Архив номеров


25 декабря 2002 года редакция опубликовала статью заведующего Тверской юридической консультацией международной коллегии адвокатов "Санкт-Петербург" Абдуллы Экаева "Плитка шоколада и карьера полковника Базулева". Руководство управления исполнения наказаний МЮ России по Тверской области (УИН) не согласилось с содержанием статьи. Читатели же выразили полную солидарность. И не только просто читатели. Многих интересовало также, откуда Экаеву все это известно. Ответ на этот вопрос знает только он сам. Ему и слово. Мы же лишь добавим: лучше не спорить с адвокатом ЭКАЕВЫМ.
    
    КРАТКО напомню содержание прошлой статьи: 11 ноября 2002 года при возвращении в камеру следственного изолятора у Михаила М. были обнаружены плитка шоколада и пара пачек сигарет. В результате он был избит конвоирами и водворен в карцер. Официально было объявлено, что Михаил находится на карантине и свидание с ним невозможно. В его освидетельствовании городским врачам было отказано. Адвокатами было подано коллективное заявление прокурору области. В частности, в нем указывалось об избиении Михаила, незаконном прослушивании разговоров во время встреч адвокатов с подзащитными и незаконном прохождении службы начальником изолятора Геннадием Базулевым. Данные обстоятельства послужили поводом для статьи. Она обязывала прокуратуру провести проверку и принять одно из двух решений: возбудить уголовное дело или отказать, а также дать оценку целому ряду нарушений. Проверка поручена прокурору Московского района города Твери Юрию Федичкину. На ее завершение законом отводится не более десяти суток. К сожалению, до настоящего времени решение не принято. Есть основание считать, что Федичкин ее умышленно затягивает из-за личной заинтересованности. Как известно, нехорошо нарушать закон. Совсем плохо, когда он нарушается прокурором. Умышленное же нарушение закона должно порождать и особый спрос с виновного.
    В чем усматривается заинтересованность Федичкина? 28 февраля 2002 года следователями военной прокуратуры Тверского гарнизона по месту жительства и в служебном кабинете начальника 3-го отдела областного военного комиссариата Александра Пехова были произведены обыски. 12 марта он был арестован по обвинению в получении взятки в сумме 200 долларов и провел в следственном изоляторе три месяца. Итог подвел суд, признав его вместе с соучастниками виновным в преступлении и осудив к трем годам лишения свободы условно. Персона Пехова обозначена исключительно в связи с Федичкиным: Юрий Дмитриевич является мужем одной из дочерей Пехова. И равнодушным к судьбе тестя не оставался.
    Через месяц после начала проверки сведений, изложенных мною в статье "Плитка шоколада и карьера полковника Базулева", Федичкин поручил своему заместителю Белякову взять у меня объяснение по поводу указанных в статье данных. Такое предусмотрено процедурой проверки. Встреча пока не состоялась: во-первых, проверка подменяется имитацией. Во вторых, адресованные мне письма Белякова не соответствовали правовым нормам. Собственно, они писались в надежде, что я не буду давать объяснение и этим облегчу возможность свернуть проверку. Судимые родственники тестем у Федичкина не заканчиваются. В прошедшем году за совершение тяжкого преступления осужден его племянник. А еще ранее под судебные жернова попал третий родственник Юрия Федичкина. Какой-то околокриминальный прокурор.
    А между тем в следственном изоляторе жизнь протекала своим чередом. Заявление адвокатов прокурору области изменило ситуацию лишь немного: перекрасили коридор в светлый тон и повыдергивали некоторые провода, входившие в следственные кабинеты. Наверное, хотели показать, что "жучки" демонтированы. Так ведь они установлены с чердака, и кабель проведен в известное заведение на улице Вагжанова, где на первом этаже располагается целое управление с литерным обозначением "Л". А работа им подкидывается следующим образом. В спецчасти изолятора лежит список. Когда приходят к указанному в нем лицу, следует звонок в оперативную часть. Оттуда у сотрудника, осуществляющего вывод арестованных из камер, выясняют, в каком кабинете будет проходить свидание. Далее следует звонок в управление "Л", и оператор щелчком тумблера включает на прослушивание указанный кабинет. Дошло до смешного. Как-то белили кабинеты для свиданий и замазали микрофон. Пришлось выковыривать известку. Год назад администрация изолятора решила облегчить себе работу. Под видом эксперимента по улучшению работы ввели правило, обязывающее следователей и адвокатов заранее звонить о предстоящей работе. Таким образом, за сутки-двое становилось известно, кто к кому придет и в каком кабинете будет встреча.
    А тем временем, пока Федичкин проводил проверку, а постоянный прокурорский надзиратель Блохин в упор не видел правонарушения в СИЗО, Базулев далеко вышел за пределы своей вотчины. И не один, а с сорока заключенными.
    Тверь достаточно большой город. Соответственно, имеет Дворец спорта, которым может похвастать далеко не каждый областной центр. Силами москвичей был произведен ремонт его главной составляющей - ледового катка. На его поле администрация строительства и главные стражи арестованных нашли друг друга, во Дворце спорта реанимировали печально известный из истории опыт использования заключенных на стройках века. Случилось это с 29 ноября по 1 декабря прошлого года. В течение двух ночей и двух дней по 20 человек из числа осужденных, постоянно находящихся в изоляторе в качестве хозобслуги, посменно вывозились во Дворец спорта. Для этого через старые ворота изолятора подавался новый автобус синего цвета (с кресел не успели даже убрать ремни безопасности), предназначенный для междугородных перевозок. Помнится, морозы переваливали 20-градусную шкалу. Базулев выступил перед вывозимыми в ночь с речью из десятка слов. Проще было показать кулак, поскольку в этом и был смысл его словесных усилий. Полем трудовой битвы оказалось огромное спортивное помещение, продуваемое сквозняками из-за открытых в связи с производственным циклом дверей. Единственным способом согрева была работа. Она не требовала какой-либо квалификации. Задача была в том, чтобы как можно больше загрузить тележку бетоном в одном месте, покатить ее по дощатым дорожкам и выгрузить в другом. И так всю ночь. Правда, среди работающих было, можно сказать, 10 специалистов. Они были собраны по колониям в период строительства нового блока и содержались в так называемой "локальной" зоне. Был среди них даже неприкасаемый со своей посудой.
    В субботу утром заступила следующая смена. Также из 20 человек. Пока они работали, "ночники" отсыпалась до вечера. Вновь заступая на зэковскую вахту, возможно, кто-то не без основания полагал, что вносит лепту в будущие спортивные достижения. Воскресной смене немного повезло - она работала до 13 часов. Из популярного в свое время фильма "Чапаев" известно, что Василий Иванович определял место командира в бою впереди всех на белом коне. Начальник следственного изолятора, полковник Геннадий Базулев лично руководил в первую ночь операцией по вывозу на работу тех, кто не должен был в период отбытия наказания покидать колючую проволоку следственного изолятора иначе как по этапу под охраной собак и автоматчиков. С учетом того, что на дворе начало XXI века, Базулев был на служебной "Волге".
    Инструкция строго регламентирует порядок охраны конвоируемых. В этой акции было задействовано по 5 офицеров с пистолетами для охраны 40 человек. Старшими были начальники отделов Андрей Шанин и Дмитрий Вершинский. Кормление работяг было организовано за свой счет теми, на кого они работали, - москвичами. Рацион состоял из хлеба, колбасы, газированной воды. Были также макароны быстрого приготовления, правда, одна коробка. И "тачка" ушла, как говорится, налево. Одной из смен офицеров-конвоиров повезло больше - московский финансист выдал им для "сугрева" 500 рублей, которые были впоследствии предметом зависти "несогревшейся" смены.
    Если сказать, что этой строительной кампанией нарушены какие-то правовые нормы, - это значит, ничего не сказать. Вывозом заключенных для работ во Дворце спорта перечеркнуты все мыслимые нормы закона и инструкций, вступив в сферу действия уголовного законодательства. Эта акция показала, что требования администрации соблюдения арестованными, адвокатами и другими существующих правил являются показухой. Обнаруженная недавно у одного из арестованных плитка шоколада просто не идет ни в какое сравнение с нарушениями руководства изолятора. Высаженные в темное время суток из автобуса на дороге, 20 заключенных шли около ста метров по пустырю к месту работы. Примерно столько же было во дворце тех, с которыми спецконтингент не должен был контактировать. Базулев абсолютно точно знал, что плитку шоколада его подопечным на стройке не дадут. А то, что распивающие спиртные напитки свободные ремесленники наверняка могли налить сто граммов в качестве средства от мороза, Базулева не волновало. Навряд ли Федичкин усмотрит в действиях Базулева и тех, с кем он согласовывал свои действия, признаки преступления. Я же утверждаю, что описанная история, несомненно, является преступным превышением должностных полномочий. Только не нужно говорить о понимании Базулевым значимости ледового катка. Не ради детишек он старался, и преступлением не совершаются благие дела.
    Затрагивает эта история и другую сторону. Она определяется временем, в котором мы живем, и сложившимися рыночными отношениями. Они не оставляют никаких сомнений в том, что двухсуточный труд 40 бесправных людей был неплохо оплачен. Но не тем, кто в фуфайке гонял тачки с бетоном. Это уже тянет на другую статью Уголовного кодекса.
    Просматривается и третья карающая статья в деятельности, по поводу которой недавно произносились победные реляции. Так, в одном из документов руководства УИН по Тверской области утверждается, что сданный 19 декабря 2002 года новый корпус следственного изолятора является сегодня одним из лучших в России. Хотелось бы спросить у этого оценщика, неужели места содержания под стражей обвиняемых по стране настолько плохи, что корпус, построенный в нарушение режимных требований, является одним из лучших. Ведь его проектировал тверской ДСК, не имеющий для этого лицензии и представления, каким он должен быть. Это не строительство типовых квартир. Такие работы разрешены только специализированным учреждениям, имеющим соответствующие лицензии. Но поскольку ДСК ее не имеет, то налицо незаконная предпринимательская деятельность. Однако дело не столько в этом. И даже не в том, что строительство велось за счет капитального ремонта. Значительная часть строительства осуществлялась за счет налогов, которые должны были уплачиваться подрядчиками в бюджет, но не уплачивались. По данным информированных источников, объемы отраженных по документам работ существенным образом расходятся с фактическими. В том смысле, что стоимость затрат реального объекта уступает документальным затратам.
    Цель победных фанфар одна: в свое время Базулева удалось вытянуть на звание полковника при том, что его должность соответствует лишь уровню подполковника. Начальник УИН Савихин таким же образом надеется подняться выше положенной ему планки полковника и стать генералом. Вряд ли пройдет этот номер.
    Руководство УИН взялось гневно обличить меня и указало, что невестка полковника Базулева Виктория проходит службу с 1999 года, родила за это время двоих детей, получила высшее юридическое образование и является в отделе единственным сотрудником, имеющим такое образование. Это послужило причиной ее назначения на должность заместителя начальника отдела. А также о скромном пособии Вики в 50 рублей в месяц. Читал и думал: "Вот уж поистине в УИНе свои порядки, если откровенный протекционизм и злоупотребление служебным положением пытаются столь примитивно прикрыть".
    "Информация к размышлению" - определил бы Штирлиц факт закупки следственным изолятором практически всей электропродукции в течение длительного времени у одной и той же фирмы. И задался бы вопросом, соответствовали ли закупочные цены рыночным? Не использовался ли скудный бюджет изолятора для обеспечения доходной части этой коммерческой организации? Но, узнав, что старший лейтенант Виктория Базулева, числящаяся в отпуске по уходу за ребенком, работает юристом в этой организации, Штирлиц окончательно бы все понял. Я тоже понял: и тут пахнет статьей Уголовного кодекса. А еще подумал: "Хорошо, что кроме Федичкина есть прокуроры, родственники которых не были постояльцами Базулева".


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru