Архив номеров


15-22 ОКТЯБРЯ 1941 ГОДА

Вдруг на дорогу выскочил красноармеец и замахал шапкой... "Свои!" "Какая здесь дивизия?" - спросил Горобец, открыв люк, у пожилого красноармейца в прожженной шинели. "А какую надо?" - "Пятую стрелковую". - "Она самая и есть".


(Начало смотрите в №№42, 43, 45.)

ТАНК ОКРУЖИЛИ красноармейцы в шинелях и полушубках, осматривая иссеченную немецкими снарядами броню, закопченные лица танкистов в изодранном, прогоревшем обмундировании. Они сами так изменились, что с трудом узнавали друг друга. Взглянув на Григория Коломийца, танкисты закричали: "Гриша, что у тебя с глазом?" Тут только Коломиец черной ладонью провел по лицу и почувствовал на нем большую, глубокую рану, из которой кровь струйками текла по щекам. Ранило его в лицо, видимо, еще у фабрики "Пролетарка", когда танк подбили и начался пожар.
    Неожиданно к танку подбежал командир-артиллерист в белом полушубке и закричал: "Кто командир танка?" - "Я", - отозвался Степан Горобец, выйдя вперед. Подскочив к Горобцу, командир схватил его за шиворот комбинезона: "Почему по своим стрелял? Пушку у меня подбил! Да я за это тебя без всякого трибунала..." И он стал расстегивать кобуру. "По нам стреляли, и мы стреляли. Кто знал, что свои", - только и успел сказать растерявшийся старший сержант Горобец. "Не знал, где свои, а стрелял!" - раскричался командир в белом полушубке, все больше свирепея, отталкивая и уводя Горобца в сторону от экипажа. Но растерявшиеся от неожиданности танкисты стали приходить в себя. "Не дадим командира, ребята!" - крикнул Федор Литовченко, загораживая собой Степана Горобца.
    В это время тот же пожилой красноармеец в прожженной шинели, что первым встретил танкистов на дороге, быстро метнулся в один из блиндажей. Оттуда сразу же выбежал полковник в одной гимнастерке с пистолетом в руках, выстрелил в воздух и приказал: "Отставить! Ишь, какой ты ретивый, артиллерист! Для немца злость прибереги!" Так удалось предотвратить скорый самосуд и трагедию.
    Вскоре экипаж танкистов Горобца отправили в штаб 30-й армии, где их принял командарм генерал В.А. Хоменко. Он поблагодарил каждого, а потом, сняв со своего кителя орден Красного Знамени, вручил его Степану Горобцу. За этот рейд орденом Красного Знамени был позже награжден стрелок-радист Иван Пастушин, а механик-водитель Федор Литовченко был отмечен орденом Красной Звезды. Впоследствии его наградили и орденом Ленина.
    После войны трое танкистов из экипажа Т-34 №03 остались в живых и не раз встречались вместе. Но их командир, младший лейтенант Степан Горобец, погиб в бою 8 февраля 1942 года под Старицей.
    В рейд на город Калинин пошло до 40 танков 21-го полка, а назад вернулся только один. Многие танкисты погибли еще на пути к Калинину: в город 17 октября сумели прорваться 8 боевых машин.
    Южнее деревни Лебедево, на окраине Калинина, танк Т-34 старшего политрука Гныри, комиссара 1-го батальона 21-го полка, ворвался на немецкий аэродром и уничтожил там 2 самолета, перед этим раздавив 3 противотанковые пушки и разбив 29 вражеских автомашин. Но в неравном бою их танк был подбит, и часть экипажа погибла.
    Другой танк Т-34 старшего сержанта Рыбакова прорвался к городу в районе нынешнего микрорайона "Южный". Здесь они также атаковали вражеский аэродром, уничтожили много самолетов противника, но немцы подбили танк, окружили танкистов и взяли их в плен. Однажды ночью Рыбакову удалось бежать из дома на окраине Калинина, где немцы держали советских военнопленных. При этом он спрыгнул со второго этажа здания на часового, задушил его и бежал вместе с артиллеристом младшим лейтенантом Рыжовым (из другой части). Через неделю скитаний Рыбаков дошел до своих и воевал до Победы в 1945 году на разных фронтах войны.
    На южную окраину Калинина прорвался и танковый экипаж Т-34 старшины Алексея Шпака. В это время здесь еще шел тяжелый бой с немцами. Один из домов рабочие из батальона народного ополчения превратили в мощный опорный пункт обороны. К 17 октября враг пытался несколько раз взять этот дом штурмом, но рабочий отряд сражался стойко. Тогда к дому подошли немецкие танки. Один из них открыл орудийный огонь по окнам укрепленного дома. И в это время на помощь рабочим-ополченцам неожиданно для врага пришел советский танк старшины Алексея Шпака из батальона капитана Агибалова. Он с первого выстрела уничтожил германский танк, а затем и автомашину с офицерами в районе этого дома.
    Потом Шпак повел свой танк Т-34 к железнодорожному вокзалу, обнаружил здесь вражеские окопы, занятые немцами, и вступил в неравный бой. Под сильным пулеметным и орудийным огнем врага танк Алексея Шпака "проутюжил" окопы, уничтожая немецких солдат, но и сам экипаж Т-34 пал смертью храбрых...
    На южную окраину города Калинина ворвался и танк Т-34 лейтенанта Воробьева. Здесь он уничтожил три огневые точки врага и несколько автомашин. Продолжая крушить противника огнем и гусеницами, танк лейтенанта Воробьева смог подойти ближе к центру города. На одной из улиц Калинина командир танка увидел на снегу раненого советского автоматчика. Рискуя жизнью, под сильным вражеским огнем, Воробьев выскочил из танка, подобрал истекающего кровью красноармейца и втащил его в свой Т-34. Но вскоре, в ходе продолжения уличных боев в городе, экипаж лейтенанта Воробьева геройски погиб.
    На улицах города Калинина погиб и экипаж лейтенанта Малеева, успевшего уничтожить здесь несколько грузовых машин с немецкой мотопехотой.
    Пока один танк Т-34 №03 успешно прорывался через город, на улицах Калинина были подбиты или сгорели в своих танках еще 7 танковых экипажей из 1-го батальона капитана Агибалова.
    В это время и их комбат принимал свой последний бой в нескольких километрах от южной окраины Калинина, у деревни Напрудное. Здесь танк Агибалова раздавил еще одну вражескую пушку, сжег бензовоз и обстрелял колонну вражеской пехоты. Перед этим, ровно в 12.00, от капитана Агибалова была получена в штабе бригады последняя радиограмма, оборванная на полуслове: "Разгромлен немецкий штаб. Иду на..."
    Внезапно в ходе боя встал танк комбата, замолчала пушка Т-34. Вскоре враг пришел в себя, подтянул артиллерийскую батарею и начал расстреливать неподвижный советский танк прямой наводкой. После этого, осмелев, немецкая пехота пошла в атаку на молчавший танк. И была встречена смертоносным огнем почти в упор: пулеметчик, занявший позицию под разбитым танком, подпустив врага метров на 30, уничтожил всех атакующих, одного за другим. Несколько раз, после ураганных артобстрелов, шли на танк немцы. Но были отбиты метким, прицельным огнем и четвертая, и пятая атаки врага. Теперь пулеметчик стрелял короткими очередями, берег патроны. К немцам подходит подкрепление на бронетранспортерах, усиливается обстрел танка Т-34. Пулеметчик бьет совсем короткими очередями, раздаются одиночные пистолетные выстрелы... И вот после пятнадцатой атаки немецкие солдаты с опаской подползают на брюхе к разбитому танку Т-34, когда из-под него прозвучал последний выстрел...
    Враг окружает танк и находит под ним только одного убитого рослого советского танкиста в комбинезоне, у которого в руке был зажат пистолет "ТТ" без патронов. Рядом - танковый "дегтярев", пулемет и пустые диски к нему. Этот неравный и упорный бой с врагом до последнего патрона и до последнего вздоха вел комбат, Герой Советского Союза, капитан Михаил Агибалов, прикрывавший отход своего экипажа к лесу.
    Местные жители рассказывали потом советским солдатам, что немцы на месте последнего неравного боя комбата Агибалова нагрузили 3 грузовых машины трупами своих солдат и офицеров. Ночью колхозницы из деревни Напрудное тайком подошли к разбитому танку Т-34, отыскали тело павшего капитана и похоронили его скрытно от врагов...
    Внезапный прорыв танков 1-го батальона капитана Агибалова на ближние подступы к городу Калинину, а затем и в сам город с юга и юго-запада вызвал замешательство, а местами и панику у врага, нанес ему большие потери. По приказу от 2 ноября 1941 года "от имени фюрера" командующий 9-й германской полевой армией генерал-полковник А. фон Штраус наградил Железным крестом 1-й степени военного коменданта временно оккупированного города Калинина полковника фон Кестнера "за... руководство гарнизоном при ликвидации танкового отряда Советов, который, воспользовавшись сильным снегопадом, прорвался непосредственно в город".
    Так, сетуя на снегопад, даже Главнокомандование вермахта не смогло обойти молчанием этот советский танковый рейд 21-го полка, поколебавший боеспособность и наступательный пыл немецких войск.
    По далеко неполным данным, в результате рейда было уничтожено под Калинином и в самом городе 17 октября 1941 года 38 вражеских танков, до 200 автомашин, 82 мотоцикла, около 70 орудий и минометов, не менее 16 самолетов на аэродромах, 12 цистерн с горючим, много живой силы врага. При этом разгромили 3 штаба.
    Но и наши потери оказались велики. По официальным данным, 21-й танковый полк 17 октября потерял 11 танков Т-34, 35 человек убитыми и ранеными. Но, по сведениям политотдела 21-й бригады (поименному списку павших), погибло 89 человек. По другим архивным данным, было потеряно 25 танков, в том числе Т-34 - 21, БТ - 3 танка и один танк Т-60, а также 450 человек личного состава 21-й танковой бригады - в упорных боях с 16 по 19 октября 1941 года.
    Советские танкисты в самые трудные дни октября 1941 года смело шли в бой и, если приходилось, достойно умирали за свою Родину.
    Однако следует отметить, что в тот момент, когда у моста в Троянове погибал майор Лукин, а капитан Агибалов принимал свой последний бой под Калинином, комиссар 21-го полка, батальонный комиссар Закалюкин не поддержал своих сражавшихся товарищей, а вывел из рейда и боя в лес еще под деревней Трояново двенадцать танков Т-34 из группы Лукина. Конечно, струсили и предали товарищей не все, но те, кто был с комиссаром, вышли из боя, растерялись и весь день, вечер и ночь с 17 на 18 октября провели в лесу, скрываясь от немцев. При этом горючее и боекомплект у них не были израсходованы.
    Комиссар Закалюкин и командир 2-й роты 21-го полка, старший лейтенант Болдырев подобрали в районе деревни Трояново трех товарищей майора Лукина по экипажу, знали о его гибели. Обстановка казалось неясной. Что с теми танками Агибалова, которые пробились к городу? Где сам комбат-1? Комиссар Закалюкин, видимо, просто посчитал, что никому из них не удалось пробиться к городу. Только днем 18 октября была сделана неудачная попытка узнать о судьбе капитана Агибалова и его танкистов.
    Нет сомнений, что если бы за танком Лукина (как он и приказал перед боем) решились идти еще двенадцать Т-34, выведенных из рейда Закалюкиным, то они смогли бы, по крайней мере, прикрыть, спасти своих командиров. Но этого не случилось.
    Не про таких растерявшихся и не про такие случаи были слова капитана Агибалова: "Уверен в каждом из вас. Жалеть себя мы не имеем права". Советские солдаты и офицеры, такие, как Агибалов, Лукин, Шпак, Воробьев и другие, кто сражался до последнего снаряда и патрона, кто спасал боевых товарищей ценой своей жизни, были достойными патриотами своего Отечества. Про них звучали слова в довоенной песне:
    "Броня крепка, и танки
    наши быстры,
    И люди наши
    мужества полны.
    Вперед идут советские
    танкисты,
    Своей великой
    Родины сыны.
    Гремя огнем, сверкая
    блеском стали,
    Пойдут машины
    в яростный поход.
    Когда суровый час
    войны настанет,
    И нас в атаку Родина
    пошлет".


Александр СУПРУНОВ

(Продолжение следует.)


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru