Архив номеров


В преддверии юбилея на филологическом факультете Тверского университета мы решили побеседовать с одним из известнейших старейших и уважаемых преподавателей филфака Лидией Васильевной БРАДИС, которой, кстати, в 2001 году по праву было присвоено высокое звание "Почетный работник Тверского государственного университета".
    
    ТОЛЬКО представьте себе, какой урон был бы нанесен всей филологической науке в целом и Тверскому университету в частности, если бы Лидия Васильевна Брадис стала, как она мечтала в детстве, биологом! Причем это были не только мечты, маленькая Лида увлеченно посещала Тверскую станцию юннатов, несколько раз ездила в Москву на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку и даже видела знаменитую Мамлакат. Но была еще у Лидии и тяга к искусству, театру, живописи, музыке. Откуда что бралось? И она буквально отвоевала у судьбы право заниматься любимым делом - филологией, устным народным творчеством. За это право пришлось дорого заплатить: Лиде не было и шестнадцати лет, когда началась война, учебу в школе пришлось оставить, она с мамой эвакуировалась в Омск и пошла работать на военный завод, который производил минные взрыватели.
    "Неправда, что у войны не женское лицо! - говорит Лидия Васильевна. - Я точно знаю, что это не так!" После эвакуации они вернулись в Тверь, и опять Лида вынуждена была работать на военном заводе. По-другому было нельзя. Каждый, пускай на чуть-чуть, на один шаг, приближал светлый миг победы. И сейчас, спустя столько лет, Лидия Васильевна помнит все военные годы до мелочей, до малейших подробностей, она с дрожью в голосе говорит о своих "самых дорогих документах": удостоверении ветерана Великой Отечественной войны и удостоверении на право ношения медали "За доблестный труд в Великой Отечественной войне".
    А в те далекие военные годы шестнадцатилетняя Лида шлифовала снаряды на огромном неуклюжем станке ДИП (таинственное сочетание банально расшифровывалось в знаменитый сталинский слоган: "Догнать и перегнать!"). Взрослые работали по 12 часов, дети - по 10. Движения настолько были доведены до автоматизма, что юная Лида могла бы и во сне их повторить. Даже по прошествии стольких лет Лидия Васильевна говорит: "Если бы меня сейчас поставили к такому станку, я и сегодня справилась бы". А ведь в такой работе необходима была ювелирная точность: за малейший брак на военном заводе могли сурово наказать. Безумно хотелось учиться - с завода не отпускали, наивно рассчитывая, что поработает немного и к сентябрю - в школу, Лида застряла на заводе на долгие два года. Шла война, людей не хватало. Это было страшное время: постоянное чувство голода, по талонам давали малюсенькие кусочки вязкого клейкого хлеба, способные лишь на некоторое время притупить голод, выматывающие душу бомбежки, жуткий мороз, вымораживающий, казалось, все живое вокруг. Что давало силы выжить? Наверное, мечта. Лида мечтала продолжить учиться, кто-то надоумил сходить к военному прокурору города. Собрав все свое мужество, пошла и услышала возмущенную отповедь: "Ты хорошо соображаешь, что делаешь? Ведь идет война, какая учеба?!" Приближался сентябрь... И Лидия все-таки добилась своего. Военный прокурор, поняв, что от настырной девчонки просто так не отделаться, разрешил: "Черт с тобой, девка, иди - учись!" Но на заводе она должна была еще отработать месяц, чтобы ее отпустили, поэтому ночью приходилось работать, а днем учиться. Было безумно тяжело, ведь пропущено два учебных года! Но ничего, она справилась и окончила школу на "4" и "5". На выпускных экзаменах в школе Лида допустила в экзаменационном сочинении одну-единственную ошибку, помнит ее до сих пор: написала вместо "будущее" "будующее". Как она тогда ревела! Кстати, и тему сочинения Лидия Васильевна сохранила в памяти - "Слово о полку Игореве". Это, наверное, можно назвать символичным, ведь потом именно с древнерусской литературой, фольклором будет связана вся ее дальнейшая жизнь. Под влиянием любимого учителя словесности Соболевского Лида решила поступать в Ленинградский университет, на отделение русского языка и литературы. Приехала, сдала все экзамены на "4" и "5", но произошло роковое событие, может быть, полностью изменившее судьбу Лидии Васильевны: сгорело единственное студенческое общежитие на Охте, она не могла оставаться в Ленинграде, ей негде было жить: город представлял собой сплошные руины.
    Лида вынуждена была вернуться домой, хотя документы ей в вузе отказались отдавать наотрез. Ленинград не хотел ее отпускать, и еще дважды посылали из Твери запрос, а в ответ: "Немедленно явиться на занятия". Лидия поступила в Тверской пединститут, на филологическое отделение, здесь благодаря прекрасным, с мировой известностью преподавателям (многие из них приезжали читать лекции из МГУ) и пришла любовь к фольклору. Учились с упоением, не замечая ни голода, ни разрухи, ни лишений, не мешало даже отсутствие учебников (только кончилась война, откуда им взяться). Если преподаватель на лекции упоминал о какой-нибудь книге, имеющейся в единственном экземпляре в студенческой библиотеке, на перемене летели через двор наперегонки (библиотека находилась в другом здании). Кто успевал первым - затем пересказывал ее всем на лекции. "Понимаете, у нас был голод по знаниям, по книгам, по театру".
    Лидия Васильевна училась на одном курсе с Андреем Дементьевым. Вспоминает, что он тогда уже писал талантливые стихи, пел "Вернись в Сорренто" и был первым заводилой и балагуром на курсе.
    Уже в институте Лидия Васильевна поняла, что фольклор станет ее любовью на всю жизнь: с таким увлечением она ездила в фольклорные экспедиции, по крупицам собирала драгоценный материал, в результате написала блестящую дипломную работу, ее оставили учиться в аспирантуре, дальше - защита диссертации, научная и преподавательская деятельность в Тверском государственном университете. Когда я спросила, как долго Лидия Васильевна работает в нашем университете, она ответила: "Раньше в паспорт ставили штамп, где работаешь, и год, когда устроился на работу. Так вот, у меня в паспорте стоял штамп: 1955 год! И я никогда никуда не отлучалась с факультета, постоянно работала здесь, так что я себя считаю мастодонтом. Я не просто старейший преподаватель на факультете, я древнейший преподаватель! У меня учились и Людмила Скаковская, и Юрий Никишов, и Строгановы. Иду по факультету и встречаю все родные лица. Так что работаю я здесь почти всю жизнь, кстати, и живу постоянно, с 1958 года, в одном и том же доме. Наверное, я такой по жизни постоянный человек".
    Сейчас вся жизнь для Лидии Васильевны сосредоточена в ее фольклорной лаборатории. Чтобы собрать этот бесценный архив, потребовались многие годы. С такой гордостью и трепетом Лидия Васильевна демонстрировала мне многочисленные папки и тетради с записанными песнями, частушками, былинами, что совершенно очевидно: фольклорная лаборатория - дело всей ее жизни. Но как сохранить это богатство? Ведь старики уходят, а вместе с ними и мудрость народная. Нельзя, чтобы это все пропало - вот, что волнует сегодня Лидию Васильевну Брадис. "К сожалению, я пока не вижу своего преемника, того, кому я могла бы доверить наш бесценный материал. Так сложилось, что я сегодня осталась одна: дорогие мне люди умерли один за другим, и сейчас именно здесь, на филологическом факультете, сосредоточена моя жизнь. Пока я не могу отсюда уйти, хотя, наверное, давно пора, но мне жалко все бросать, жалко наш труд".
    У Лидии Васильевны и ее коллеги В.Г. Шоминой уже вышло несколько книг, посвященных самобытному тверскому фольклору. Впереди, несмотря ни на что, множество планов. Готовится сборник тверских частушек (их будет около 60000!), идет работа над мещанским романсом, кстати, очень популярным сейчас. Мечтает Лидия Васильевна подготовить книгу о тверских обрядах, в частности, о свадьбах.
    Про таких, как Лидия Васильевна Брадис, говорят "человек со стержнем". Этот "стержень" (то есть воля, сумасшедшее трудолюбие, любовь к истине) помог не раз ей выстоять, и я уверена, все, что Лидия Васильевна задумала, она обязательно воплотит в жизнь!


Елена ДАНИЛЕВСКАЯ
    ФОТО из личного архива Л.В. БРАДИС


ВЕТЕРАНЫ ТВЕРСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ ВСПОМИНАЮТ

60 лет минуло с тех пор, как я связал свою судьбу с тверской журналистикой. В 1942 году 17-летним юношей поступил литсотрудником в редакцию районной газеты "Лесной колхозник" (Лесной район) и с тех пор не расстаюсь с пером. Прошел все ступени редакционных кабинетов. Семь лет редактировал областную газету "Смена", 16 лет возглавлял Облтелерадиокомитет, полтора десятилетия был внештатным корреспондентом газеты "Правда". Автор очерковых книг "Здравствуй, весна", "Зовут дороги", повестей "Пороги", "Партизан Фриц" (в соавторстве с П. Александровским), "Тайна полковника Уранова". Печатался в центральных газетах и журналах.
    
    СЕГОДНЯ я расскажу о своем знакомстве с Иваном Сергеевичем Соколовым-Микитовым.
    А было это так. В мае 1966 года мне, работавшему тогда в обкоме партии, было поручено встретить на Калининском вокзале писателя, следовавшего с супругой из Ленинграда в Карачарово, где директор Дома отдыха (сейчас санаторий) Борис Петрович Розанов подготовил для него небольшой домик.
    Узнать Ивана Сергеевича на перроне мне было не трудно. Несколько лет назад я видел его воочию в ресторане "Волга", где мы, газетчики молодежки, настигли его и его земляка и друга А.Т. Твардовского, чтобы сфотографировать их вместе с нашим сотрудником - юным поэтом Андреем Дементьевым. Мэтры уважили нашу просьбу с одним условием - снимок в газету не давать.
    И вот теперь я представляюсь писателю и приглашаю его и его супругу в салон обкомовской машины. По дороге в Карачарово узнаю о печальных страницах биографии моих подопечных спутников, переживших уход из жизни обеих дочерей: старшая утонула в Финском заливе, младшую сразила скоротечная чахотка. Стоит упомянуть о такой детали: чтобы спасти больную, Иван Сергеевич обратился за помощью к Сталину. Вождь, надо отдать ему должное, помог определить ее в Крымский санаторий. Однако было уже поздно.
    Из Карачарова я возвращался с книгой, на титульном листе которой были начертаны слова: "Моим калининским друзьям на добрую память. И. Соколов-Микитов". Так началось мое общение со старейшим русским писателем.
    Мне довелось быть одним из редакторов-составителей сборника, посвященного 50-летию Советской власти. Я обратился к Ивану Сергеевичу с просьбой дать что-либо подходящее для книги. Писатель охотно согласился. У меня хранится одно из его писем той поры. Приведу его полностью.
    
    "9 февраля 1967 г. Ленинград.
    Дорогой Алексей Николаевич!
    С большим опозданием посылаю вам продолжение моих "карачаровских записей". Причина опоздания - одолевающие меня недуги. Быть может, успеете включить в ваш сборник. Если это возможно, по усмотрению вашему передайте "записи" в "Калининскую правду". Возможно, напечатают кое-что из моих "записей". Крепко жму руку.
    И. Соколов-Микитов
    P.S. Возможно, в конце февраля мы выберемся в Карачарово подышать свежим воздухом".

    
    Карачаровский домик был в полном распоряжении Ивана Сергеевича. Здесь каждое лето он спасался от шума городского и питерской суеты, создавал свои великолепные произведения. Стоявший на волжском берегу в тени вековых деревьев гигантского парка особнячок и был местом встречи с писателями Фединым, Твардовским, Солоухиным.
    На правах обкомовского "опекуна" (обком брался за все!) я дерзнул просто так, с обывательским интересом, без приглашения навестить карачаровского затворника, да не один, а вместе с компанией - писателем В. Камянским, редактором "Калининской правды" П. Ивановым, другом Ф. Буриловым. Мы взяли с собой бутылку "Старки" и на "Волге" нагрянули к старейшине русской словесности.
    Иван Сергеевич принял нас приветливо. Его супруга Лидия Ивановна, обаятельная, хлебосольная женщина, быстро соорудила закуску с вкуснейшими грибками, огурчиками, селедочкой. Иван Сергеевич, к тому времени уже плохо видевший, поднимая стопку, воскликнул:
    - Вот в Калинине еще коньяк можно достать, а в Питере с этим проблема.
    Мы не стали разочаровывать его и называть напиток своим именем. Чувствуя расположение к нам со стороны хозяев, мы не спешили покидать гостеприимные стены и с интересом слушали одиссею бывалого человека.
    - Я начал писать еще до революции, - рассказывает Иван Сергеевич. - Родился в Смоленской деревне, в юности работал в маленькой петербургской газетке "Ревельский листок", в которой опубликовал первые рассказы. Был моряком, много путешествовал, четыре раза побывал в Арктике. Одну зимовку провел на Шпицбергене, плавал к восточным берегам Северной Земли. С полярниками пробивался через льды к месту первой полярной станции. Избороздил немало морских дорог, скитался в чужих краях, в том числе по Англии. И чем чаще ветер странствий разлучал меня с родными краями, тем ближе они для меня становились. Тема деревни, тема родной природы, тема России стала главной моей темой...
    Десятки книг выпустил Иван Сергеевич. Редко кто из наших литераторов, кроме, наверное, Пришвина, может сравниться с ним по мастерству изображения картин русской природы с ее неповторимой волшебной красотой. Кстати, за дружеским застольем мы много интересного узнали о М. Пришвине.
    Последняя жена маститого писателя Валерия, по профессии машинистка, была моложе его на 27 лет, после смерти супруга вдовствовала ровно столько же - 27 лет. Удивительное совпадение!
    Несколько потускнел гражданский образ Михаила Михайловича, когда мы узнали, что он бросил предыдущую семью с детьми (один из них был душевнобольным), не оставив им средств к существованию. На суде, разбиравшем иск обездоленных, классику задали вопрос: "А как же будут жить ваши детки?" - "Мои детки - мои книги" - был ответ.
    Суд был справедлив, брошенную семью защитил закон.
    Мы покидали Карачарово с чувством глубокой признательности Ивану Сергеевичу и его супруге за гостеприимство, душевность и теплоту, проявленные к нам. На всю жизнь я сохранил память о встречах с замечательным русским писателем. В часы досуга частенько беру в руки его книги и погружаюсь в мир его образов.


Алексей ЕГОРОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru