Архив номеров


"Нет, не смехом счастья день был начат,
    Не улыбкой друга у дверей -
    Этот день был начат слезным плачем,
    Смертным стоном жен и матерей"
    Виктор Тарбеев
    "22 июня 1941 года"
    

     ПОЭТ Виктор ТАРБЕЕВ (1906-1979) всю Великую Отечественную прошагал по дорогам войны. Сотрудником армейской газеты воевал на Западном фронте в 41-м, под Москвой, в Ржевской битве, в составе 29-й армии, затем в танковой 1-й армии на Северо-Западном, 1-м Украинском, 1-м Прибалтийском фронтах, дойдя с победой до Берлина.
    Для нас, тверских, ржевских, зубцовских, бельских, старицких, оленинских читателей, особенно дороги его стихи, записанные в блокнот на Калининском фронте в 1941-1943 годах. Они сочинялись не в теплом кабинете, а в окопах, на переходах, их диктовала боевая обстановка, они поэтому правдивы и честны. Поэт был ранен, тяжело контужен, вторую половину войны был нестроевым, в 1946 году после госпиталя признан инвалидом Великой Отечественной войны.
    22 июня 1941 года, в дни памяти, вспомним о наших дедах и отцах, встретивших врага в жестоких схватках. Читая стихи Виктора Тарбеева, участника тех далеких страшных боев, воздадим должное скромному мужеству и стойкости бойцов и командиров Красной Армии. Его стихи можно было прочесть лишь в подшивках "Ржевской правды", а теперь Ржевский книжный клуб сумел издать их в феврале 2003 года отдельной книгой, к сожалению, небольшим тиражом.


НЕПРОШЕННЫЕ ГОСТИ

Идут непрошенные гости
    В Россию взять богатый куш,
    Но от чужих поджарых туш
    В полях останутся лишь кости.
    ...За упокой пиратских душ
    Слезинки не прольется на погосте!
    Западный фронт,
    июль 1941 г.


РУЧОНКАМИ ВЦЕПИВШИСЬ, СЛОВНО В СТРАХЕ...

Ручонками вцепившись, словно в страхе,
    За праздничную материну юбку,
    Две доченьки мои - родные птахи -
    Стоят в сторонке с молодой голубкой.
    
    Они ревут, как будто на пожаре,
    Как будто пламенем пылает хата,
    Отца-бойца слезами провожая
    Туда, где дымом Родина объята.
    
    А я уже в вагоне эшелона,
    И между нами горестная зона
    Разлуки, боли, грохота и стона...
    Балезино - Киров, воинский эшелон,
    23 июня 1941 г.


ФРОНТ...

Фронт... Калининское направление.
    Но тишина - как будто нет войны.
    Страшнее нету этой тишины,
    Она взрывается в одно мгновение.
    
    Враг осторожен. И в засаде мы -
    Войска таятся в рощах, перелесках.
    Вдруг... пушки бьют,
    снаряды рвутся с треском,
    Надсадно содрогаются холмы.
    Тревожен предрассветный горизонт.
    Внезапный бой.
    Непримиримый фронт.
    Район Оленино,
    октябрь 1941 г.


НЕТ СКРОМНЕЕ РУССКОГО СОЛДАТА

Нет скромнее русского солдата,
    Нашего бойца-фронтовика!
    Эта скромность буднична и свята,
    Витязю сопутствуют века.
    
    Спит солдат в землянке на соломе,
    Ко всему всегда готов, как штык...
    Русский воин в скромности огромен,
    В простоте прекрасен и велик!
    Калининский фронт,
    декабрь 1941 г.


РЖЕВ ГОРИТ
    
(В ОТРЫВКАХ)

Тринадцатый месяц, как сердце болит -
    Врачует окопника гнев,
    Тринадцатый месяц, как город горит,
    Пылает страдающий Ржев.
    
    Тринадцатый месяц!.. Второй уже год
    Бушует над Волгой пожар.
    До наших позиций - гвардейских высот -
    Доносится пламени жар.
    
    Остался от города только скелет -
    Мертвецкие кости страшны.
    Театр и больница, райком, горсовет
    Разрушены и сожжены.
    
    Чему там гореть? Во дворах и садах
    Ни пня, ни кола, ни бревна.
    Пылают пески на речных берегах
    И... в сумрачной Волге волна.
    
    Лишь ратное мужество город спасет,
    Развеет фашистскую вонь...
    Скорей же пойдем в наступленье, вперед,
    Огнем уничтожим огонь!
    Под Ржевом,
    ноябрь 1942 г.


ВЕЛИКОЕ БОРОДИНО
    
(В ОТРЫВКАХ)

Сравнения!.. Из множества сравнений
    Бойцам приходит в голову одно:
    Невиданное Ржевское сражение -
    Ты современное Бородино!
    
    Пятьсот ночей - бессонных, дымных, тусклых,
    Пятьсот войною раскаленных дней
    Советский город, город древнерусский
    Горит в огне!
    
    Бородино!.. Лишь над одним селеньем
    Стояла бонапартовская тень.
    А нынче темной гитлеровской тенью
    Покрыты сотни ржевских деревень.
    
    В сырых полях, на боевом плацдарме
    Сошлись две силы - вечный свет и мрак.
    Десятков корпусов, бригад и армий
    Штыки скрестили в ярости атак.
    
    Идут гвардейцы в ураган ревущий,
    В большой грозе от пыли порыжев,
    Чтоб снова градом светлым и цветущим
    Стал фронтовой многострадальный Ржев.
    
    Бородино!.. Пылало над Колочей
    Сраженье жарче доменных печей.
    Три знойных дня и три горячих ночи,
    А здесь уже полтысячи ночей.
    
    Пятьсот ночей - бессонных, дымных, тусклых.
    Пятьсот войною раскаленных дней
    Старинный город, город славы русской
    Горит в огне.
    
    Историей не будет позабыто
    Все, что героями совершено.
    О, Ржевская неслыханная битва -
    Войны великое Бородино!
    Действующая армия,
    январь 1943 г.


Подготовил Борис ЕРШОВ


Монастырские горки, Предтеченский переулок, Бульварное кольцо, Архиерейская слободка, Мироносицкая улица. Боюсь, что ни нам, ни нашим детям не получать писем и газет по таким адресам. Нет, все эти улочки-переулочки существуют, но им сейчас насильно присвоены другие имена - как вождей мирового коммунистического движения, так и борцов за власть советов в Твери и Тверской губернии. Чаще всего запятнавших себя кровью, непосредственно или косвенно связанных с насилием и террором.
    Кто-то из "борцов за всемирный октябрь" пал в борьбе с собственным народом, кого-то поставили к стенке или стерли в лагерную пыль товарищи по партии, ну а кто-то дожил до глубокой старости. О них, ветеранах "ленинской гвардии", мы сегодня и поговорим.
    
    СВОЮ ЭКСКУРСИЮ по городу мы начнем с улицы, носящей имя Александры Васильевны Артюхиной, урожденной Афанасенковой. О ней журналистами и краеведами написано немало: как же, наша землячка была членом ЦК ВКП(б), редактором журнала "Работница", членом Центральной контрольной комиссии и ЦИК СССР. А как душевно описывалась деятельность Александры Васильевны на различных постах в родном Вышневолоцком уезде и губкоме партии!
    Но нигде ни слова не найдете вы о том, как вела себя Артюхина на XVI съезде ВКП(б). И не только потому, что сейчас трудно найти стенограмму съезда, получившего официальное наименование "Съезд развернутого наступления по всему фронту", - на нем последний раз выступали те, кого буквально через несколько лет объявили врагами народа.
    1930 год. Уже раздавлен НЭП и изгнан из страны Троцкий, уже крестьян насильно загоняют в колхозы, а объявленных кулаками везут эшелонами в тундру и тайгу, уже мы начали свою жизнь измерять пятилетками. Но у страны еще оставался шанс, последний шанс уберечься от ГУЛАГа, избежать всесоюзного скрипа кирзовых сапог по ночным лестницам подъездов. Нужно было лишь одно: сказать "нет" на съезде Сталину и его приспешникам. Александра Васильевна сделала свой выбор.
    Понимаю, что трудно не зааплодировать, когда рядом с тобой хлопают в ладоши, посматривая на тебя, очень ответственные товарищи. Но кто тянул за язык тех, кто своими оскорбительными репликами заглушал выступление наркома труда, а до того - секретаря МГК ВКП(б) Угланова, диким шумом и улюлюканьем затыкал рот Рыкову, после смерти Ленина возглавившему Совнарком, и Догадову, чья вина заключалась лишь в том, что он выступил против введения Кагановича в состав высшего профсоюзного органа. Среди орущих и улюлюкающих оказалась и Артюхина. Александра Васильевна сделала свой выбор.
    Сейчас известно, как униженно каялись в своих "ошибках" лидеры "правой оппозиции". Но Артюхиной ли, с ее тремя классами образования, выражать сомнение в искренности покаяния Михаила Томского, председателя ВЦСПС, ей ли, вряд ли знающей значение слов "брандлерианцы" и "ортодоксальность", громогласно из президиума обвинявшей Михаила Павловича в том, что "грехов" у него значительно больше, чем отметил один из выступающих, - как раз в тот момент, когда Томский пытался перевести свое выступление в сугубо теоретическую плоскость.
    Александра Васильевна сделала свой выбор. Точно такой же, как и большинство делегатов съезда. Томский же не поверил обещаниям Сталина простить раскаявшихся лидеров "правой оппозиции" - не дожидаясь ареста, он покончил самоубийством в 1936 году.
    Трусостью можно объяснить молчание. А какими чувствами руководствуется человек, включившийся в травлю? О чем думает он, видя на склоне своих лет последствия своих поступков? От Александры Васильевны мы этого не узнаем - ее нет. Есть улица на одной из городских окраин.


Михаил ДОМАШНЕВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru