мог сесть, и за баранку автомобиля. А тут случилось, что надо было доставить с завода в Тверь очередной груз, а заводской водитель заболел. Здесь-то и проявил свое умение Козовков. А потом поступило предложение остаться работать на сырзаводе. Одновременно получил в вечерней школе среднее образование, позже окончил курсы повышения квалификации, затем... Короче говоря, инициативного организатора "сосватали" стать директором. Это при нем на заводе выросло немало талантливых производственников-мастеров, инженеров. Сейчас - на пенсии. Возраст к восьмидесяти приближается. Часто доводится встречаться с этим человеком, о жизни беседовать.
    - Всякое было в жизни: и грязь месил, и смерти в глаза смотрел, и шишки в трудном деле набивал. Но не было так, чтобы уставал от дела, от работы, или безысходность посещала. Главное, на мой взгляд, в любом возрасте у человека должен присутствовать его парус юности, тогда в жизни будет полный порядок.


Геннадий ПАНКОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru