Архив номеров


15-22 ОКТЯБРЯ 1941 ГОДА

"Скорость, ребята, скорость! - слышался в шлемофонах по радиостанциям танков голос комбата Агибалова. - Вперед, друзья, больше огня! Маневр и огонь!" У деревни Ефремово танкисты капитана Агибалова уничтожили 10 танков и от 40 до 70 машин врага (по разным данным). О судьбе этого села рассказала свидетельница тех событий 1941 года, уцелевшая после войны доярка Мария Купцова: "Утром 17 октября деревня Ефремово была запружена немецкими машинами. Наши танкисты месиво из них сделали. После этого фашисты облили керосином каждый дом и дотла все сожгли. Угнали жителей. Только искалеченные ивы остались..."
    
    УЖЕ В Ефремове, а затем и в селе Пушкино танкисты Агибалова встретили сильное сопротивление врага. По всему остальному маршруту рейда от Пушкина до Троянова и Калинина советские танкисты подвергались непрерывным бомбовым и штурмовым огневым ударам с воздуха. В районах Троянова и на ближних подступах к Калинину резко возросла мощь огня противотанковой артиллерии врага. В то же время боевой успех танкистов 21-го полка не закреплялся силами советской пехоты, как и временно отбитая ими у германских оккупантов территория.
    Но капитан Агибалов и майор Лукин продолжали выполнять боевой приказ и вели батальоны танков сквозь плотный вражеский огонь. На танк комбата обрушивались десятки авиабомб с самолетов противника, на его броне рвались снаряды орудий врага, но он вел вперед своих танкистов.
    Экипаж Т-34 за №03 под командованием старшего сержанта Горобца оторвался от своей колонны на 500 метров и поэтому избежал несколько мощных авиаударов врага с воздуха. Затем экипаж Горобца увеличил это расстояние и, проехав на предельной скорости (55 км/час) несколько километров, остановил Т-34. Заметив женщин и детей на шоссе, Горобец спросил их: "Вы из Калинина? Много там немцев?" Ему ответили: "Полно! И пушки у них, и танки... Куда вы? Поворачивайте - на смерть ведь идете!" Но танкисты, закрыв люки, пошли вперед...
    С боем ворвавшись в село Пушкино, экипажи Горобца, Агибалова, Воробьева и их товарищей разгромили германский штаб, уничтожили несколько вражеских машин и орудий. Их действия в районе Пушкина поддержала вторая танковая колонна майора Лукина. К деревне Трояново они сумели прорваться вместе. Но у Троянова только группе танков Агибалова удалось пробиться через мощный противотанковый заслон врага.
    Танки группы Лукина шли на высокой скорости. В прицеле танкового орудия командир 21-го полка уже видел дом, где разместился штаб 611-го германского тяжелого артдивизиона. Но едва танковая пушка его Т-34 сделала первый выстрел по этому штабу, как ответным огнем противника была разбита у моста через реку Каменку гусеница танка Лукина. Механик-водитель танка - сержант Нененко под прикрытием огня своих товарищей из танковой пушки и пулеметов выбрался через передний люк и попытался восстановить разбитую гусеницу. Но сделать это не удалось. Через тот же люк Нененко вполз обратно в танк и вместе с экипажем продолжил бой, уничтожая врага огнем с места. Постепенно в таком неравном бою противник окружил танк, ведя по нему огонь из замаскированных орудий и пулеметов. У танкистов замолчали пушка и пулеметы, подошел к концу боезапас. Майор Лукин приказал экипажу отходить к лесу через передний люк. Механик-водитель Нененко, стрелок-радист Емельянов и башнер-артиллерист Сашков начали отход к лесу короткими перебежками. В это время майор Михаил Алексеевич Лукин, командир экипажа и 21-го танкового полка, выскочил на броню танка почему-то через верхний люк Т-34 с двумя револьверами в руках и был убит очередями из пулемета и автомата.
    Перепуганные длительным огнем из танка и его сопротивлением немцы с опаской вышли из кустов у моста, подошли к телу павшего командира у разбитого танка. Затем, убедившись, что он мертв, перевернули сапогами тело убитого Лукина, обшарили карманы, сорвали с гимнастерки знаки различия и награды, затем воровато стянули с ног павшего сапоги...
    Все это видели местные мальчишки, подростки лет 15-17-ти, и другие жители Троянова. Разбитый танк и тело Лукина фашисты охраняли. Лишь на третью ночь четырем мальчишкам, школьникам-подросткам из Троянова - Николаю Кузьмину, Алексею Павлову, Володе Некрасову и Михаилу Петрову - удалось тайком взять тело погибшего советского танкиста и похоронить его на взгорке, у берега речки Каменки.
    После освобождения Троянова, в январе 1942 года, группа бывших соратников Лукина по полку и бригаде во главе с А. Витруком нашла его могилу с помощью трех ребят (четвертый из них пал от рук оккупантов). 24 января 1942 года по улицам города Калинина на танке Т-34 без башни гроб с телом Героя Советского Союза майора Лукина в сопровождении боевых танков был доставлен на площадь Ленина и захоронен здесь под траурный, прощальный салют из танковых орудий...
    Капитан Михаил Агибалов, боевой друг и соратник майора Лукина, продолжал 17 октября 1941 года вести в бой своих товарищей-танкистов. По его приказу танковая группа из восьми машин сумела прорваться на южную окраину города Калинина, пройдя не менее 60 километров по германским тылам.
    Первым пробился к городу Калинину сквозь заслоны наземного огня и беспрерывную бомбежку с воздуха танк под командованием старшего сержанта Степана Горобца (механик-водитель Федор Литовченко, башнер-артиллерист Григорий Коломиец, стрелок-радист Иван Пастушин). Но рации в их танке не было, поэтому Пастушин был просто стрелком в экипаже. За деревней Лебедево танкисты Горобца первыми увидели горящий Калинин в дыму пожаров. "Горит, ребята, Калинин - прибавь ходу, набирай скорость!" - скомандовал Степан Горобец. Справа оказался полевой аэродром противника, его обстреляли сначала зажигательными, а потом осколочными снарядами. "Это вам за наших!" - кричал башнер Григорий Коломиец, посылая в танковую пушку очередной снаряд... Несколько самолетов, машин с горючим и боеприпасами было уничтожено. Однако под огнем зенитной батареи экипажу пришлось отходить из района аэродрома. Приняли решение идти в город, но из-за поворота дороги показалась колонна мотопехоты врага: пулеметным огнем и гусеницами танкисты уничтожили несколько автомашин с германской пехотой.
    На окраине Пролетарского района города Калинина танк Т-34 №03 подошел к железнодорожной линии, а затем, круто повернув вправо, прошел под виадук и прорвался в большой фабричный двор Калининского хлопчатобумажного комбината. Во Дворе Пролетарки советский танк был подбит германской пушкой из артиллерийской засады врага, его стало быстро охватывать пламя. Подбив советский танк первым же снарядом, немцы-артиллеристы больше не стреляли - стали ждать взрыва в танке или выхода экипажа из горящей машины. Это оказалось ошибкой врага. Кое-как сбив очаги пламени внутри танка, Горобец и Литовченко бросили Т-34 на германскую пушку и раздавили ее.
    Обгоревший танк снова пошел вперед по направлению к восточной окраине Калинина. Позади Двор Пролетарки и старый монастырь на берегу реки Тьмаки; старый мост и противотанковые препятствия, надолбы и рельсы. После пожара танк почернел, закоптел, не видно стало номера и красной звезды на башне. Однако метким вражеским снарядом заклинило башню, пушку и разбило один из двух пулеметов. Теперь их главным оружием остались танковые гусеницы. Была раздавлена еще одна немецкая колонна на советских трофейных автомашинах. Из городских переулков и дворов враг обстреливал танк, идущий по Советской улице, поперек которой поставили несколько автомашин, чтобы задержать танк, но он пробил эту преграду и пошел дальше...
    Тут в центре Калинина на пути среднего Т-34 появился тяжелый германский танк. "Обходи справа!" - скомандовал механику-водителю Степан Горобец. Но не тут-то было: германский экипаж оказался опытнее, сманеврировал сам, а потом пошел в лобовую атаку, на таран Т-34, развивая большую скорость движения. Федор Литовченко перед страшным ударом врага по танку успел только крикнуть: "Держись, ребята!" и потерял сознание... Когда экипаж пришел в себя, то все почувствовали: их танк стоит, а дизельный двигатель заглох. Стало слышно, как гремят по броне подкованными сапогами - на Т-34 залезли немцы и стали бить по люкам танка, которые заклинило при таранном ударе врага, своими прикладами с криками: "Рус, капут! Сдавайс!"
    Советским танкистам пришла в голову мысль: "Неужели все? Да, кажется, все... приехали". Но просто так решили в плен не сдаваться...
    Дорога оказалась не совсем свободной, но тяжелый вражеский танк теперь отошел в сторону, на тротуар, развернулся там боком, чтобы перегородить основной выход из этой ловушки противника. Немцы из танка вышли на соседний тротуар и с ухмылками, покуривая, наблюдали за попытками взять в плен советский танковый экипаж Т-34.
    Уже после войны, вспоминая, механик-водитель Федор Литовченко говорил, что на его средний танк 17 октября 1941 года в Калинине пошла на таран "Тигра", то есть Т-6 с экипажем в шесть человек тяжелый германский танк. Но никто не верил Федору Ивановичу...
    А тогда, когда враг уже бил по танковым люкам, по броне, Литовченко обернулся со своего места механика-водителя и с тревогой спросил у своих товарищей по экипажу: "Ну, как вы там, ребята?" - "Дышим..." - с трудом ответил Степан Горобец. - "Попробуй, может, заведется..."
    И двигатель, действительно, удалось снова включить, он заработал, рычаги управления тоже действовали. Гремела, скрежетала по земле ослабленная танковая гусеница, цепляясь за борт машины (в ней был поврежден кривошип ленивца, а может, и что-то еще), но танк шел вперед... Ожила после таранного удара и пушка Т-34. Башнер Григорий Коломиец закричал: "Пушка-то вид удара ожила! Запрацювала!" - "Пушка действует!" - "Живем, братцы!" - "А фрицев на броне нема! Как ветром сдуло! Теперь уж не кричат "капут"! - кричали Степан Горобец и все остальные. По команде Горобца стрелок-радист Иван Пастушин сумел из уцелевшего второго танкового пулемета "ДТ" перестрелять немецкий танковый экипаж, а механик-водитель Литовченко смог сдвинуть немецкий танк немного в сторону. Они вышли из очередной ловушки врага...
    В центре города на большой площади "Восьми углов" танкисты обстреляли крупный немецкий штаб, затем обошли минное заграждение, преодолели баррикаду из груды камней и перевернутого на путях трамвайного вагона и снова пошли вперед. Заскочив в один из дворов, немного подправили гусеницу и, увеличив скорость, на обгоревшем, закопченном танке, поднимая вихрь раннего снега по улицам, вырвались к шоссе. Здесь, у восточной окраины города, подойдя к ней с запада, они с тыла атаковали замаскированную в кустарнике германскую батарею. Преодолев очередной вражеский заслон, увидели слева от шоссе широкую реку, запорошенную снегом у берегов. Неужели Волга?
    Но тут на Т-34 обрушился шквал огня. Били и сзади, и с боку, с флангов и спереди. Стреляли свои и немецкие части. Танк еще шел вперед. Справа был горящий элеватор, позади осталась еще одна деревня, а впереди показался на дороге мост. Пришлось открывать огонь, и вперед - из танковой пушки...


Александр СУПРУНОВ

(Продолжение следует.)


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru