Архив номеров


(ЗАПИСКИ ОЧЕВИДЦА)

ЗАЧИНЩИКИ ВОЙНЫ

Началом последнего периода новейшей истории Твери, характеризующегося невиданным ожесточением, можно считать лето 2001 года, когда в Законодательном Собрании Тверской области произошла революция - сняли с председателей Вячеслава Миронова. Это ожесточение в конце концов привело к смерти одного из участников сражения - мэра Твери Александра Белоусова, в определенной степени, конечно, ибо смерть ни у кого не спрашивает, а приходит сама, и никому не известно, что побуждает ее выбирать срок.
    Журналисты нашей газеты недолюбливали Миронова. Он, может быть, хороший ректор политехнического института, но был никудышным председателем ЗС. В жизни - вполне нормальный человек, говорит зачастую дельные мысли, но как только начинаешь брать у него интервью - переходит на какой-то птичий язык. Все слова вроде на месте и звучат благозвучно, но начнешь записывать - получается пшик. Ни о чем. Это особая манера говорить досталась ему, вероятно, от советского прошлого. Тогда руководители в совершенстве владели техникой пустословия. От таких политиков мы уже отвыкли и не скрывали своего отношения к Миронову. Это, вероятно, и стало причиной того, что я оказался в самом эпицентре тех событий. Хотя тайных замыслов против Миронова, конечно, не вынашивал.
    О том, что план смещения Миронова существует, я узнал за несколько дней до случившегося. О нем обмолвился в разговоре, который происходил между нами в фойе заводоуправления мелькомбината, то ли Валерий Нехаев, то ли Дмитрий Ефременко. Валерия Нехаева вы, наверное, знаете. Это сейчас он заместитель главы города Твери. Тогда же он был безработный юрист, недавно выгнанный из судебной системы и в силу этого вынужденный кормиться у Потапова, генерального директора ОАО "Мелькомбинат", тогда еще не остывшего от выборной гонки, в которой он участвовал в качестве претендента на губернаторский престол, и примкнувшего к нему директора "АНТЭКа" Карпова. Дмитрий Ефременко почти никому не известен, но его можно отнести к разряду наиболее влиятельных людей губернии. В свое время он консультировал Николая Карпова и руководил аппаратом торговой компании "АНТЭК", а в последние несколько лет ту же роль выполняет при Сергее Потапове. Поверьте, если в области начинается какая-либо политическая заварушка, за нею наверняка стоит злой ум Дмитрия Марковича. Мои собеседники особо не скрывали информацию о готовящемся перевороте, вероятно, зная мое отношение к Миронову. К тому же в тот момент было многим известно о моем конфликте с недавно назначенным руководителем аппарата губернатора Юрием Даниловым, который отвечал за дела в ЗС. Хотя подробности заговора оставались неизвестными, за несколько дней до событий в газете "Караван" мы опубликовали слух примерно такого содержания: "...на следующем заседании депутаты ЗС устроят своему председателю серьезную взбучку". Смысл слуха многим стал понятен только через несколько дней.
    Похоже, план смещения с поста Миронова разрабатывался в аппарате генерального директора ОАО "Мелькомбинат". Самыми деятельными заговорщиками были, вероятно, хозяин торговой компании "АНТЭК" Николай Карпов, депутат ЗС Александр Сахаров, Валерий Нехаев, Дмитрий Ефременко, Надежда Климова (смутная общественная деятельница, посвятившая жизнь борьбе с Платовым), Любовь Никонова (сестра Климовой и жена Нехаева). Знал о плане во всех подробностях, наверное, и руководитель Контрольно-счетной палаты ЗС Валерий Федоров. Заговорщикам удалось уговорить депутатов от коммунистов, прежде всего, самого Зорькина. Повелся на уговоры и заместитель Миронова, генерал Александр Грибов, который, видимо, предположил, что именно он займет кресло своего начальника.
    Таким образом, в конце лета 2001 года план сработал - Миронова отстранили. То, что это ввергло Тверскую область почти на полгода в политический кризис, нанесло огромный урон авторитету области и как следствие ухудшило экономические показатели, да и уровень жизни населения, - никого не тревожило. Мне случилось наблюдать заговорщиков, которые наутро собрались в кабинете Валерия Федорова. Присутствовали Нехаев, Сахаров, Климова, Никонова, еще кто-то, уже не помню. Все возбужденные, с какими-то безумными, особенно у женщин, глазами. Сахаров и Нехаев очень бледные. У последнего заметная дрожь в руках.
    Пили чай с пряниками, все очень нервно смеялись. Я спросил: "Зачем вам все это (до переизбрания ЗС оставалось всего несколько месяцев)?" Они даже не поняли, о чем мой вопрос.


ДВА СЕРЫХ КАРДИНАЛА

Мое знакомство с руководителем аппарата губернатора Тверской области Юрием Даниловым началось с брани. Мы тогда напечатали несколько критических материалов о федеральном инспекторе по Тверской области Владиславе Косенко, в т.ч. результаты нашего журналистского расследования о его коммерческой деятельности. Заместитель Косенко Андрей Поспехов попросил меня как главного редактора "Каравана" прибыть в Москву, в аппарат представителя президента России по центральному федеральному округу Георгия Полтавченко, и поговорить с его заместителем Деникиным. Что, собственно, я и сделал.
    Говорили в основном о делах в Тверской области и о личности Владислава Косенко. Беседа была долгой и непростой. После этого вышло небольшое интервью в газете "Караван". В нем Деникин, в общем-то, положительно оценивал деятельность своего назначенца в Тверской области. А что, собственно, он публично мог говорить? Через несколько месяцев Владислав Косенко был снят с должности, и вместо него был прислан Юрий Цеберганов.
    Вот по поводу этого интервью и позвонил мне в первый раз Юрий Данилов. Он уже полгода был заместителем губернатора и курировал СМИ, но я его, честное слово, не знал. Я вообще не имею обыкновения толкаться в очередях в приемных чиновников, логично рассуждая, что "заместители", "кураторы" и прочий чиновничий люд приходит и уходит, а мы, журналисты, тем более редактора, остаемся. Когда понадобимся, сами позвонят. Данилов позвонил и начал с претензий по поводу того самого небольшого интервью с заместителем представителя президента России по Центральному округу Деникиным. Я вообще-то культурный человек, но в тот момент настроение у меня было не сентиментальное, - кончилось тем, что я его послал на те три буквы, которые пишут на заборах, и положил трубку.
    Правда, через несколько недель мы все же встретились, по-мужски объяснились и в будущем даже стали друзьями. Данилов не так давно приехал в Тверь и почти никого здесь не знал. Больше всего его интересовали личные качества чиновников из окружения мэра Твери Белоусова. Я никогда не скрывал своего мнения об этой публике, и смерть Александра Петровича мои убеждения не поменяла. Большинству из обитателей здания на площади Ленина я не доверил бы управлять не только городом, но и свинофермой. Там есть всего несколько нормальных управленцев, благодаря которым еще не произошел коллапс городской инфраструктуры. К таким профессионалам я отношу и заместителя мэра Людмилу Иванову. Об этом я сказал Данилову.
    Период в конце 2001 года трогательной дружбы между руководителем аппарата губернатора Юрием Даниловым и руководителем аппарата мэра Твери Людмилой Ивановой политологи называют "бархатным сезоном". Все у всех получалось. Данилов и Иванова по многу раз на дню перезванивались друг с другом. Платов обещал увеличить бюджет города Твери на 300 миллионов рублей и довести его до 1 миллиарда (тогда бюджет города был чуть больше 700 млн. руб.). Белоусов обещал содействовать в преодолении кризиса в Законодательном Собрании и, используя свои возможности, не допустить переизбрания в ЗС главных смутьянов - Валерия Нехаева и Александра Сахарова.
    (У мэрии есть огромные возможности в манипуляции выборами. На судебном разбирательстве после последних выборов в городскую Думу был выявлен, к примеру, один из способов: на участок, где необходимо, чтобы выборы не состоялись, доставляются списки избирателей 5-летней давности. Значительная часть избирателей либо уже умерла, либо уехала в другие районы. Результат превосходен: выборы почти всегда будут несостоявшимися. Таких "заготовок" у горадминистрации много.)
    На декабрьских выборах 2001 года в областное Законодательное Собрание Нехаев проигрывает Миронову, а на участке Сахарова выборы проваливаются. Вполне вменяемый новый состав Законодательного Собрания выбирает своим председателем мэра Вышнего Волочка Марка Хасаинова. И теперь, по прошествии года, журналисты все удивляются, о чем многие годы шли ожесточенные дискуссии в ЗС? По поводу чего ломали перья журналисты? Чего добивалась так называемая "оппозиция Платова"? О чем на каждом углу кричали Сахаров и Нехаев? Кому были нужны почти семь лет бесплодных дискуссий, которые можно было израсходовать на налаживание жизни? Сегодняшнее ЗС работает спокойно и продуктивно.


ВОЙНА

Признаки нового витка охлаждения отношений между администрацией области и администрацией Твери появились в Твери в начале 2002 года. За полгода до описываемых событий одну из самых старейших газет - "Вече Твери" - приобрел Николай Карпов, хозяин торговой компании "АНТЭК". Вполне до этого респектабельное издание в начале прошлого года вдруг стало публиковать оскорбительные статейки про губернатора Платова. Доставалось почему-то и нам, журналистам "Каравана", и мне лично. Причина нападок на губернатора и параллельно на нас выяснилась чуть позже.
    Чиновники из мэрии дружно заговорили, что Тверь обижают, в смысле, обделяют деньгами. На ту же тему заговорили и депутаты из идейно близкой мэрии "почтаревской" (по имени тогдашнего председателя городской Думы Виктора Почтарева) группы в городской Думе. Сергей Исаев, первый заместитель мэра Твери, выступил по телеканалу "Пилот" и, надув щеки, нелицеприятно отозвался о губернаторе Платове: мол, он их обманул...
    Кто кого обманул, свидетельствуют цифры. Всего 14 месяцев назад Платов обещал довести бюджет города до 1 миллиарда рублей. Несколько недель назад бюджет утвержден почти в 1,5 миллиарда. Уважаемые горожане, будьте бдительны! Не верьте всем сказкам, что рассказывают вам городские чинуши и примкнувшие к ним олигархи.
    В один из дней я окончательно понял, что Тверь ввергается в новый политический кризис, последствия которого могут быть самыми разрушительными для простых жителей. В зиму 2001-2002 годов у меня было обыкновение по выходным ходить в баню к Александру Буренкову, генеральному директору ОАО "Тверская ярмарка" и торгового дома "Данила-мастер". Семья Буренковых очень гостеприимная. Зачастую в банный день к ним приезжала и заместитель главы города Твери Людмила Иванова с супругом. Если не ошибаюсь, это было в феврале прошлого года. Приехала Людмила с мужем. Вид у нее был странный: вся бледная, взволнованная и тот же безумный взгляд, что был у присутствующих дам в кабинете Федорова после свержения Миронова. После бани сели закусить и выпить по русской традиции: кто квасу, кто пива, кто что покрепче... Спрашиваю: "Людмила, что случилось?" Она отвечает: "Наш увалень наконец покажет характер, с нами олигархи". Про олигархов все понятно, с легкой руки журналистов за глаза даже городские чиновники так называют директора мелькомбината Сергея Потапова и хозяина торговой компании "АНТЭК" Николая Карпова. А увалень-то кто? Диалог продолжается:
    - Александр Петрович еще покажет вам кузькину мать!
    - Вы что, решили Белоусова двигать в губернаторы?
    Иванова молчит. Я продолжаю:
    - С чего вы взяли, что Белоусов будет руководить областью лучше Платова? Вы же в городе не справляетесь... У вас что, убранные улицы, ухоженные дома? Население не боится ходить по вечерам по улицам и детей отпускать в школу? Наркотики уже не продаются на каждом углу?
    Я много вопросов задавал, но Людмила была как не в себе. Я говорил: "Вы ввергаете город в войну, которая принесет страдания тысячам горожан. И это все ради интересов двух-трех явных или скрытых буржуев-олигархов". (Я уже тогда предполагал, что вся эта война затевается ради того, чтобы реализовать давние идеи Николая Карпова: убрать из центра города ларьки и развалы и этим увеличить прибыль бизнеса "АНТЭКа".) Разговор состоялся очень жесткий, похоже, до сих пор Людмила на меня обижается.
    Тому, что причина развязывания войны, вероятно, лежала вовсе не в межбюджетных отношениях, как это сейчас пишут некоторые легковерные журналисты, а в стремлении "АНТЭКа" задавить одним махом сотни мелких торговых фирм, мы получали все больше и больше подтверждений.
    Вскоре в городской администрации на правах заместителей появляются Нехаев и Сахаров. Затем там всплыла и Надежда Климова.
    Еще один бывший сотрудник компании "АНТЭК" Александр Мосиевский готовился на роль председателя городской Думы. Усиленными темпами писалось знаменитое постановление о ликвидации торговых павильонов в центре Твери. На страницах "Вече Твери" велась истеричная травля губернатора. Сам Карпов чуть ли не каждую неделю публиковал в своей газете интервью, где поносил Платова, указывал журналистам, о чем и как писать, а о чем писать не следует. И все это барским тоном, как будто он уже хозяин города.
    Честные журналисты вообще подвергаются травле: инспирировались судебные дела против нашего замредактора Марии Орловой, других журналистов "Каравана", "Тверской жизни". Незадолго до этого телеведущего Андрея Карасева на несколько месяцев бросают в тюрьму. Говорить правду осмеливаются единицы.
    Я обсудил создавшуюся ситуацию с заместителем губернатора Юрием Даниловым и три раза встретился с Александром Белоусовым - пытался объяснить ему пагубность проводимой его окружением политики. Белоусов обещал укротить свою взбесившуюся свору. Последний разговор из этих трех состоялся на благотворительном балу в Доме офицеров. Он отозвал меня, и мы зашли в дальний кабинет, как будто прятались от кого-то. Я ему сказал: "Александр Петрович, все доводы я вам привел. Остановите войну - это только в ваших силах..." Тогда его ответ меня потряс. Он как-то развел беспомощно ладони и произнес: "Понимаешь, "мои" мне это сделать не дадут..." Больше я его не видел до самой осени.
    Единственной газетой, которая проводила политику на примирение двух лагерей, был "Караван" (может, не публично работали еще какие-то посредники).
    Мы тогда издавали газету "Вся Тверь" Тверской городской Думы. Я часто там бывал, и однажды меня отвел в сторону один из депутатов и по-дружески предупредил: "Геннадий Андреевич, будь осторожен. Твоя дипломатия на примирение Платова и Белоусова некоторым очень не нравится". Я не стал уточнять, кому именно. Кроме заговорщиков были другие люди, которые разжигали эту войну, которым она была нужна.
    Весной Платов увольняет из своей администрации Юрия Краснова. "Вечка" обрушивается шквалом критики. Появляется серия знаменитых статей Руслана Дзкуя "Платовщина". В это время часто можно было наблюдать, как из кабинета Нехаева, который в администрации все называют "штабом непримиримых", выскакивает взъерошенный Русланчик. Бежит на улицу. Там, у памятника Ленину, его уже поджидают полоумного вида старушки, которые выхватывают у журналиста из рук какие-то листочки и куда-то бодро мчатся, вероятно, неся своим сторонникам новые инструкции. Штаб безумных революционеров работает...


ВТОРОЙ ФРОНТ

Второй фронт обороны от агрессии так называемых "своих" на городском сообществе открылся в Тверском союзе промышленников и предпринимателей. Николай Карпов, став заместителем председателя этой общественной организации, по существу приватизировал право говорить от имени бизнес-сообщества. Выражения, которые он на страницах своей газеты употреблял в адрес первого лица области, не допустимы в цивилизованном обществе (не говорю уже, что они, конечно, не были согласованы с другими предпринимателями). Подписывал он свои пасквили всегда не просто "Карпов" или "хозяин "АНТЭКа", а непременно "заместитель руководителя Тверского союза промышленников и предпринимателей". Первый раз вопрос о неэтичном поведении Карпова на собрании Союза был поставлен в прошлом году в апреле. Кажется, его поднял генеральный директор "Ратмир-Тверь" Игорь Сердюк. Тогда я говорил Карпову в глаза, что его политика вредоносна и приведет к развалу союза, и самое главное - к разрухе в городе.
    В конце лета значительная часть промышленников и предпринимателей потребовала провести внеочередное собрание с целью переизбрать руководство. Потапов и Карпов всячески стали затягивать этот процесс. Совсем недавно тихо и подло, не приглашая даже на союз, они исключили правдолюбцев. И опять здесь, вероятно, торчат уши Нехаева, Климовой и прочих. Теперь это, конечно, не тот Союз промышленников и предпринимателей, что был в свое время задуман. По-моему, это союз карповских холуев или тех, кто совсем ничего не понимает в происходящем.


НАДЕЖДА

Последняя встреча с глазу на глаз состоялась с Александром Петровичем уже осенью. Его пресс-секретарь Александр Булычев был ее инициатором и организатором.
    Происходило все в кабинете Белоусова. Выглядел он грустным, измученным, непрерывно курил. После пары дежурных фраз он спросил в лоб: "Как мне встретиться с губернатором?.." "Что за вопрос?! Возьмите да позвоните ему", - сказал я. "Он не хочет со мной разговаривать..." Единственное, что я ему посоветовал, это сделать шаги навстречу и уже не на словах. "Вам следует уволить из администрации Сахарова и Нехаева - это все поймут правильно. Хотя бы убрать Нехаева со сверхважного участка - курирования прессы". Это был мой последний совет ему.
    Через неделю он объявил, что прессу Нехаев больше не курирует, и этот участок он берет на себя.
    С Платовым они встретились. Кстати, все, кто присутствовал на таких встречах, подчеркивали, что, несмотря ни на что, они происходили в очень уважительной форме. Договорились, что губернатор значительно увеличивает помощь Твери. Согласились, что необходимы значительные кадровые изменения в горадминистрации и изменения самого стиля отношений между двумя уровнями власти. Платов предложил очень оригинальную схему: Белоусов назначает в качестве первого своего заместителя профессионального управленца, а Платов в свою очередь дает ему права своего первого заместителя. Таким образом, управленцы города и области начинают работать как одна команда на благо жителей. Белоусов с этим согласился.
    Свора "своих", оккупировавшая все этажи здания на площади Ленина, обезумела от страха. Согласованной кандидатурой этого менеджера оказался Игорь Ялышев. Давление на мэра с целью заблокировать это решение, было оказано неимоверное.
    Теперь мы понимаем, что Александр Белоусов был уже давно болен и не мог противостоять этой толпе честолюбцев, карьеристов, которые, как гнус, кружатся вокруг сколько-нибудь значительной личности.


ПОСЛЕ СМЕРТИ

Что происходило в городе после смерти Александра Петровича, не поддается описанию. Всю ночь со среды на четверг в администрации горел свет - съехались все. "Свои" решали, кто будет править городом. Ссорились, кого включать в похоронную комиссию. Наутро в городской Думе перед телекамерой вышел спор за печать города между председателем думы Баженовым и первым заместителем главы Исаевым.
    Еще не успели похоронить своего мэра, а избирательная кампания уже заработала. Старушки побежали с листовками, кто-то - уже с коробками из-под ксерокса с долларами, раздавались молодым бритоголовым молодчикам кисти и краски. Наутро в день похорон весь город был расписан "Платов и Хасаинов - убийцы!", "Журналист Карасев - палач!" и прочее в этом роде. Гроб еще не похороненного мэра начали использовать как орудие предвыборной борьбы. Складывалось впечатление, что "свои" как будто были готовы к случившемуся. Нравственное уродство "своих" здесь проявлялось в полной мере.
    Надо различать Белоусова как политика и как человека. Мы не принимали и осуждали, пусть в резкой форме, политику мэра города. Что касается личности Александра Петровича, мы всегда подчеркивали доброту этого человека, может, даже излишнюю мягкость и уступчивость характера.
    Не смог он отгрести от себя этих "своих". По православному обычаю, после смерти людям все прощают и просят прощения. Поэтому мы хотим попросить прощения и прощаем его сами.


Главный редактор
    Геннадий КЛИМОВ


12 АПРЕЛЯ в здании Областного академического театра драмы состоялась гражданская панихида. Тысячи жителей Твери и сотни гостей города пришли проститься с мэром Александром Петровичем Белоусовым. Нескончаемая вереница цветов, шикарных венков, огромных букетов... Здесь была вся элита города: чиновники, депутаты, актеры, предприниматели, журналисты. Кстати, по непонятным (?!) причинам журналистов "Каравана" стражи порядка, изо всех сил старающиеся быть важными, через центральный вход не пустили. Дескать, аккредицитации, уважаемые, у вас на похороны не имеется. Дали от ворот поворот и "Тверской жизни". Куда более снисходительными были рядовые бабульки в длиннющей очереди: они тут же пропустили нас в здание драмтеатра. Милиция негодовала, а ничего сделать не могла.
    Очень много простых граждан - около 95% присутствующих - составляло пожилое население. Ковыляя с палочками, они поддерживали друг друга и, обливаясь слезами, шли к гробу Александра Петровича. Многие из них были с внуками. Мужчины средних лет поднимали на руки маленьких детей, чтобы те в последний раз взглянули на мэра. Возле гроба сидели родные и близкие Александра Белоусова - многие горожане выражали им соболезнования. В зале дежурили медицинские работники на случай, если кому-нибудь станет плохо. На столике в левом углу виднелись бутыльки с нашатырем. Под льющиеся звуки музыки Моцарта Тверь прощалась с мэром. Венков самых разных размеров было так много, что их выкладывали в несколько рядов по периметру помещения. Надписи были как душевного направления ("Солнечному мэру от фонда "Мама"), так и официального (от "Торгово-промышленной палаты", "От Законодательного Собрания", "От Областного совета ветеранов", "От жителей Заволжья" и т.д.). Ближе к одиннадцати утра на траурном митинге появилась молодежь - были даже подростки с фингалами. А в полдень подъехали представительные мужчины в черном в сопровождении колоритной охраны. Они также возложили огромные букеты шикарных бордовых роз, немного постояли и тут же скрылись. Почтить память Александра Петровича приехали мэры других городов, таких, как Вологда, Ярославль, Калининград, Архангельск, Ломоносов, Великий Новгород, Смоленск, Северодвинск, Буденновск. Было руководство Конгресса муниципальных образований, правительства Москвы, Министерства экономики. Столичные гости привезли с собой эффектные венки. После прощания жителей с мэром на траурном митинге выступили с прощальной речью председатель Тверской городской Думы Дмитрий Баженов, и.о. главы администрации города Сергей Исаев, главный федеральный инспектор в Тверской области Юрий Цеберганов, президент Конгресса муниципальных образований Олег Сысуев и художественный руководитель драмтеатра Вера Ефремова. Все сказали много теплых слов о "втором и последнем символе (после Круга - Прим. авт.) Твери, который так и не научился быть важным чиновником". После торжественной панихиды было отпевание в соборе Михаила Тверского, после чего Александра Петровича похоронили на кладбище в Дмитрово-Черкассах.


Алена ДЕМИНА
    Фото Светланы ПРУСАКОВОЙ


Издавна существует у православных обычай не делить наследство покойного, пока его тело не предано земле. Однако за годы безверия многие те духовные правила, которым незыблемо следовали наши предки, выветрились из сознания людей. Вот чинно, понурив головы, сидят у гроба усопшего братья, изредка всхлипывает вдова, поднося платочек к глазам. Но тут в комнату врывается полузабытый дальний родственник - "седьмая вода на киселе". "Никак без меня поделили?!" - сходу оценивает он ситуацию и тут же с порога предъявляет свои претензии. "Да ты кто такой?" - вспыхивает чинная родня, ввязываясь в перебранку, и через минуту в воздухе повисает густой отборный мат, дополняемый топотом ног и глухими ударами. Здесь уж не до покойника. Хорошо еще, ежели гроб не опрокинут...
    
    УВЫ, ПОДОБНОЕ святотатство бывает у нас и при дележе наследства политического, о чем свидетельствует свара, возникшая 10 апреля на внеочередном заседании Тверской городской Думы, на следующий день после смерти мэра Твери Александра Белоусова.
    Задачей этого экстренного мероприятия было прекращение полномочий бывшего главы города и возложение этих полномочий до проведения выборов в соответствии с Уставом Твери на председателя Думы и заместителя мэра. В предложенном депутатам проекте постановления уже имелись фамилии обоих - думского председателя Дмитрия Баженова и заместителя главы администрации Сергея Исаева. Казалось, проголосовав единогласно, народные избранники через несколько минут разбредутся по своим государственным делам. Но спокойный и чинный ход событий неожиданно "сломал" один из депутатов от микрорайона "Юность" Александр Жгутов. Поднявшись с места, Жгутов заявил, что настаивает на своей поправке, которая не была принята постоянной комиссией по вопросам местного самоуправления. Суть этой поправки состояла в том, что именно городская Дума должна иметь возможность выбирать временного "финансового директора" Твери из всех имеющихся заместителей мэра.
    Казалось бы, чисто формальный вопрос, кто будет управлять городом в короткий период до выборов нового мэра, обладая в это время правом подписи финансовых документов администрации. Однако именно в этот период, когда горожане извлекают из почтовых ящиков ворохи агитационных листовок, а политики соревнуются в предвыборной гонке, происходит нервное прощание чиновников со своими обжитыми кабинетами. И наивно думать, что они заберут оттуда в качестве сувенира лишь старомодное пресс-папье. Являясь от природы людьми стеснительными, государственные мужи никак не могут вернуться из управленческого кресла в заводской цех или классную комнату. Следовательно, до выборов в июле они постараются обеспечить себя и своих близких на всю оставшуюся жизнь. И вот в эти "критические дни" именно финансовый директор является кем-то вроде регулировщика, который решает, кому, что и куда тащить.
    После темпераментного заявления депутата Жгутова в круглом зале Думы на мгновение повисло гробовое молчание. Однако первый заместитель покойного Александра Белоусова Сергей Исаев не намерен был сдавать свои позиции без боя. Как за винтовку, взялся он за микрофон, пододвинув его к себе поближе. Речь Исаев повел ни больше ни меньше как о политическом завещании покойного. По словам возмущенного претендента, Александр Петрович в свое время уже распределил обязанности между собственными заместителями, следовательно, нечего "путаться в процедурных вопросах". Но тут выяснилось, что депутат из "Юности" не один возжелал смены регулировщика. На помощь Жгутову пришел Сергей Платонов: "Я согласен с непринятой поправкой Жгутова. Я не думаю, что Александр Петрович издавал постановление, согласно которому Сергей Исаев будет возглавлять город".
    Но в результате эту поправку поддержали только члены объединения независимых депутатов. А проект постановления об утверждении Исаева и Баженова поддержало большинство.
    Некоторым депутатам было явно не по себе от столь циничного поведения своих коллег, фактически развернувших предвыборную борьбу за кресло градоначальника еще до погребения тела прежнего мэра. Стыдливо потупив глаза, проходили они мимо журналистов.


Борис ГУРОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru