Архив номеров


Центры социальной реабилитации для несовершеннолетних стали появляться у нас после 1992 года. Толчком к этому послужило постановление правительства, признавшее необходимость такой меры в качестве одного из средств защиты детей в связи с ухудшившимся материальным положением семей. Общеизвестно, что любые сложности в жизни взрослых больно бьют прежде всего по детям.
    
    И ВОТ УЖЕ в Тверской области действуют 27 таких центров. Центр в Лихославле действует уже пять лет. За это время сменилось три директора. Елена Аркадьевна Малофеева задержалась и уходить не собирается, а напросилась сюда сама. В прошлом воспитатель детского сада, она заскучала с благополучными детьми.
    Сейчас под ее началом работают шесть старших воспитателей и столько же нянечек - для самых маленьких. Кормят всех два повара. Лечит врач, работающий на полставки, а постоянно наблюдает ребят медсестра.
    С начала нашей встречи Елена поставила условие: фамилии ребят называть не станет. То, что им приходится пережить, трудно для понимания даже взрослого человека. Чем меньше огласки, тем ребятам спокойнее.
    Два месяца молчал, не разговаривал с окружающими поступивший к ним десятилетний подросток. На его глазах сгорел дом, погибли родители. Мальчик ушел погулять, а родители злоупотребляли спиртным. Что на этот раз произошло без него, теперь уже никто сказать не может, но горе мальчика было непосильным. Вину за случившееся взял на себя: если бы был дома, все бы закончилось хорошо... И если бы тогда его не удержали, бросился в огонь, чтобы спасти родителей.
    Разве, восстанавливая его психику, можно было уложиться в формальные три месяца? Чего стоило вернуть мальчика к нормальному для его возраста восприятию жизни, знают только здесь. В нынешнем году день, когда Игорь поступил в училище, стал в приюте праздником для всех.
    Он самый старший из воспитанников Центра. Самый маленький их постоялец Славик, которому пошел третий год, сейчас дома у родителей. Его дважды забирали из семьи. Его маме 24 года, а она уже дважды кодировалась.
    Мало своих районных родителей-кукушек, так в последние годы приходится заниматься еще и москвичами. И сейчас среди старших ребят живет восьмиклассница из Москвы. Училась в лицее. Жила в благополучной семье. С появлением проблем у родителей продали квартиру. Перебрались в Лихославль в надежде, что здесь заживут по-новому. Не получилось. Семья распалась. Единственная дочь оказалась в приюте. Лишить родителей прав на брошенного ими подростка не получается. Прежде нужно составить множество запросов в разные инстанции, восстанавливая историю неудачливой семьи. А девочка должна выйти в жизнь уверенным в себе человеком.
    Думается, что Елене, при всех сложностях обстановки, удастся создать в своем Центре атмосферу доброжелательности и любви. Конечно же, средств, которые отпускает государство, хватает только на минимум. Она же считает так: поскольку старшие ребята ходят в общую школу, они не могут, не должны быть ничем хуже других.
    Местное население приюту помогает. Приходят совсем незнакомые люди с пакетиками и сумками. Несут еще добротные вещи и обувь. Свои дети выросли, а здесь еще кому-то может пригодиться.
    Случаются и сюрпризы. Незадолго до 1 сентября остановилась возле их ворот машина иномарка. Заходит незнакомый мужчина. Спрашивает директора и, не представляясь, предлагает составить список самого необходимого для детей школьного инвентаря включая тетради, портфели, карандаши и циркули... Долго их уговаривать не пришлось. Список быстро подготовили.
    Через полчаса им доставили все, чего ребятам недоставало. Назвать себя незнакомец посчитал нескромным. Вежливо попрощался, и только его и видели.
    Все эти случайности вселяют уверенность, что коллектив работает правильно, прибавляют ему сил и душевного тепла. За те годы, как пришла сюда директором Малофеева, никто из персонала не уволился. И это хороший показатель.
    А тех, кто постарше и кому скоро выходить в самостоятельную жизнь, воспитатели стараются почаще брать на выходные к себе в семью. Елену, конечно же, в известность не ставят. Не положено. Вот так и живут...


Валентина ЧЕРКАШИНА


Когда-то у начальства в то время еще советских колоний не могло возникнуть и мысли о том, что подведомственное ему учреждение может посетить журналист. Теперь журналисты могут совершить экскурсию по зоне, пообщаться с заключенными... в присутствии начальства, разумеется. Устав, знаете ли.
    
    ВОТ И МЫ РЕШИЛИ посетить места не столь отдаленные (в прямом и переносном смысле слова) - колонию №10, которая располагается недалеко от Твери, в поселке Металлистов.
    При входе в учреждение нас попросили оставить пейджеры и мобильные телефоны. Когда за нами захлопнулась дверь, наш провожатый из начальства колонии спросил: "Вы первый раз на зоне?" - "Да, это наша первая ходка", - совсем невесело пошутила я, чувствуя себя не слишком-то комфортно от обилия решеток вокруг. И уж совсем неуютно мне стало, когда я заметила огромное количество колючих глаз, недобро глядевших на меня из-за решеток, - заключенные были на прогулке. Среди общей массы тяжелых взглядов и лиц, на которых злые деяния оставили свой неизгладимый отпечаток (надо сказать, что большинство заключенных этой колонии уже не новички на зоне), изредка попадались приятные черты лица.
    Тем временем мы отправились в пристанища здешних обитателей. Надо сказать, что они довольно сильно отличались от моих представлений и напоминали армейские казармы: большие комнаты с длинным проходом посередине, по обе стороны которого двухъярусные кровати.
    Первым нашим знакомцем на зоне стал Икрам. Еще недавно этот предприимчивый азербайджанец заправлял московским рынком, а сейчас каждый день в строю ходит на новую работу, где делает запчасти для автомобилей. Два месяца обучения - вот вам и специалист по запчастям.
    Кстати, о роде деятельности нового знакомого до наказания мы узнали от начальства. Сам же он на вопрос о работе ответил уклончиво - бизнес. В колонии Икрам уже два года, впереди еще один. "За что угодили в эти места?" - спрашиваю. "Труп", - слышу в ответ тихий голос Икрама. "Что труп?" - переспрашиваю. "Труп нашли... я защищался", - отвечает хозяин рынка, избегая слова "убийство". Я решила задать вопрос напрямик: "И как вы его убили?" - "Он сам... упал на стекло". Как нас предупредили сотрудники колонии, заключенные, общаясь с журналистами, часто или вовсе не говорят правды, или частично привирают. Оно и понятно - кому хочется выглядеть извергом, рассказывая о своих злодеяниях?
    С 1982 года Икрам живет в Москве, у него трое детей. Он сожалеет о том, что пока находится в тюрьме, время неумолимо убегает, а столько можно было бы сделать. Правда, о том, что будет, когда он выйдет на свободу, московский азербайджанец не переживает: "Все улажу".
    Понимая, что зрелые зэки, у которых за спиной буйная криминальная жизнь и длительный, а то и не один, срок, вряд ли пойдут на разговор по душам с романтично настроенными журналистками, мы попросили у начальства разрешения поговорить с молодыми ребятами. И эту возможность нам предоставили. Олег - 25 лет и Денис - 23 года являли собой полную противоположность. Один - уверенный в себе красивый брюнет, считающий, что много понял в жизни, второй - грустный шатен, общаясь с которым, создается впечатление, что когда-то он жил по соседству.
    Должность у Олега на зоне привилегированная - первый помощник начальника отряда, старший дневальный. В его распоряжении маленькая симпатичная комнатка с иконами и полками книг. Туда нас и пригласили.
    На воле Олег был менеджером в строительном деле. Правда, как эта работа связана с его преступлением - групповой кражей и убийством, он объяснить не сумел, отделался лишь короткой фразой: "Ума не было". У Олега на воле осталась жена и трехлетний сын Данила. В тюрьме наш дневальный находится три года из девяти причитающихся. Сынишку своего иногда видит и считает, что еще сможет заняться его воспитанием, зная, что не за горами досрочное освобождение. Колонию Олег называет пионерским лагерем. Тогда он, получается, пионервожатый. Только водит он в столовую не пионеров, а воров и убийц. Конечно, о неуставных отношениях нам зэки не поведают, да еще в присутствии начальства, но Олег вскользь заметил одно: для всех хорошим не будешь.
    Совсем другой получилась наша беседа с Денисом. Сюжет его жизни настолько же прост, насколько трагичен. Денис остался у мамы один: отец умер, старшего брата убили. Особых интересов в родном Торжке у пацана не было. Не задумываясь о пролетающей юности, Денис плыл по течению: дружки-подружки, гулянки-пьянки, драки-грабежи. Однажды он попался и оказался здесь, в колонии. Свобода, которая для нас является чем-то само собой разумеющимся, как дыхание, кажется ему наивысшим счастьем.
    Конечно, девчонки, с которыми он встречался, забыли про уголовника. Но он не теряет надежды, пытается знакомиться по переписке, кстати, и через "Караван" тоже. Только с сожалением говорит о том, что для девчонок это все несерьезно. А он мечтает о семье: милой, любящей жене и веселых карапузах. Такое простое человеческое счастье. Мы спросили у Дениса, уверен ли он в том, что, выйдя на свободу, снова не поддастся искушению деньгами, приключениями, бесшабашной жизнью. На что он ответил, что зарекаться не стоит никогда, но, поняв теперь, что такое неволя, он предпочтет тихую, пусть небогатую, зато спокойную и свободную жизнь, "ведь попав сюда еще раз, я вообще никогда не смогу создать семью".
    Находясь на зоне, час за часом я все сильнее ощущала тяжелую угнетающую энергетику, царящую там, отчего внутри накапливалось какое-то глухое раздражение. Когда оказалась по ту сторону забора, почувствовала облегчение и на ум почему-то пришли слова из известной песни: "У каждого есть право на выбор".


Елена БУРЦЕВА


МОЛОДЫЕ люди собираются в поселке Литвинки, у детского сада. Изо дня в день, в любую погоду, словно бы отбывая какую-то повинность. Монотонно и содержание этих сходок: молодое поколение выбирает отнюдь не "Пепси", а напитки покрепче, при этом девушки словно соревнуются со своими собутыльниками-юношами, ни в чем им не уступая. Однажды мне довелось стать свидетелем того, как компания пришла в совершенно невменяемое состояние буквально за пятнадцать минут, что, впрочем, и неудивительно, поскольку употребляемый "коктейль" мог бы свалить с ног и слона, приди ему в голову желание выпить пива, портвейна и водки одновременно.
    Объяснение можно найти чему угодно - даже массовому пьянству. А и в самом деле, чем заняться молодежи в Литвинках? Однако вряд ли потянет ее на выставки и концерты; сомнительно, что захочет она поменять бутылку на занятие спортом или техническим творчеством. Да что там спорт или концерты. Тяга к спиртному очень часто оказывается сильнее здравого смысла. Пьющий крестьянин, да еще пьющий в страдную пору - явление совершенно нереальное. Но ведь существующее! В одной из деревень Лихославльского района освоили производство самогона с добавлением таблеток. Действие смеси таково, что человек, употребивший ее, буквально вырубается. Все лето проспал под воздействием алкоголя сорокалетний мужчина, просыпаясь только для того, чтобы принять очередную дозу. А у него в хозяйстве, между прочим, находился бык, для которого требовалось заготовить на зиму сена. Понятно, горе-хозяин в руки косу так и не взял, и животное пришлось продать, а вырученные деньги были потрачены на очередной загул.
    В Кимрском районе в длительный запой ушли два механизатора, занятые на уборке картофеля. Трудно сказать, какова бы была судьба урожая, но один из механизаторов имел сына шестнадцати лет. Мальчишка сел за руль "Беларуси" и спас как урожай, так и папину репутацию.
    Можно ли перекрыть алкогольные реки? Разумеется. Ведь кто-то же продает молодым людям явно школьного возраста спиртное, наверняка у родителей берут они деньги для своих ежедневных попоек. Полагаю, что вполне разрешима и проблема крестьянского пьянства - человек должен стать полноценным хозяином на земле. Пусть не сразу, но забота о собственности должна одолеть "зеленого змия". Верю ли я сам в это? Очень хочется верить.


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru