Архив номеров


Когда едешь по Старицкому шоссе, на подъезде к деревне Колталово обращаешь внимание на аккуратную, небольшую, похожую на игрушку церковь, появившуюся здесь совсем недавно. Это храм святого великомученика и победоносца Георгия. Появился он благодаря отцу Федору, который не только словом, но и своим личным примером вдохновил множество добрых людей, помогавших ему в строительстве храма.
    
    К СЧАСТЬЮ, восстановление православных церквей в последнее время стало не редкостью, и это, я думаю, говорит о том, что люди возвращаются к своим истокам; это символизирует нравственное возрождение и, если угодно, переосмысление многих событий нашей истории.
    Так получилось, что за последнее время мне довелось беседовать с двумя священниками - Петром Танашкиным (настоятелем Успенского собора) и Федором Грибовым, которые удивительно похожи друг на друга былинной великорусской статью и тем, что оба являются великими тружениками. Они не только проектируют, но и сами строят церкви. А отец Федор еще валит лес и на своем тракторе отвозит его в деревню для строительства колокольни.
    В последнее время все чаще и чаще слышишь о том, как люди сами приходят к вере, и приходят по-разному. Конечно, у каждого в жизни свой путь, но, какой бы он ни был, - это путь к Вере, потому, что так уж устроено человечество: оно нуждается в каких-то символах, нуждается в надежде, в вере в некую высшую справедливость. Просто кто-то успевает это осознать, а кто-то нет. С этого я и начала свой разговор с интереснейшим человеком, отцом Федором, бывшим, как он сам говорит, в прежней жизни начальником уголовного розыска.
    - Отец Федор, расскажите, пожалуйста, как вы стали священником?
    
- У каждого священника этот путь свой, но это не мы становимся священниками, а Господь промыслом своим подвигает нас к богослужению. Апостолы во все времена звали нас Господу служить, а в это время неурожайное, скажем так, в засуху духовную, особенно, вот меня Господь привел точно так же.
    - Но ведь все случается не вдруг. Может, в вашей жизни произошли какие-то события, которые заставили вас на все взглянуть по-другому и прийти к вере?
    
- Да, конечно. Сначала была учеба, потом семейная жизнь, и вроде бы все было хорошо, но главного не было в нас. Не только во мне, но и в жене моей, и в детях веры не было. Господь, видя пустые дела, которые мы творим, нас к себе лицом повернул.
    К вере мы пришли через болезнь сына. Он заболел, когда ему было 9 лет, полгода пролежал, не ходил в школу, матушка с ним дома занималась. Вспомню, как мы жили, как разрушали все, внутри себя в первую очередь, становится очень больно за прошлые годы. А в день клинической смерти сына мы увидели, что же представляет собой по-настоящему наша жизнь, и узнали силу Божью. Он находился в состоянии клинической смерти 15 минут и все-таки остался жить, врачи потом не могли в это поверить, но какой смысл нам кого-то обманывать? И когда мы поняли, что теряем сына, матушка в отчаянии обратилась к Господу: "Господи, сохрани нам мальчика, я еще одного рожу". Это к слову о том, как мать должна молиться. Вот вам женщина - крещеная, но не верующая, тем не менее, в ту минуту она нашла единственно верные слова, ей подсказало их материнское сердце.
    И после того как сын вернулся фактически с того света, он сказал: "Мама, папа, если бы вы знали, как хорошо в раю, вы бы столько не грешили". Господь всегда являет чудеса, просто мы их не видим, а иногда даже не хотим видеть. Он нас останавливает перед каким-нибудь трагическим событием, а мы этого не замечаем, мы по инерции идем и идем к трагедии.
    Вот недавно на семинаре отца Николая, моего духовного наставника, спросили: почему мы так плохо живем? Знаете, что он ответил? Раньше Россия была огромной державой, до Сан-Франциско, а когда потомки стали писать слово "Бог" с маленькой буквы, она стала крошечной. Вот и наша жизнь точно так же. Стоит хоть раз перешагнуть через свой эгоизм, через свое "я", отдать другим то, что им сейчас нужнее, тебе потом это вернется сторицей.
    Даже любая мелочь; я живу в деревне, поэтому очень хорошо это ощущаю: например, еду я, допустим, по дороге и вижу людей, застрявших в канаве, я понимаю, что трос, а это редкая вещь в деревне, нужнее в данный момент не мне, а этим людям. И я его оставляю. Вот в этом, наверное, и заключается смысл нашей жизни: научиться любить не тех, кто тебя любит, а даже тех, кто тебя, может, и ненавидит. Если мы этому научимся, пусть не мы, а наши дети или даже внуки, то будущее России будет светлым. Да уже и сейчас вы видите, у людей есть выбор, они имеют возможность попробовать себя в новом качестве, это Господь понуждает их увидеть себя, почувствовать свое "я".
    - То есть, вы считаете, что Россия возрождается?
    
- Конечно, вы знаете, сколько, оказывается, вокруг добрых людей, всегда готовых помочь. Вот решили мы церковь ставить, приходит ко мне один человек, как я потом узнал, Е.В. Блиновский, директор небольшого предприятия, и говорит: "Тоже планировал церковь возвести, правда, в другом месте, но узнал, что вы уже начали строить, решил отдать вам деньги". А недавно из Америки человек приезжал, тоже деньги привез на строительство и сказал такие замечательные слова: "Я рад за вашу страну, потому что на русской земле я вижу русских людей".
    Вы не представляете, как нам помогли добрые люди, совершенно бескорыстно, вы, пожалуйста, запишите их имена: это С.Ю. Антонов, С.Г. Арчаков, А.С. Рыбаков, Г.С. Демина, тверские иконописцы Валерий и Наталья Колтовые. Это А.В. Смирнов, который со своими рабочими семнадцать венцов для храма срубил, а когда я им принес деньги за работу, они отдали их обратно, и мы на них еще смогли леса купить на строительство.
    Недавно пришла посылка из Москвы, неизвестный мужчина прислал иконки для церкви. Как он узнал о нас? Не знаю, но хочу его через московских знакомых отыскать, поблагодарить. Или С.А. Скобелев: прошел ад войны в Афганистане, потерял множество друзей, был тяжело болен, находился в отчаянии, но, придя к вере, обрел новый смысл жизни и стал принимать самое активное участие в возрождении церкви в деревне Крестьянин. На этой церкви уже восстановили купол и поставили крест. Ведь это самое главное в церкви - крест, большевики в первую очередь кресты с храмов срывали, потому что понимали, это - символ веры. В этой церкви мы 2 ноября отслужили панихиду по усопшим воинам православным.
    Вот многие говорят: да что теперь уж, все равно погибли. Да, для бездушных погибли, а для верующих - живы. В этой возрожденной сейчас церкви когда-то был клуб, а в Тургинове находится церковь, где на месте алтаря в свое время сделали туалет, к счастью, эта церковь тоже восстанавливается.
    - Отец Федор, сколько у вас детей?
    
- Четверо. Двое из нашей прежней жизни, доцерковной, а двое родились, когда мы уже пришли к вере.
    - Это как-то заметно по детям? Они различаются между собой?
    
- Вы знаете, да. Внешне это, конечно, не видно, а разница есть, она в душе. И тех детей, конечно, старались воспитывать на примерах героев нашего Отечества, но они более эгоистичны, а эти дети как-то мягче и послушнее.
    - Как вы относитесь к тому, что в школах собираются вводить новый предмет "Основы православной культуры"?
    
- Я однозначно за. А если говорить о правах других верующих - так изначально в Российском государстве доминантной религией считалось православие. У меня в Москве живет знакомый татарин Шамиль. Так он на выкупленной им территории завода построил часовенку в честь Николая Мирликийского Чудотворца. Его спрашивают: "Шамиль, почему не мечеть?" На что он отвечает: "Я живу в России, где государственной религией официально считается православие, 99 процентов людей, которые работают на этом заводе, - православные, и я с уважением отношусь к этому. Если бы я жил в Турции - построил бы мечеть".
    Мы готовы принимать в гости каждого, но хозяйничать на своей земле не позволим. Жить в безверии страшно. Я уже говорил об этом. Почему мы такими стали? Потому что слово "Бог" пишем с маленькой буквы. Так дай Бог, чтобы в школах научили детей писать это слово с большой буквы.


Записала Елена ДАНИЛЕВСКАЯ
    Фото автора


СЕГОДНЯ принято считать, что ненужные предприятия в крайне неудобных местах возникали лишь в советскую эпоху плановой экономики, а, дескать, при капитализме фабриканты были рачительными хозяевами. Однако детальное изучение истории показывает, что эта закономерность не всегда соблюдалась. Так, до сих пор ломают головы историки, зачем когда-то невдалеке от поселка Оленино, в непролазной глуши, вдали от железной дороги был построен стекольный завод. Сегодня о судьбе этого стеклозавода, а так же о чудом уцелевшем заводском храме рассказывают "Каравану" директор Оленинского муниципального музея Марина Весенкова и научный сотрудник Эмилия Бибикова.
    - Стекольный завод под Оленином, в Новоселках, был построен в XIX веке. Его хозяином был "хрустальный король" Нечаев-Мальцов, владевший также знаменитыми заводами в Дядькове и в Гусь-Хрустальном. Выпускал Новоселковский завод бутыли, декоративные стеклянные колпаки и шары, пуговицы и трости, опять же стеклянные. Помимо стекла на заводе производили гончарную посуду и пилили лес. Сырье, песок и белый известняк завозили сюда из-под Ржева и Старицы. Правда, свой песчаный карьер имелся и в Новоселках. 200 рабочих завода были людьми разных национальностей и религиозных концессий. Помимо русских здесь работали поляки, французы, финны. Чтобы как-то их объединить, Нечаев-Мальцов построил при заводе в 1898 году на собственные средства по проекту архитектора Бенуа православный храм во имя святой Софии.
    Однако завод не давал хозяину существенной прибыли, и, как известно, Нечаев-Мальцов пытался закрыть предприятие еще до революции, однако не делал этого по просьбе местных крестьян, которые по окончании сельхозработ подрабатывали на заводе. Это был не единственный пример благотворительности Мальцова, который вложил в Пушкинский музей два миллиона рублей, когда сам царь - всего лишь триста рублей. Однако после революции иногородние рабочие разъехались, и завод остановился. В 1926 году советская власть спохватилась и попыталась восстановить производство в Новоселках, но было уже поздно. Оказывается, охотники за металлом имелись и в то далекое время. Завод потихоньку растащили, он не подлежал восстановлению. Постепенно обезлюдели Новоселки. По заросшей дороге в эти места теперь можно добраться лишь в очень сухую погоду. Но совершенно иная судьба была у Софийской церкви. В то время, когда ее ровесницы ветшали и рассыпались в годы безбожья, Софийская церковь стояла и по сей день стоит, как новенькая, под целыми куполами и крестами. Из уст в уста передается легенда, что кресты эти пытались еще в годы коллективизации стащить тракторами, но тросы рвались, глохли двигатели, ломалась техника, а кресты оставались на прежнем месте. Позарились на позолоченные кресты и немецкие оккупанты в годы войны. Они тащили кресты уже танками. И опять нулевой результат. Так и сегодня стоит в глуши среди леса чудо оленинской земли - Софийская церковь, и словно ждет, когда люди вновь появятся в этих ныне диких местах.


Записал Борис ГУРОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru