Архив номеров


Меня все время волновал вопрос, почему именно в России возник такой потрясающий по силе воздействия и доброте душевной документ, как "Домострой"? Наверное, это объясняется какими-то загадочными пресловутыми особенностями русского характера, который не могут постичь до сих пор во всем цивилизованном мире. Действительно, трудно понять, почему красивая здоровая женщина (зачастую превосходящая своего убогого во всех смыслах муженька даже по весовой категории) позволяет над собой изгаляться и не пытается даже не то что протестовать, а воспринимает очередные "заходы" своего благоверного как нечто само собой разумеющееся.
    
    ИСТОРИЯ, которую мы вам собираемся рассказать, еще, по сути, и не закончена, и когда она закончится - сказать трудно.
    Началось все десять лет тому назад... В одном из южных городов жила молодая супружеская пара, муж в жене души не чаял. Ирина, так звали нашу героиню, не только успевала работать воспитательницей в детском саду, но и дома все у нее было в идеальном порядке. В общем, семью можно было назвать идеальной, если бы не одно но: у Ирины и Сергея не было детей. Хотя они уже за десять лет и смирились с этим, но у Ирины сердце сжималось при виде малышей. Когда она в тридцать пять лет узнала, что беременна, то все девять месяцев носила себя, как драгоценный сосуд, так боялась потерять этого ребенка. К счастью, все закончилось благополучно: Ирина родила долгожданную девочку, которую назвала Вероника. И вот с этого-то момента все и рухнуло: и семейное благополучие, и любовь. Это сейчас, оглядываясь назад, Ира понимает, что точкой отсчета гибели их взаимоотношений можно назвать рождение девочки, а тогда казалось, что все осталось по-прежнему. Из детского сада ей пришлось уйти, потому что Вероника часто болела, да и на работу по дому, с которой она раньше справлялась легко, уже просто не хватало ни сил, ни времени - сказывались бессонные ночи.
    Затем так сложились обстоятельства, что их семья вынуждена была уехать из маленького южного городка в Тверь. Поселились в квартире брата Сергея, который временно отсутствовал в городе, свою квартиру продали фактически за бесценок. Деньги, естественно, быстро закончились. Сергей устроился работать таксистом, Ирина вынуждена была сидеть дома - Веронику, родившуюся слабенькой и постоянно болевшую, не брали в детский садик. Муж, все более отдалявшийся, часто не ночевал дома, свое отсутствие объяснял загруженностью на работе, потом перестал объяснять совсем. Ира, как любая женщина, по каким-то еле уловимым мелочам чисто инстинктивно понимала, что Сергей ей изменяет, но не хотела в это верить, она по-прежнему очень его любила, души не чаяла в дочурке и не собиралась ее лишать родного отца.
    Все, наверное, так и шло бы своим чередом, если бы не случайность, которая и предопределила судьбу Ирины. Собравшись с дочкой в гости к матери, которая жила в Тверской области, женщина рассчитывала вернуться домой дня через два, но пришлось уехать раньше: маленькая Вероничка раскапризничалась, ее напугал родной дядя, практически всегда находившийся "под градусом".
    Дома Иру ждал неприятный сюрприз: муж вовсю развлекался с любовницей и даже не пытался как-то оправдаться - это и стало последней каплей, переполнившей чашу терпения униженной женщины. У нее случилась истерика, она не помнит, что в отчаянии кричала Сергею, как трясущимися руками пыталась собрать какие-то вещи; помнит только первый удар, прямо в лицо, страшный и очень сильный, он сразу сбил ее с ног. Захлебываясь слезами и собственной кровью, она пыталась ползти к двери, но Сергей ударами ноги отбрасывал ее назад, не обращая внимания на трехлетнюю дочь, наблюдавшую за всем этим кошмаром расширенными от ужаса глазами. А любовница поспешила ретироваться в соседнюю комнату, чтобы там пересидеть скандал; о том, чтобы помочь несчастной женщине, не шло и речи.
    Ирина, которая от ударов уже получила разрыв барабанной перепонки, кровоизлияние в глаз, смогла выползти на лестничную площадку и позвать на помощь. Однако озверевший супруг остановился только тогда, когда на площадку вышла соседка, то есть все свои действия он четко просчитывал, ни о каком состоянии аффекта, о котором он потом рассказывал в суде, говорить не приходится.
    Маленькая Вероника после перенесенного потрясения долгое время находилась в состоянии стресса, у нее появились вегетативные нарушения, страшные головные боли, девочка начала мочиться в постель.
    Ирина после перенесенных побоев полтора месяца пролежала в больнице, в нейрохирургическом отделении. Она была и физически, и морально раздавлена: средств к существованию никаких, работы нет, жилья тоже, маленький ребенок на руках, перспективы нулевые. Единственный человек, который навещал Ирину в больнице и как-то поддержал потом, была ее двоюродная сестра, которая, в общем-то, сама нуждалась в помощи. Оля теснилась в коммуналке с мужем-алкоголиком и сынишкой, так что предложить Ирине жилье не могла, но она посоветовала ей обратиться в кризисный центр "Гортензия". Страшно предположить, что могло бы быть дальше с женщиной, абсолютно не имеющей никакого представления о своих правах.
    Ирина подала в суд на собственного мужа, чтобы получить хоть какую-нибудь компенсацию за лечение, обошедшееся ей весьма недешево, а ведь реабилитационный период продолжался, и до конца лечения было еще далеко. Ирине в кризисном центре "Гортензия" оказали полноценную моральную поддержку: ей помогли поверить в себя, убедили бороться за свои права, психолог и адвокат центра сопровождали ее на суд. Сергей оказывал сильнейшее моральное давление на Иру, уговаривая забрать заявление, вплоть до того, что, когда она шла на суд, медленно ехал за ней на машине, доведя ее до истеричного состояния. Суд присудил бывшему возлюбленному полтора года условно и принудительную выплату компенсации за лечение. Естественно, Сергей был в ярости и после суда сразу уволился с работы. Ира в конце концов развелась с ним и, несмотря на жесточайшую депрессию (были даже попытки самоубийства), смогла устроиться на работу, найти жилье. Она надеется со временем накопить денег на собственную квартиру, что, увы, нереально: ведь за свою тяжелейшую и морально, и физически работу сиделки за тяжелобольными Ира получает не так много денег.
    Единственное, от чего Ирина устает, - это то, что она вынуждена быть целый день на людях, а иногда так хочется вместе с дочуркой укрыться от всех. Но вот этого она себе и не может позволить - живет то в комнате, которую предоставляют при уходе за больным, то ютится у сестры, перед которой и так чувствует себя в неоплатном долгу: ведь той часто приходится забирать Веронику из садика, когда Ира работает по восемь часов. Самое главное, что молодая женщина не потеряла надежду, она даже строит какие-то планы на будущее, в которых нет места ее бывшему мужу. А он иногда заходит, нет, не для того чтобы увидеть дочку, а для того чтобы... пожаловаться на жизнь. Алименты при этом он не платит, говорит, что не работает, хотя Ира знает, что он занимается частным извозом.


КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

Самое трудное в подобных женских историях - психологически оторваться от мужа, закончить этот нескончаемый внутренний диалог, который только выматывает, но взамен не приносит ничего. Хорошо, что Ирина обратилась в кризисный центр и ей оказали необходимую помощь и поддержку, ведь все могло закончиться намного хуже. Это не первый случай в нашей практике, когда женщина застает мужа с любовницей, и безобразная сцена разборок происходит на глазах у ребенка. Что потом с ним будет, как это скажется на его психике в дальнейшем, мужчину обычно не очень волнует. Для женщины и ребенка, как правило, это огромный стресс, справиться с которым самостоятельно не всегда удается. Мужчина в наше время меньше готов к роли отца, чем женщина к роли матери. Зачастую ребенок в наше время - это обуза, а не ценность для семьи, и женщина вынуждена разрываться между двумя одинаково дорогими ей существами. Иринина жизнь сейчас сродни уходу в монастырь, она пошла на это ради ребенка.


Записала Елена ДАНИЛЕВСКАЯ

Благодарим за помощь в подготовке материала женский кризисный центр "Гортензия" (тел. 49-08-27)



Этой удивительной женщине 100 лет. У нее девять внуков, десять правнуков, один праправнук. Самому старшему из потомков 45 лет, младшему - 4 года. Несмотря на столь солидный возраст (в данном случае действительно есть чем гордиться), Аполлинария Сергеевна ПЛИЦЫНА обладает феноменальной памятью, отменным здоровьем и благородной красотой. Свой вековой юбилей она встретила в кругу близких: приехал из Краснодара сын Николай с семьей, дочь Нина из Старицкого района, была, естественно, и дочь Люба, с которой и живет Аполлинария Сергеевна. Из десяти детей Плицыной в живых остались только трое, но огромной любви и трепетного внимания к маме - хоть отбавляй.
    
    - Аполлинария Сергеевна, расскажите, пожалуйста, о своей жизни.
    
- Родилась я 1 января 1903 года в деревне Подмышье Селижаровского района. Вскоре мы переехали в деревню Ям-Столыпино (это в четырех километрах от Подмышья). Нас было трое детей. Отец мой умер, когда мне исполнилось пять лет. Маме помогал ее брат. Училась я в церковно-приходской школе - была круглой отличницей. Правда, образование у меня всего три класса. Маме было трудно справляться одной по хозяйству. Так что с 11 лет я начала вместе с ней пахать землю, косить и жать траву, молотить. Помню, часто вставала в два часа ночи и шла работать. Если выдавалась свободная минутка, тут же бежала в лес собирать ягоды и грибы - рыжики, если повезет - белые. Любила удить рыбу. Так и жили. С девчонками собирались и пели. У нас был маленький секрет: на подоконнике сооружали длинную доску, ложились на нее и затягивали песню - звук разносился по всей округе, как из микрофона, парни сбегались.
    - Кстати, а как вы вышли замуж?
    
- Это отдельная история. В 20 лет я пошла работать в дом к зажиточным людям. В то время с финской войны пришел хозяин Илья-кузнец. Мы приглянулись друг другу с первого взгляда. Косили как-то траву, он мне сделал предложение руки и сердца. Я думаю, плевать, что Илья старше меня на 20 лет. Пошли в сельсовет и расписались. Родила ему десятерых детей.
    - А где рожали?
    
- Как где? Дома. Повитуха приходила. Пуповину суровой ниткой перевязывала. У меня вообще здоровье хорошее было. Сами посудите, если я на седьмом месяце беременности крышу крыла. Правда, тогда упала, три ребра сломала - ну, ничего, все закончилось хорошо. Вон, Любу родила. Несмотря на роды, постоянно ходила работать на поле - сено косить. Смотрела за колхозной скотиной. Было время, когда была сторожем - охраняла магазин.
    - Да, чувствуется энергия так и била ключом?!
    
- А как же! Я постоянно бегала. Из нашей деревни быстрым шагом до Осташкова (70 километров) и обратно успевала за день. Вот и подсчитайте, с какой скоростью я преодолевала 140 километров. С ведрами в гору беременная поднималась. Все недоумевали. Многие завидовали.
    - А какое время было самым тяжелым?
    
- Послевоенное. Немцы сожгли нашу деревню, я детей при пожаре спасала. Так что пришлось потом все своими силами восстанавливать. Илья в 1952 году умер от воспаления легких. Мне, конечно, было тяжело. Дочка Нина в 16 лет уехала в Казахстан, на целину. Потом и нас всех туда перетянула.
    - Ну и как вам там?
    
- Мне там очень понравилось. Люди очень хорошие, открытые. Шел 1958 год. Прожила я там 30 лет. Хозяйство свое держала: были куры, поросята, корова. Климат мне подходил. Жили мы в Петропавловской области, на опытной станции. Хорошее было время. Много новых людей узнала.
    - Аполлинария Сергеевна, а чем вы любите заниматься в свободное время?
    
- Очень люблю читать. Правда, в последнее время из-за слабого зрения лишена этого удовольствия. А так, я перечитала очень много книг: и фантастику, и классику, и политические книжки про власть, ну, естественно, не обошлось и без дамских романов. Я даже многие отрывки помню. Библию знаю наизусть. Раньше я любила гулять на улице, но вот уже пять лет, как не выхожу из дома. Солнечными теплыми деньками нравится сидеть на балконе - загорать.
    - А что вы предпочитаете в кулинарном плане?
    
- Как ни странно, всевозможные сласти не признаю и не люблю. Никаких конфет, чай с сахаром вприкуску - это да. Нелюбовь к сладкому, наверное, из-за отсутствия баловства конфетами в детстве. А так я ем все. Но больше всего мне по душе окорочка и рыба.
    - Аполлинария Сергеевна, на сколько лет вы себя ощущаете?
    
- Ну уж никак не на 100. Старушка, конечно. Как-никак начала жить второй век, но в душе я моложе (смеется). Помню: раньше пойду с женщинами в баню, они натрутся мочалками, порозовеют все. А у меня тело и без мыла ладное и розовое. Я год, как медленно ходить стала. До этого все летала. А сейчас корпус бежит, а ноги не идут, как раньше. Мне хорошо, Люба опекает, всегда внимательная и чуткая.
    - А какие вам снятся сны?
    
- Вижу их каждую ночь: цветные, солнечные. Я в лесу: трава такая зеленая, хорошая. Вот я на поле кошу. Часто вижу маму, она у меня очень красивая была. А вот я на реке: ловлю рыбу. Спокойно так на душе. Мои сны гладкие.
    - Аполлинария Сергеевна, скажите, пожалуйста, вы ощущаете себя счастливым человеком?
    
Она задумывается, глядя куда-то вдаль пронзительно-голубыми глазами, и с уверенностью произносит: "Да".


Алена ДЕМИНА
    Фото Светланы ПРУСАКОВОЙ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru