Архив номеров


15-22 ОКТЯБРЯ 1941 ГОДА

    (Начало в №№42, 43, 45, 46.)

    
    II. ВОСЬМАЯ ТАНКОВАЯ БРИГАДА В БОЯХ ЗА КАЛИНИН

К концу августа 1941 года из оставшихся подразделений 32-й танковой дивизии, разгромленной врагом, начали формировать 8-ю отдельную танковую бригаду. Ее боевым ядром стали командиры и часть личного состава бывшего 63-го танкового полка, уже имевшие боевой опыт сражений на Юго-Западном фронте в первые недели войны.
    Майор А.В. Егоров, командир 63-го полка, был назначен командиром 8-го танкового полка, который составил основу 8-й танковой бригады. Он же возглавил формирование бригады. Только после того, как прибыла техника, вооружение, маршевые танковые роты с экипажами, в штаб 8-го танкового полка к А.В. Егорову 31 августа 1941 года прибыли полковник П.А. Ротмистров, назначенный командиром 8-й танковой бригады, и военком бригады, бригадный комиссар (воинское звание. - Прим. авт.) Н.В. Шаталов.
    Ротмистров Павел Алексеевич (уроженец Селижаровского района Тверской области) стал красноармейцем в 1919 году. В 1919-1921 годах он участвовал в боях на Восточном и Западом фронтах Гражданской войны, а также в подавлении мятежа контрреволюционеров в Кронштадте. За бои под Кронштадтом был награжден орденом Красного Знамени, затем направлен в Объединенную военную школу имени ВЦИК, которую окончил в 1924 году (ныне это Московское высшее общевойсковое командное училище). В предвоенные годы Ротмистров (в 1931 году) окончил Военную академию имени Фрунзе; был командиром пехотного взвода, роты, артбатареи, заместителем командира батальона. С 1931 года работал в штабах дивизии и армии, а также командовал стрелковым полком. В январе 1938 года был назначен преподавателем кафедры тактики Военной академии механизации и моторизации РККА имени Сталина (ныне - ВА БТВ). Во время советско-финской войны 1939-1940 годов П.А. Ротмистров был командиром танкового батальона и начальником штаба 35-й танковой бригады. С декабря 1940 года он заместитель командира 5-й танковой дивизии, а с мая 1941 года - начальник штаба 3-го механического корпуса на Северо-Западном фронте, в Прибалтике. К началу войны Ротмистров имел ученую степень кандидата военных наук и звание доцента. С 31 августа 1941 года он стал командиром 8-й танковой бригады.
    Восьмая танковая бригада по штату должна была иметь 8-й танковый полк (в составе двух танковых батальонов, одного мотострелкового батальона, одного зенитного дивизиона, рот разведки, боевого управления и обеспечения), а также штаб бригады (начальник штаба - майор М.А. Любецкий).
    Роты средних танков Т-34 прибыли с экипажами из Сталинграда, а легких Т-40 - с Урала. Танки "КВ" бригада получила из Ленинграда; их экипажи были укомплектованы добровольцами из рабочих Кировского завода. Ко второй половине сентября 1941 года в 8-м полку и в бригаде был 61 танк, из них 7 "КВ", 22 средних Т-34 и 32 легких Т-40.
    23 сентября 1941 года 8-я танковая бригада уже оказалась на Северо-Западном фронте и через сутки вступила в бой под Демянском. Здесь бригада (по вине Ротмистрова) вела бои без предварительной войсковой, инженерной и артиллерийской разведки противника; понесла большие потери. Три недели бригада сражалась с врагом на северных отрогах Валдайской возвышенности; в итоге в строю осталось только 30 танков (полностью готовых к бою), 14 подбитых были на ремонтной базе, еще 5 оставались на поле боя подбитыми и затем были эвакуированы. Было потеряно безвозвратно 12 танков Т-34. Всего в бригаде осталось 7 тяжелых танков "КВ", только 10 средних Т-34 и 32 легких танка (часть из них - небоеспособны). Легкие танки имели тонкую, противопульную броню, пожароопасные двигатели, слабое вооружение, ограниченный моторесурс и запас хода. В частях и подразделениях бригады ощущается недостаток боеприпасов, боевой техники, вооружения и личного состава.
    Однако 13 октября 1941 года полковник П.А. Ротмистров получил распоряжение командующего Северо-Западным фронтом, генерал-лейтенанта П.А. Курочкина, по которому 8-й танковой бригаде и 46-му отдельному Особому московскому мотоциклетному полку НКВД предписывалось: к исходу 14 октября сосредоточиться в районе деревни Старое (южнее Вышнего Волочка) и быть готовыми действовать в качестве авангардов оперативной группы войск Северо-Западного фронта (под командованием генерала Н.Ф. Ватутина) в направлении Торжок - Медное - Калинин. В состав опергруппы Ватутина входили еще 46-я и 54-я кавалерийские дивизии, 183-я и 185-я стрелковые дивизии, но они еще не вышли из исходных районов. Танкистам и мотоциклистам предстояли действия в отрыве от своих основных сил, в неясной обстановке, без необходимой огневой и авиационной поддержки, с открытыми флангами.
    Передовой отряд танкистов 8-го танкового полка майора А.В. Егорова и 46-го мотоциклетного полка майора В.М. Федорченко выступил 14 октября в шесть часов утра. В танковой колонне первыми шли средние танки Т-34, за ними легкие Т-40 (и устаревшие Т-26), замыкающими были тяжелые "КВ-1". Другие подразделения бригады с полковником Ротмистровым шли за передовым отрядом не спеша, довольно медленно.
    Авангарды 8-го полка майора Егорова и мотоциклисты вступили вечером 14 октября в Вышний Волочек, а в 4 часа утра 15-го прошли через Торжок. За два часа до рассвета 15 октября авангардная разведгруппа обнаружила в районе села Медное передовые дозоры врага, завязала с ними перестрелку, но пленных взять не смогла.
    Ночью 15 октября майор Егоров принял решение: своими подразделениями танков с десантом автоматчиков на броне во взаимодействии с полком майора Федорченко атаковать село Медное, разгромить врага в этом районе, захватить село, а затем, действуя вдоль Ленинградского шоссе, с боями ворваться на северо-западную окраину Калинина. При этом авангарду приказывалось пробиться к виадуку через линию Октябрьской железной дороги, который калининцы называли Горбатым мостом. Потом предполагалось 16 и 17 октября, взаимодействуя с другими частями и соединениями оперативной группы генерала Н.Ф. Ватутина, которые должны подойти к городу, овладеть Калинином.
    Однако в район села Медное 15 октября смогли подойти только 34 танка 8-го полка, а еще 15 танков должны были подойти в район села Марьино из ремонта только впоследствии...
    Первый бой за село Медное завязался перед рассветом 15 октября. Передовой отряд врага, находившийся здесь, был разгромлен, но отдельные группы противника образовали в селе устойчивые очаги сопротивления, которые пришлось ликвидировать мотоциклистам 46-го полка майора Федорченко. В районах Медного, Поддубок, Старо-Каликина были взяты первые трофеи и документы убитых германских солдат 1-й и 6-й танковых дивизий противника.
    (Продолжение следует.)


Александр СУПРУНОВ


В ПОСЛЕДНЕЕ время в нашей области большое число людей и СМИ уделяют внимание событиям военного времени в районе города Ржева. Для отстаивания той или иной точки зрения в выступлениях, газетных статьях приводятся факты, которые не всегда соответствуют действительности. Это не вина людей, а их беда: в советское время история тех событий в основном замалчивалась, в наши дни познакомиться с новыми исследованиями или публикациями нельзя из-за отсутствия их в наших библиотеках.
    Занимаясь давно и профессионально историей нашего края в годы войны, в том числе историей Ржевской битвы, рискну предложить небольшой ликбез в помощь заинтересованным, остановившись лишь на основных массовых ошибках.
    1. В боях за город "полегло более одного миллиона советских воинов". Эта фраза звучит в разных вариантах из уст многих людей: от школьников до известных тверских журналистов и даже губернатора области.
    По данным Тверского областного военного комиссариата, на территории Ржевского района учтен 85121 погибший и захороненный советский воин, на территории соседних районов: Бельского - 24909, Оленинского - 12771, Зубцовского - 27154, Жарковского - 1128, Западнодвинского - 4708, т.е. 155791 человек.
    Общие потери (убитые и раненые), по официальным данным, в четырех крупных наступательных операциях советских войск на ржевско-вяземском плацдарме с января 1942 года по март 1943 года составили 1325823 человека. По мнению исследователей, оспаривающих официальную точку зрения, число общих потерь в тех же операциях более полутора миллионов человек.
    Таким образом, налицо массовая путаница между безвозвратными и общими потерями, между боями за город и битвой за плацдарм.
    2. Ржевская битва - это битва не за город, а за уничтожение основных сил центральной немецкой группировки на ржевско-вяземском плацдарме. Разворачивалась она не только в районе города Ржева, но и на территории Московской, Тульской, Калининской, Смоленской, современной Калужской, а возможно, и других областей. Город Ржев, как Москва, Сталинград, Курск, дал название битве, хотя бои за город, как и бои за Белый, Оленино, Зубцов, Вязьму, Сычевку, Гжатск, были лишь частью битвы.
    Существование битвы на сегодняшний день не признано представителями официальной военно-исторической науки. Сотрудники Института военной истории МО РФ, члены Ассоциации военных историков, ведущие исследователи Великой Отечественной войны оспаривают ее наличие в истории. Термин "Ржевская битва" используют лишь ветераны, отдельные региональные историки, краеведы, государственные чиновники разных уровней. Для доказательства существования в истории войны Ржевской битвы еще предстоит проделать большую работу.
    3. Часто говорят о Ржеве, "полностью разрушенном фашистами в годы войны". Действительно, в первой половине октября 1941 года немецкая авиация основательно бомбила город. С января 1942 года по март 1943 года город обстреливала наша артиллерия и бомбила наша авиация. В директиве Ставки ВГК командующему войсками Калининского фронта о задачах по овладению Ржева 11 января 1942 года говорилось: "Ставка рекомендует максимально использовать для этой цели... артиллерийские, минометные и авиационные силы и громить во всю город Ржев, не останавливаясь перед серьезными разрушениями города". Из "Плана использования авиации..." летом 1942 года: "В ночь с 30 на 31 июля 1942 года разрушить Ржев и Ржевский железнодорожный узел".
    Трагедия Ржева в том, что, будучи длительное время крупным опорным немецким пунктом на плацдарме, он был разрушен родной армией.
    4. Когда говорят о значении Ржева, говорят о том, что он "защитил Москву", остановил крупное немецкое наступление, здесь "сдерживались крупные силы немецко-фашистских захватчиков". Но ведь всё это сделал не город, находившийся в руках немцев, а советские солдаты, которые пытались освободить его от оккупантов. Громадное значение Ржевской битвы и состоит в том, что активные наступательные действия советских войск на данном участке фронта не позволили войскам вермахта наступать здесь весь 1942 год. Немецкие войска здесь в основном оборонялись, и их опорными пунктами были перечисленные выше города.
    Подчеркнем ещё раз, что это заслуга не города, а людей - советских солдат. Именно советских, так как воевали и гибли, пытаясь освободить Ржев, представители всех национальностей бывшего Советского Союза. Тем, кто предлагает присвоить Ржеву звание "Город cолдатской cлавы", стоит обратить внимание на двусмысленность данной фразы: славу каких солдат предлагается увековечить в этом названии; тех, кто оборонял город, - немцев, или тех, кто пытался его освободить и остался лежать на его окраинах и вокруг города, "в безымянных болотах"? Не логичнее ли изменить акцент в этой фразе, перенести его с города на человека, а город Ржев назвать городом Памяти cоветского cолдата. Естественно, редакция не только возможна, но и желательна.
    5. То, что происходило в годы войны в районе ржевско-вяземского плацдарма, не было славой для советской стороны: длительное время вблизи столицы государства находился плацдарм крупной немецкой группировки. Все попытки Верховного командования его ликвидировать, несмотря на большие потери, заканчивались неудачей. Войска группы армий "Центр" сами ушли с плацдарма, за что командующий Западным фронтом И.С. Конев был снят с должности с очень жесткой формулировкой. Именно поэтому после войны руководство страной постаралось забыть об этих событиях.
    Если мы будем и дальше использовать стереотипы советского времени и все, что связано с войной, в том числе и неудачи командования, и массовую гибель солдат называть "славой", значит, и дальше нашу страну можно будет так легко втянуть в разные войны: в Афганистане, в Чечне, не дай Бог, в Грузии!


Светлана ГЕРАСИМОВА, кандидат исторических наук, город Тверь

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru