Архив номеров


Она была сумасшедшей. Безумная старая женщина с жестким, тяжелым характером, Агриппина Семеновна жила в собственном причудливом мире. Окружающие немного побаивались злобную старушонку с запавшими глазами. Она это чувствовала и поэтому вела себя, как заблагорассудится ее безумной душе. На заводе (где Агриппина Семеновна подрабатывала после выхода на пенсию) могла даже запустить стулом в провинившуюся коллегу. Постоянно бормоча под нос нелепые фразы, она впадала в состояние транса, из которого ее мог вывести любой пустяк - например, жужжание мухи. В свои 74 года старушка отличалась резвостью и отменным здоровьем.


ЗДРАВСТВУЙТЕ, Я - ВАША ТЕТЯ!

Панкратова жила в 2-комнатной квартире, которую, кстати, получила благодаря своей работе. В последние годы она была одна: по роковому стечению обстоятельств все ее близкие отправились на тот свет. Муж повесился - ходили слухи, не выдержал нелепых поступков своей второй половины, а единственный сын умер от какой-то неизлечимой болезни. Агриппина Семеновна особо не печалилась, ведь в своих мыслях она была то великой императрицей в окружении обожающей свиты, то примадонной эстрады (почтенный возраст ничуть не смущал бабульку - она смотрела по телевизору на известную балерину Майю Плисецкую, расправляла плечи и громко произносила: "Позвольте, господа, а я чем хуже?"). Ее заболеванием была паранойя, которой присущи навязчивые, систематизированные бредовые идеи, овладевающие сознанием больного и обуславливающие его действия. На протяжении 16 лет дамочка состояла на учете в Тверском областном психоневрологическом диспансере, откуда ее сняли в связи с временным улучшением здоровья. Некоторое время женщина старалась вести себя хорошо, однако в весенне-осенний период у нее начинались обострения: несладко приходилось соседям, сослуживцам и случайным прохожим, к которым Панкратова привязывалась по только ей понятным мотивам. Друзей у нее не было, в грязную квартирку на бульваре Цанова никто не захаживал, а Агриппине Семеновне так порой не хватало общения. Не с кем было поделиться своим предстоящим дебютом в Государственном кремлевском дворце. И вот однажды к ней заехали дальние родственники - двоюродные братья ее покойного мужа. Цель внезапного визита была ошеломляющей: они изъявили желание привезти к Панкратовой дряхлую парализованную бабульку, за которой некому было присматривать. А так как Агриппина Семеновна была бойкой старушкой, пусть и с приветом, но безобидной (как им казалось), то на роль няньки она подходила как нельзя кстати. "Будет хоть с кем поговорить", - убеждали ее гости. Впрочем, долго уговаривать Панкратову не пришлось. Она действительно была несказанно рада невесть откуда взявшейся родственнице. "Привозите, - деловито сообщила она молодчикам, - мы с ней будем жить душа в душу, я ей даже романсы перед сном буду петь".
    На следующий день парализованная бабушка обосновалась в квартире Агриппины Семеновны. Ей было 90 лет. Молчаливая и кроткая, она лежала на диване в зале и не знала, как лучше повести себя с сумасшедшей. То, что хозяйка страдает безумием, она поняла сразу: не обращая внимания на гостью, Панкратова бродила по квартире с полиэтиленовым пакетом, в котором были хлебные крошки, - она щедро сыпала их на пол, поясняя при этом Софье Альбертовне: "Я добрая! Вот тараканчиков покормить надо. Не умирать же им с голоду. Они не виноваты, что прописались на моей жилплощади".
    Если поначалу сумасшедшая была довольна соседством старушки: вовремя давала ей утку, кормила 3 раза в день и рассказывала о своих страстных романах с сильными мира сего, то потом неподвижность и беспомощность больной женщины ее стали доводить до белого каления. Панкратова ворчала, обзывала старуху калекой... Вскоре все свелось к издевательствам. Как-то раз Агриппина Семеновна вошла в комнату с таинственным видом: "Альбертовна, а ты мышей боишься?" - злорадно усмехнулась она. "Да, а что?" - еле-еле прошептала старушонка, предчувствуя недоброе. "А вот что!" - крикнула ей в лицо обезумевшая Агриппина Семеновна и кинула на кровать мышеловку с безжизненным тельцем тощей мыши. "Ради Христа прошу, убери это", - взмолилась парализованная. Ее глаза были полны ужаса. "Даже не подумаю, - возразила Панкратова и положила мышеловку на грудь женщины. - На вот, полюбуйся", - сказала она и вышла из зала. Сумасшедшая отсутствовала около часа. Вернувшись обратно, она как ни в чем не бывало забрала мышь и села на кровать с тарелкой каши. "Сейчас мы будем кушать". - "Я не хочу", - промямлила перепуганная Софья Альбертовна и тут же поняла, что сказала это зря. Глаза старой бестии полыхнули огнем, рот скривился в уродливой улыбке: "Все равно придется жрать, что, я зря хозяйничала?" - зашипела она. Нарочито размазывая то, что с трудом можно было назвать манной кашей, по морщинистому лицу бабульки, Панкратова изо всех сил старалась, чтобы ни капли баланды не попало в рот. "Я тебя научу уважать чужой труд, - приговаривала она. - А не будешь слушаться, так вообще горшок твой менять не буду, голодом тебя заморю, проведывать тебя перестану. Вот тогда посмотрим, как ты запоешь... Не то что я..." - сумасшедшая затянула песню "Черный ворон".
    Она действительно не заходила к Софье Альбертовне около трех дней. Парализованная пыталась докричаться до Панкратовой, умоляла и взывала о помощи. Безрезультатно. Полоумная ходила по коридору шаркающей походкой, громыхала посудой на кухне и полностью игнорировала стоны родственницы-инвалида. Не известно, как долго это продолжалось бы дальше, если бы однажды Софья Альбертовна не произнесла усталым голосом: "Уж лучше бы ты меня убила... задушила. Не могу я так больше. Боюсь я тебя, ведьму окаянную".
    В ту же секунду в дверном проеме показалась седая голова Панкратовой. "Угу, - прошамкала она тонкой полоской жующего рта. - Это можно". И скрылась за дверью. Парализованная женщина начала читать молитву. Она знала, что ей осталось жить несколько часов. "Уж лучше так, чем терпеть издевательства и страх", - утешала она сама себя. Ее глаза, единственный подвижный орган, блуждали по комнате убогого вида и старались запомнить хоть что-нибудь достойное, с чем в памяти можно покинуть этот мир. Дряхлая старушонка не заметила, как пронеслось время. Из раздумий ее вывел бой настенных часов. 12 гулких ударов оповестили о том, что наступила полночь.


СМЕРТЕЛЬНЫЙ ФИНАЛ "ЛУННОЙ СОНАТЫ"

В квартире стояла кладбищенская тишина. За окном стучал по асфальту дождь, да проезжали куда-то спешащие машины. По щекам Софьи Альбертовны текли слезы - ей было горько и очень страшно. А от своей беспомощности, ведь она даже не могла вытереть соленое от слез лицо, становилось еще тяжелее. Внезапно ее слух уловил звуки мелодии. Это была "Лунная соната". Панкратова иногда любила заводить свой старинный патефон. Затем парализованная женщина услышала до боли знакомое шарканье ног. Полоумная приближалась к ее комнате. Шла медленно, что-то пришептывая; слов пока разобрать было нельзя. Чем ближе сумасшедшая подходила к двери, тем яснее и отчетливее становилось ее бормотание.
    "Смерть, смерть, смерть..." - устрашающе хрипела она. Возле двери психопатка замерла. Играла "Лунная соната" и больше ничего. Так продолжалось около 5 минут. Музыка заканчивалась и начиналась сначала. Сердце лежащей на кровати старой женщины выстукивало 1000 ударов в секунду - так она оценивала свое состояние. А мрачная фурия все не заходила. "Я знаю, что ты там, перестань меня пугать, - жалобно заговорила бабушка. - Я не хочу умирать, это я так, сгоряча сказала..." Через какое-то время дверь со скрипом отворилась. На пороге стояла Панкратова с белой шалью на голове, скрывающей ее лицо, и свечой в руке. Медленными шагами она приблизилась к кровати. Поставила на тумбочку свечку и замерла. Через пару секунд она стала шарить по своим карманам. "Не волнуйся, я все для тебя приготовила, забыть и потерять не могла", - быстро-быстро шептала Агриппина Семеновна. Наконец ее поиски увенчались успехом - она сняла с себя поясок от халата. Потрясла им над побелевшим от ужаса лицом 90-летней женщины и сказала: "Молись". "Одумайся, Семеновна, что я тебе плохого сделала? У меня здоровье слабое, я сама скоро умру".
    "Не люблю похороны, ненавижу мертвяков в доме, - закричала на нее душевнобольная и стала что есть мочи бить кулаками по лицу старушки. Всего четыре удара - и из уголка рта струйкой потекла кровь. "Простыни мне все замараешь, дрянь", - возмущению Панкратовой не было предела. Она ловко накинула на шею Софьи Альбертовны пояс, сделала петлю и стала со всей силы затягивать концы веревки в разные стороны. "Это хорошо, что ты калека и не мешаешь мне", - с одышкой приговаривала она. Глаза жертвы закатились, язык вывалился изо рта. Она умерла очень быстро. Тем не менее, обезумевшая Панкратова душила ее в течение получаса - чтоб уж наверняка. Только через 30 минут она разомкнула пальцы рук, поправила сбившееся одеяло и пошла к соседям. Нервно нажимая на дверной звонок, психопатка напевала: "Ты где-то там, за горизонтом..." Через минуту ей отворили.
    - Доброй ночи, - жалостливо залепетала она. - Там моя Софья Альбертовна скончалась. Вызовите "скорую".
    После чего развернулась и зашагала в сторону своей квартиры.


ВСКРЫТИЕ

Через 2 дня в морге произвели вскрытие трупа. Медики вынесли вердикт: смерть наступила от механической асфиксии органов шеи. Попросту говоря, было установлено, что гражданка умерла насильственной смертью. Правоохранительные органы поехали к Панкратовой на завод. Она быстренько во всем призналась. Сидя в отделении милиции, Агриппина Семеновна поглаживала поверхность стола, раскачивалась из стороны в сторону и, устрашающе глядя следователю в глаза, повторяла:
    - А что такого? Я же у милиционеров спрашивала: "Можно я убью надоевшую родственницу, придушу ее, как собаку? Мне разрешили".
    Суд приговорил Панкратову Агриппину Семеновну к принудительному лечению в психиатрической больнице. 74-летняя душевнобольная обрадовалась перемене места жительства. А как же иначе...
    
    Комментарий помощника
    прокурора Московского района Ирины СЕДУХИНОЙ:

    - Согласно психиатрической экспертизе, Панкратову признали невменяемой, то есть не отвечающей за свои поступки. Суд согласился с рекомендациями психиатров и поместил больную бабушку в психиатрическую больницу общего типа для принудительного лечения.


Алена ДЕМИНА
    при содействии прокуратуры Московского района

P.S. Все имена и фамилии изменены.



ОБОКРАЛИ СЛАБОВИДЯЩИХ ДЕТЕЙ

На днях в Бежецке произошел такой инцидент. Из столовой школы для слабовидящих детей кто-то похитил... алюминиевую посуду. Правоохранительные органы подсуетились и выявили наглецов. Ими оказались 46-летний Юрий И. и 39-летний Анатолий Р. Оба дерзких мужичка не работали. По всей вероятности, бедолагам есть было нечего, вот и позарились на тарелки больных детишек. Часть похищенного была изъята. Сейчас проводится тщательная проверка.


ПЬЯНЫЙ С МУКОЙ

В деревне Дубки Лесного района некий изрядно пьяненький гражданин Юрий С., кстати, инвалид 2-й группы, ворвался в дом престарелой бабушки и стал ей угрожать убийством. Целью подобного поведения был мешок муки, который он успешно приватизировал. Однако до своего дома он не дошел. Будучи в плену хмеля, товарищ бродил по окрестностям, где его и встретили сотрудники милиции. Мешок муки вернули бабульке, а дядю Юру задержали для выяснения обстоятельств.


ГОРИ, ГОРИ, ДВЕРНАЯ ДВЕРЬ!

Своеобразное чувство юмора у одного ученика средней школы №40, пятиклассника Кирилла С. По непонятным причинам он поджег звонок в комнату, где проживала Марина Л. События развернулись в Заволжском районе, на Санкт-Петербургском шоссе. К счастью, дверь сгореть не успела. Все обошлось.


ЖЕРТВА ПЬЯНЫХ

В деревне Денисова Горка Бологовского района, у казармы №312, был обнаружен окровавленный труп с резаной раной брюшной полости. Благодаря оперативной работе правоохранительных органов убийцы были обнаружены. Ими оказались: пенсионерка Раиса Б., лесник Николай Ф. и безработный Александр С. Троица проживала в той самой деревеньке Денисова Горка и на момент задержания была пьяна в стельку. Для начала всех троих отправили в вытрезвитель. Но дело уголовное возбудили сразу - статья 105, ч. 1 "Убийство".


РЖЕВСКИЙ УЖАС

На улице Чкалова, у дома №60 в городе Ржев был обнаружен труп мужчины (как позже выяснилось, это был 40-летний Валерий К.). Все лицо человека было обезображено ссадинами. Однако вскрытие показало, что смерть Валерия К. наступила в результате перелома хрящей гортани. Спустя какое-то время сотрудники милиции вышли на изувера. Им оказался 28-летний Андрей В. Наверное, безработица довела полудурка до такого зверства. А может, что-то еще?! Во всяком случае по факту преступления было возбуждено уголовное дело по статье 105, ч. 1 "Убийство". А "озорник" водворен в изолятор временного содержания.


Алена ДЕМИНА
    по материалам ОИ и ОС УВД Тверской области

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru