Архив номеров


Облокотившись о дверной косяк, на лестничной площадке в луже крови сидел мертвый мужчина. Его неподвижные зрачки буравили обшарпанную подъездную стену, а скрещенные на груди руки впивались в рубашку цвета безлунной ночи. Что-то трогательно беззащитное было в этом жесте... Тихий и кроткий при жизни, Василий Маров покинул этот мир в 45 лет.


РЕСТОРАННЫЕ СПЛЕТНИ

- Вы видели, во что одета эта вульгарная девица?..
    - Такое платье стоит, наверное, не одну сотню долларов...
    - Я им меню приношу, а он так галантно чиркает зажигалкой, а эта мамзель так жеманно подкуривает длинную сигаретку...
    - Да прекратите вы все это! Заткнитесь, - Ирина громыхнула грязными тарелками в раковине, подставляя очередную порцию жирной посуды.
    - Даже не подумаем! Экая фифа нашлась. Хотим и обсуждаем. Я бы полжизни отдала, чтобы хоть ненадолго влезть в шкуру этих богатых стерв. А они бы передо мной пресмыкались, еду бы подносили, - вздыхала громкоголосая посудомойщица Люся.
    - А мужик-то вчера этот, пока его жирная спутница в туалет ходила, визитку мне свою оставил. Сказал: "Звони, недурно проведем время", - поправляя прическу, ухмылялась перед зеркалом вертлявая официантка Снежанна.
    - Наплевать бы им всем в еду, козлам этим. Совсем стыд потеряли, - ворчала уборщица тетя Зина, каждый раз неизбежно принимающая участие в пустой болтовне обслуживающего персонала.
    Только посудомойщица Ирина Соловьева никогда не поддерживала активное обсуждение посетителей ресторана. Она молча выполняла свою работу: с остервенением мыла горы тарелок, вилок, ножей, бокалов и мучительно завидовала этим красивым и не очень женщинам, которые в сопровождении богатых спутников заявлялись в их заведение.


БЕЗЫСХОДКА

Только дома Ирина давала волю слезам. Несложившуюся жизнь она глушила алкоголем, за что ее когда-то лишили родительских прав. Двое сыновей находились в приюте.
    А что ей еще оставалось делать? Чему и кому было радоваться? Неудачнику-мужу, который превратился в домашнее животное? Целыми днями он, давно забросив работу шофера, валялся на диване перед телевизором, вставая только для того, чтобы пойти на кухню поесть? Или престарелой маме, которая медленно сходила с ума - под видом таблеток могла глотать пуговицы от халата или же оставляла включенным газ, затапливала соседей и непрерывно брюзжала, мучаясь бессонницей? О ее ненаглядной дочурке, которая в погоне за красивой, богатой жизнью сделала аборт в 16 лет, и говорить было нечего! Она открыто презирала маму за ее дешевый вид и убогий взгляд на вещи. Прямо в лицо ядовито подмечала, что стесняется ее перед своими знакомыми. Материнское сердце сжималось от горькой обиды, но она не обращала внимания на колкости дочки. "Глупая ты у меня, Верунь, все поймешь потом, когда меня уже не будет. Только поздно будет".
    "Да пошла ты, идиотка старая", - огрызалась девочка, не реагируя на то, что мама каждый раз после этих слов уходит в ванную комнату, включает на всю мощность кран с водой и долго плачет.
    Это был какой-то замкнутый круг. Ирина ненавидела свою работу, с болью в сердце она смотрела на красные сальные руки, давно забывшие, что такое маникюр, и могла до поздней ночи просиживать на кухне в компании бутылки водки. Всю мужскую работу по дому она также взвалила на свои хрупкие плечи. Правда, иногда такое положение вещей доводило ее до белого каления. В приступе ярости Ирина кидалась на ленивого муженька с молотком. Жители соседних домов, стоя на балконах, не раз с любопытством наблюдали, как Ирина с ножом в руке гоняет по двору флегматичного супруга. Кого-то это откровенно забавляло: "Зачем она это делает? Столько лет терпит его поведение! С ее-то всепрощающей душой. И так ясно, что никого она никогда не убьет. Позорится только!" А кому-то было очень жаль эту женщину со следами былой красоты на лице. Черты Ирины вдохновляли вольного художника Василия Марова. Ночами он рисовал своих незнакомок, в облике которых можно было узнать посудомойщицу Соловьеву.


СТРАННОВАТЫЙ МАЭСТРО

Окружающие считали Марова чудаком. На улице он всегда здоровался быстрым кивком головы, круглый год ходил в зеленом берете с кисточкой. И разговаривал чуть ли не шепотом, загадочно наклонив голову набок. Как только художник оказывался у себя дома, он включал проигрыватель и лихо подпевал исполнителям советских шлягеров. Василий никогда не был женат, заводить детей вне брака он считал аморальным. Вот так и жил: в окружении своих картин, которые у него покупали коммерсанты, и в мечтах о прекрасной даме.
    Спустя какое-то время Маров достаточно осмелел: с букетом цветов он караулил, как мальчишка, Ирину Соловьеву возле ее квартиры. Существование мужа не смущало творческую натуру. О благоверном лежебоке были в курсе все... Так что опасаться, что он выйдет за пределы квартиры, не стоило. Женщина с удовольствием принимала робкие ухаживания далеко не юного кавалера. Это было для нее в новинку. А когда Василий сводил ее в ресторан, что в центре Твери, сердце Соловьевой оттаяло окончательно. Она, ни на секунду не задумываясь, переехала в дом напротив. Без зазрения совести Ирина оставила свою семью: полоумную старушку-мать, вертихвостку дочку и живущего на диване муженька. Соседи ради приличия немного возмутились таким скандальным поступком, но потом, конечно, смягчились. "Пусть поживет для себя", - был всеобщий негласный вердикт. "Сколько они ей кровушки попили, - шептала на каждом этаже старшая по дому. - Пусть с маляром этим отдохнет. А то, сколько можно: то ревет, как белуга, то с горя к рюмке прикладывается".


ДВА В ОДНОМ

Весь двор с живейшим интересом наблюдал за ходом вспыхнувшей страсти таких разных людей. Недаром говорят, противоположности притягиваются. Ирина, естественно, ушла из ресторана. Тонкая организация души Василия не хотела мириться с чересчур приземленной деятельностью музы. Теперь все свободное время Соловьева посвящала своему возлюбленному: изредка она позировала, разгребала мусор, складывала старые холсты, вытирала разлившуюся краску. Делать качественную уборку с мытьем полов ей категорически воспрещалось. Художник холил и лелеял Ирину: сам подбирал ей одежду, делал макияж, укладывал волосы. В общем, был стилистом и визажистом в одном лице. Кухонными делами также заведовал он сам.
    Спустя неделю, после совместного житья-бытья, в дом к любящим сердцам пришла дочурка Соловьевой Верочка.


ЛОЛИТА

- Мам, нам с отцом деньги нужны, - деловито сообщила Верочка, едва переступив порог квартиры. - Ты ушла от нас, любовь у тебя...
    - Сколько вам нужно, милая барышня? - участливо поинтересовался Василий, во все глаза разглядывая смазливую девчушку с точеной фигурой.
    - Ну, не знаю, - растягивая слова, протянула блондинка.
    Маров быстренько отсчитал пару зеленых купюр, вложил их в нагрудный кармашек красотки и взволнованно прошептал:
    - Повернитесь боком! Ах, какой у вас замечательный профиль, какой жгучий взор. Мне непременно нужно написать ваш портрет...
    А белокурая бестия, прихватив деньги, упорхнула восвояси.
    С тех пор все разговоры Василия были о прелестной девице. Его нынешняя сожительница казалась художнику бесцветной, стареющей особой, а все эти прибамбасы с макияжем и прической только усугубляли ее вялую внешность.


ХУДОЖНИК, ЧТО РИСУЕТ ДОЧЬ

Как-то раз Соловьева, вернувшись из магазина, куда она ходила за красками, обнаружила свою дочурку и любимого вместе. Едва Ирина открыла дверь, как они отпрянули друг от друга. Женщина сделала вид, что ничего не произошло. Потом Верочка стала появляться в доме художника все чаще и чаще. Василий после ее ухода со скучающим видом взирал на обожаемую когда-то Ирину и заводил разговоры о несовместимости творческих натур с грубыми материалистами. Соловьева украдкой вытирала слезы и старалась не действовать маэстро на нервы.
    Однажды бывшие сослуживицы пригласили Соловьеву отметить день рождения официантки Снежанны. Ирина решила сходить, рассказать о своей новой жизни...
    Вернулась она часов в десять вечера. Открыла дверь и обезумела. Дочка Верочка, раскрасневшаяся, с блестящими глазами, позировала Марову... обнаженная. При появлении Ирины никто из них даже не смутился. Скорее, наоборот. Выйдя в коридор к Соловьевой, художник нагло заявил:
    - Знаешь что, дорогая моя, мы с Верочкой решили пожить вместе... Старая ты для меня, ноешь постоянно. Лучше вернись к мужу, а то он совсем там одичал.
    Такого унижения Ирина вынести не могла. Она пулей ринулась на кухню, схватила огромный тесак и побежала обратно к изменнику. Тот в этот момент открывал дверь. Он стоял спиной к Ирине и злобно бормотал:
    - Давай уже, уходи...
    Ирина что есть мочи всадила кухонный нож в спину художника и несколько раз прокрутила его по часовой стрелке. Дочка Верочка дико завизжала. А маэстро шагнул через порог и соскользнул по стене. Василий сидел и истекал кровью. О спасении души он даже не помышлял.
    - Так уходят все великие, - судорожно шептали его побелевшие губы.
    Когда приехала "скорая", Маров был мертв. Ирина Соловьева написала явку с повинной. Ее приговорили к 6 годам лишения свободы.
    А дочка Верочка забрала все картины Марова к себе домой. На вечную память...


Алена ДЕМИНА,
    при содействии прокуратуры Московского района

P.S. Все имена и фамилии изменены.



КОНАКОВО - КРИМИНАЛЬНАЯ СТОЛИЦА ОБЛАСТИ?

С начала 2003 года в Конакове и районе произошло уже 16 умышленных убийств. Но два последних по-настоящему потрясли горожан. В канун майских праздников в своей квартире спящей была зарезана женщина и тяжело ранен ее племянник, который занимался перепродажей автомобилей. Пропала крупная сумма денег. Убийца, скажем так, был вхож в дом и знал, на что и за чем шел. Ищут его до сих пор.
    А в ночь с 7 на 8 мая киллер пятью выстрелами в упор застрелил известного в городе предпринимателя, в недалеком прошлом - начальника отдела по борьбе с организованной преступностью Леонида Никитина. Имя этого человека было на слуху еще пять лет тому назад, когда по каналу НТВ, в программе "Чистосердечное признание", майор Никитин обвинялся в применении к подследственным пыток и в других серьезных грехах. Тогда дело так ничем и не закончилось.
    Похороны предпринимателя запомнились конаковцам размахом и многолюдностью: на час было перекрыто движение по одной из центральных улиц города - проспекту Ленина.
    Следствие разрабатывает несколько версий убийства, связанных с профессиональной деятельностью Никитина как в прошлом, так и в настоящем. Заказные убийства последних лет, совершенные в городе и районе, находятся в производстве в областной прокуратуре и до сих пор остаются нераскрытыми.


ГОРЕ-ВОИН

На днях в приемном отделении областной клинической больницы странным образом отличился один из пациентов Дмитрий Т. Как бывший воин-интернационалист юноша проходил лечение в данном учреждении. То ли его перелечили, то ли еще что-то, но товарищ похитил у гражданки Татьяны Б., также проходившей лечение в ОКБ, сотовый телефон "Алкатель-310". Ущерб составил 5000 рублей.
    По факту данного преступления было возбуждено уголовное дело. А как же иначе? Теперь проводится тщательная проверка.


ПРОИСКИ ХАКЕРОВ

В Пролетарском районе Твери сотрудники милиции выявили факт несанкционированного подключения и копирования информации с домашнего персонального компьютера. Владелец ПК - Дмитрий Л., проживающий на улице Спартака, крайне возмущен таким поворотом событий. Как всегда, возбудили уголовное дело.


Алена ДЕМИНА,
    Максим МАЛАХОВ по материалам ОИ и ОС УВД Тверской области

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru