Архив номеров


Удивительна тверская земля! Куда ни ступишь, везде найдется родник таких древностей, во многих местах, если копнуть их историю, забьет такой фонтан неизведанных или полузабытых сведений, что впору на каждом километре ставить памятник или знак в честь кого-нибудь или чего-нибудь знаменитого, канувшего в дымку веков...
    Недавно мы поведали о первом российском математике Леонтии Магницком из Осташкова ("Караван", №13 от 26.03.2003 г.). Расскажем теперь вкратце о химиках, первыми сделавших свой вклад в становление российской химической науки.


РУССКИЙ "ДЕДУШКА ХИМИИ"

Неподалеку от Торжка, на территории колхоза "Мир", на высоком левом берегу неширокой здесь Тверцы расположилась небольшая деревушка Спас, издавна известного селения под названием Спас-на-Низу, а еще ранее - как Спасский погост. Окружающее пространство держит старинной (1806 г.) постройки Спасо-Преображенский храм, только в наши дни начинающий действовать по своему назначению. Вокруг храма - кладбище, а рядом с храмом - старинная, хорошо сохранившаяся могила с неразбитым (что удивительно при многочисленных в наши времена кладбищенских вандалах) каменным надгробием с отчетливо видной надписью, что тут покоится прах "дедушки русской химии" Александра Абрамовича (точнее, Аврамиевича) Воскресенского (1808-1880). Про "дедушку" так и написано.
    Фамилия будущего химика при рождении была обычной - Иванов. Его отец Аврамий Иванов был дьяконом, затем - священником храма Воскресения в Торжке, умер в 1814 году, оставив на руках жены двух сыновей, одному из которых - Александру - было 6 лет, и дочь. Жили они в маленьком частном доме.
    Когда Саша подрос, учитель духовного училища в Торжке Холщевников, по-видимому, дядя по матери, устроил его в свое училище, и, как впоследствии писал Дмитрий Менделеев, будущий великий химик, ученик Воскресенского, "учитель... первый заметил в нем особые таланты и настоял на необходимости дальнейшего учения будущего русского ученого".
    К этому времени относится и происхождение новой фамилии Александра по названию храма, где служил отец. Так было благозвучнее для семинариста.
    Дядя похлопотал, и Александра приняли в Тверскую семинарию на епархиальный счет. Семинарию юноша окончил в числе первых учеников и "в числе немногих поступил в Главный педагогический институт" (Менделеев).
    В те годы народным просвещением ведал министр (с 1834 г.) Сергей Семенович Уваров (1786-1855), сенатор с 1826 г., граф с 1846 г. (он и являлся основателем педагогического института). В своей деятельности Уваров руководствовался принципом "соединения духа православия, самодержавия и народности", заботился на окраинах России о "водворении русского просвещения", в профессорах ценил "чувство русское и непорочность мнений", а потому, по свидетельству Д. Менделеева, задумал "заменить наплыв иностранных профессоров в русские университеты своими, не менее талантливыми, коих было достаточное число".
    В 1836 году по окончании института Александр Воскресенский получает золотую медаль и по распоряжению министра Уварова в числе других талантливых специалистов, среди них был и будущий знаменитый хирург Пирогов, отправляется за границу изучать передовые "химические методы" у Розе, Митчерлиха и Магнуса в Берлине, но в основном у Либиха в Гиссене. У последнего Александр Воскресенский из ученика и стал ученым, с 1838 года начинается огромный список его печатных трудов.
    Далее Д. Менделеев сообщает: "В 1838 году Воскресенский возвращается в Петербург, получает место адъюнкта химии при профессоре Соловьеве в столичном университете, а по совместительству - должность инспектора в Главном пединституте. В следующем 1839 году он получил степень доктора философии, как тогда называли докторов естествознания". С этого времени Александр Абрамович занимается преимущественно педагогической деятельностью, читает лекции в университете, пединституте, в институте путей сообщения, в инженерной академии, в пажеском корпусе, в школе гвардейских подпрапорщиков, всюду воспитывая "множество русских химиков, которое и дало Воскресенскому прозвище дедушки русских химиков". Его учениками были Н.Н. Бекетов. Н.Н. Соколов, Н.А. Меншуткин, А.Р. Шуляченко, П.П. Алексеев, Д.И. Менделеев. Вместе с Зининым Воскресенскому приписывают "честь быть зачинателями самостоятельного русского направления в химии" (Менделеев). Принципом его научной работы было "твердое следование за фактами, добывать которые и разбирать он и учил массу своих слушателей".
    В 1863 году Александра Воскресенского избрали ректором Петербургского университета, в 1866 году - повторно. Менделеев пишет: "Время ректорства Воскресенского относится к той эпохе Санкт-Петербургского университета, когда в нем скопилось наиболее русских сил между профессорами и когда число студентов стало весьма быстро возрастать".
    С 1869 года Александр Абрамович основное свое время посвящает устройству своего имения в Можайцеве (ныне неподалеку от поселка Мирный), а также двухклассной крестьянской школе, которую там же и организовал за свой счет.
    Похоронить себя он завещал на погосте Спас-на-Низу, известному еще по летописям как пункту сбора купцов с Новгорода, идущих по древнему пути из "варяг в греки". Скончался великий земляк 20 января 1880 года на 72-м году жизни в Петербурге, а похоронили его, согласно завещанию, у храма Спаса на берегу Тверцы.


ПОЛИМЕРЩИК №1

- так коллеги, соратники и ученики звали Валентина Алексеевича Каргина, основоположника науки о полимерах, координатора развития химической науки и индустрии СССР в 50-60-е годы ХХ века, создателя научной школы по физико-химии полимеров в России.
    Он родился в 1907 году в Екатеринославе (Днепропетровске), а затем жил с родителями на улице Чернявского в Твери (после переименованную в улицу Равенства, а ныне - Каргина). Каргиным принадлежали два дома №4 и №5, первый снесли при строительстве здания райкома КПСС (ныне музыкальная школа), второй сохранился, на нем можно видеть памятную доску. В 1922 году Валентин окончил школу в Клину и пошел работать на буровых установках Курской магнитной аномалии, учился у академика Ферсмана, публиковался и к 20-ти годам уже имел семь научных публикаций по аналитической химии и электрохимии. Разрабатывает ряд новых методов анализа и очистки веществ, крепления буровых скважин и грунтов, участвует в развитии промышленности искусственного и синтетического волокна. В 30-х годах под руководством Валентина Каргина разрабатывается закрепитель грунта из полимеров для нужд метростроя. Его использовали, в том числе в Египте, при строительстве Асуанской плотины.
    Во время войны участвовал в создании тканевого материала по защите от химической атаки, в улучшении отечественной кинопленки, в разработке методов получения оргстекла. Его лаборатория превратилась в НИИ химии и технологии полимеров, а сам Валентин Алексеевич - в лидера отечественной полимерной школы, учителя многочисленных последователей в СССР и за рубежом.
    Химинститут в Твери создан при деятельном участии Валентина Каргина. Умер В.А. Каргин в 1969 году, похоронен в Москве. С 1994 года в Твери ежегодно проводятся региональные Каргинские чтения, в марте 2003 года завершились десятые по счету. У истоков чтений были ученые-химики тверских университетов и НИИ: П.М. Пахомов, В.Б. Кваша, В.А. Никифоров, двоюродный брат академика А.А. Каргина И.М. Каргин. Доклады делались учеными России, Англии, Германии, стран СНГ, в том числе студентами и аспирантами. Резонанс эти чтения имеют значительный.


ПРИКОСНОВЕНИЕ К ИСТОРИИ

Если вы думаете, что ученые-химики только и делают, что занимаются проблемами синтетических волокон, полиамидных фибридов, механическим стеклованием полимеров, синтезом силоксансодержащих блоксополимеров, аспектами крейзинга полимеров в жидких средах и прочими вещами с труднопроизносимыми для непосвященных названиями, то ошибаетесь. Они интересуются жизнью точно так же, как и все остальные люди, умеют ценить шутку, играют на гитаре, веселятся в компаниях, короче, любят жизнь во всех ее нехимических проявлениях. Поэтому с неподдельным интересом познакомились с историческими памятными местами на трассе Тверь - Торжок. На мемориальном комплексе "Медное", расположенном на берегу Тверцы, захоронены до 10 тысяч расстрелянных в годы великой репрессии советских и польских граждан. Мемориал поразил гостей: для некоторых ученых информация о медновских жертвах НКВД была откровением более ошеломляющим, чем память о Катыни.
    Раек (Знаменское), владение сенатора Ф.И. Глебова-Стрешнева, более знаменитое в связи с именем тверского Леонардо-да-Винчи Николая Александровича Львова (1751-1803), архитектора, графика, поэта, музыканта, изобретателя, садовода и прочее, и прочее, короче говоря, явления исключительного в истории культуры России, показало гостям, какие гиганты рождались на тверской земле в давние времена.
    Далее - Спас-на-Низу, о котором говорилось выше, где химики молча постояли у могилы родоначальника своей науки, возложили скромные цветы, посетили храм, посмотрели на Тверцу, готовую освободиться ото льда.
    Прямухино, гнездо семейства Бакуниных, заставило задуматься о роли дворянских очагов культуры, блиставших среди моря почти неизвестной, канувшей в Лету крестьянской цивилизации. Печальна судьба дворянских гнезд, шторм ХХ века многие из них, в том числе Бакунинское, почти погубил, былое великолепие построек (снова Н.А. Львов!), ныне находящихся в запустении, взывало о помощи, и от своего бессилия гости молча взирали на раритеты могучей исчезнувшей культуры, тихо внимая рассказу говорливого экскурсовода.
    А потом - снова Тверцеград - древний прекрасный Торжок с его сохранившимися храмами, постройками ХVIII-ХХ веков, снова творения Николая Львова, радующие взор хотя бы только потому, что сохранились в вихре ушедших жестоких времен.
    Возможно, поняли гости-химики, что древняя земля рождала и будет рождать не только таких выдающихся людей, как химики Воскресенский и Каргин, но и математиков, как Магницкий, гидротехников, как Сердюков, архитекторов, как Львов, военачальников, политиков, артистов, певцов и других досточтимых российских умельцев и талантов.
    В период своего пребывания у нас гости посетили лишь малую часть того, что может показать земля тверская: Кашин, Старица, Ржев, Торопец, Бежецк и их окрестности в не меньшей степени насыщены прекрасной стариной векового возраста. А так как Тверская область не что иное, как огромный музей под открытым небом, то лучшего места для проведения других мемориальных чтений, симпозиумов, научных конференций и не сыскать.


Борис ЕРШОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru