Архив номеров

МИНУВШЕЕ В ИЮНЕ 42-ГО...

В ИЮНЕ 1942 года на Калининском фронте установилось относительное затишье, если этот термин позволительно употреблять по отношению к происходящим боям внутри Ржевско-Вяземского выступа. Обе стороны планировали более крупные операции.       Георгий Жуков полагал, что целесообразно в начале лета нанести мощные удары на западном направлении с целью ликвидации Ржевско-Вяземского выступа. Для этого, по его мнению, должны быть привлечены силы и Калининского фронта. Однако события под Харьковом внесли свои коррективы - намеченные воинские части были срочно переброшены туда.
      Немцы же предприняли две наступательные операции против группы генерала Белова, действовавшей у них в тылу. Много хлопот им доставляли и партизаны. С фронта немцы сняли два армейских корпуса и после ожесточенных боев (операции "Ганновер-1" и "Ганновер-2") фактически разбили группу Белова, часть которой прорвалась в расположение войск Калининского фронта, а большая часть ушла на юг и к 20 июня вышла в расположение войск Западного фронта.
      2 июня вместо Моделя командующим 9-й армией стал генерал танковых войск фон Виттенгоф. К 19 июня в штабе группы армий "Центр" обсудили план операции "Зейдлиц" по уничтожению советских 39А и 11 кавкорпуса, ведших оборонительно-наступательные бои между Белым и Сычевкой. Для этой операции немцами планировалось участие не менее 12 дивизий, кавалерийской команды 9А и других, в целом превосходящих по численности наши войска.
      Наше командование к концу июня уже имело информацию о готовящемся ударе. Однако и командующий 39А А. Масленников, и командир 11 кавкорпуса С. Соколов понимали и другое: слабое обеспечение своих частей. В 11-м кавкорпусе имелось: "винтовочных патронов - 1 боекомплект (БК), артвыстрелов - 1 БК, мин к минометам нет. Продовольствие - 4 сутодачи". В 39А - "3-5 сутодач продовольствия и в среднем около 1 БК боеприпасов". Масленников говорил: "...я готовлюсь к борьбе в самой неблагоприятной обстановке, то есть к боям в окружении без права вывода армии" (Военно-исторический архив, №8, 2001 г.). Напомним, что Ржев, Зубцов, Погорелое Городище, Белый находились в немецких руках, и их части нависали с севера над действовавшими на юге в их тылу 39А и 11-м кавкорпусу.
      Постепенно разворачивалось партизанское движение, организуемое под руководством обкома ВКП(б) совместно с армейским командованием. В июне 1942 года сформирована 1-я Калининская партизанская бригада, она действовала в Идрицком районе. В те же дни организована 2-я Калининская партизанская бригада из молодых комсомольцев-добровольцев. Бригада начала действовать в Великолукском районе. Забегая вперед, скажем: потом будут бить немцев 25 бригад.
      Все мероприятия по партизанскому движению в области объединялись и руководились оперативным штабом во главе с секретарем обкома ВКП(б) Бойцовым и начальником УНКВД Токаревым. В штаб входили также от УНКВД Павлов и Здорный, от обкома - Воронцов и Хрусталев.
      Таким образом, наша область в июне 42 года, через год после нападения фашистов, жила напряженнейшей жизнью: в нетронутых войной районах люди помогали фронту чем могли, на оккупированных территориях старались выжить сами и помогали армии и партизанам, а на передовой жизни не было - бои сметали целые деревни. Тем не менее, наш народ выстоял. Приведем слова беспристрастного наблюдателя тех событий Германа Геринга, наци №2, сказанные им в 1946 году на Нюрнбергском процессе: "Я не говорю о численности Красной Армии, о числе советских пушек, самолетов, танков. Это мы приблизительно знали. Я не говорю о мощи, о мобильности промышленности. Это было также нам известно. Я говорю о людях. Мы не знали и не понимали советских русских. Русский человек всегда был загадкой для иностранцев, и это оказалось для нас роковым".
      Неплохо бы эти слова фашиста знать и кое-кому из современных любителей испытать наш народ.

Борис ЕРШОВ
      Фото из архива ТГОМ

НАШ ЧЕЛОВЕК НА ЛУБЯНКЕ

Немалый вклад в создание и становление отечественной контрразведки внес наш земляк Артур АРТУЗОВ, памятный большинству телезрителей по отечественному телесериалу "Операция "Трест". Сегодня "Караван" рассказывает своим читателям об интересной судьбе и трагической гибели Артура Христиановича.       
      РОДИЛСЯ Артур в деревне Устиново Кашинского района в семье мастера-сыровара Христиана Фраучи, переехавшего в Россию в конце XIX века. А детство мальчика прошло большей частью в кашинском селе Юрино, где Фраучи арендовал землю у местного помещика. Занятый в сыроварне отец находил время поиграть своим шестерым детям на старой скрипке и альпийском рожке. Ну, а веселая "полечка", исполняемая матерью на пианино в белом зале имения, просто завораживала домашних.
      - Ну, мамочка, ну, пожалуйста, сыграй еще что-нибудь! - умолял Артур.
      Родители воспитывали в своем ребенке любовь к искусству и ко всему прекрасному и живому, ненависть к смерти и насилию.
      - Я убийца, я убийца! - повторял маленький Артур, стоя над телом случайно задавленного им котенка, смерть которого стала для него тяжелым потрясением.
      С детства сыновья и дочери Фраучи были приучены к нелегкому крестьянскому труду. Они работали на огороде, косили сено, сушили и убирали его в сарай.
      Здесь же, в Юрино, произошло знакомство Артура с российскими революционерами. Скрываясь от преследований царской охранки, подолгу жили в имении мужья сестер матери Подвойский и Кедров. Именно они сыграли большую роль в формировании у Артура марксистского мировоззрения, который с 14 лет принимал участие в распространении большевистских листовок.
      Позже семья Фраучи переехала в Боровичи Новгородской области. В 1909 году Артур окончил Новгородскую мужскую гимназию с золотой медалью. Однако сама медаль была вскоре продана, чтобы иметь возможность оплачивать обучение в гимназии брата Рудольфа и трех младших сестер. А Артур поступил в Петроградский политический институт, где учился, не используя отцовских денег. Его заработком стало репетиторство. Давая уроки мальчикам, поступавшим в гимназии, он содержал не только себя, но и сестру Евгению, учащуюся на высших женских курсах. С детства сохранив любовь к музыке и пению, молодой Фраучи работал над своим голосом и посещал питерский "Народный дом", где выступали лучшие певцы начала XX века: Шаляпин, Нежданова, Собинов. В 1916 году институт с отличием окончен, и по совету крупного ученого Грум-Гржимайло талантливый инженер Фраучи отправляется приобретать практические навыки на уральские металлургические заводы, где его и застала Февральская революция 1917 года.
      По рекомендации революционера Кедрова Артур возвращается в Петроград. Он работает в комиссии, возглавляемой Кедровым, по укреплению органов Советской власти на Севере, затем - инспектором снабжения на Северном фронте, комиссаром в Военном контроле Реввоенсовета.
      В 1918 году Фраучи вошел в состав Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем, возглавляемой Феликсом Дзержинским. Сам Дзержинский предложил тогда Артуру взять псевдоним, поскольку фамилия Фраучи была иностранной. Так Артур Фраучи стал Артузовым. Около пятнадцати лет возглавлял Артузов контрразведывательный иностранный отдел ВЧК и ОГПУ, приняв участие в разработке более пятидесяти крупных операций, приведших к разгрому контрреволюционных организаций и шпионских групп.
      В свободное время Артур Христианович нередко исполнял в клубе перед чекистами труднейшие оперные партии из "Аиды", "Риголетто", получая в награду бурные аплодисменты товарищей. Вместе с музыкальными навыками сохранил этот российский интеллигент также привитое в детстве гуманное, бережное отношение к любому человеку, даже если этот человек враг. Работая с плененными противниками, действовал чекист Артузов не пытками и шантажом, а силой убеждения. Так, в 1920 году особо уполномоченный Особого отдела ВЧК Артур Артузов сумел не только "разговорить", но и склонить на сторону Советской власти главного резидента польской разведки Игнатия Добржинского (Сосновского) при условии не репрессировать работавших по идейным соображениям на польскую резидентуру людей. И слово свое чекист сдержал: с согласия Дзержинского и Ленина арестованных поляков после окончания следствия доставили на Западный фронт и переправили на родину. Блестяще провели чекисты под руководством Артузова операцию "Трест", приведшею к захвату Савинкова, которого царская охранка называла "хитрым конспиратором, способным разгадать самый тонкий план сыска". В результате другой, также сложной операции был схвачен атаман Анненков, пытавшийся укрыться в Китае.
      В 1935 году, не освобождая Артузова от чекистских обязанностей, его назначают заместителем начальника военной разведки РККА, соответственно, Артуру Христиановичу пришлось теперь иметь дело не просто с иностранной разведкой, но и с военной, в том числе с разведкой фашистской Германии. Известен случай, когда нашему командованию понадобились чертежи нового немецкого танка "Т-111", то Артузов сумел достать... сам танк.
      Однако, как ни странно, пришло время, когда талант контрразведчика Артузова оказался невостребованным. В стране наступила ежовская эпоха, печально известная массовыми репрессиями и борьбой с "врагами народа". Необходимость в сложных чекистских операциях как бы отпала. Изобретать вражеские организации и выбивать из арестованных ложные показания против себя и других оказалось намного проще, чем ловить настоящих шпионов. В результате этакой оперативной показухи "кабинетные" разведчики прошляпили нападение на СССР фашистской Германии и едва не погубили советский режим.
      Жертвами тактики "массовых ударов" Ежова становились, как известно, не только рабочие и колхозники, инженеры и литераторы, но и сами работники органов. Уже само длительное пребывание в ВЧК-ОГПУ-НКВД давало повод для репрессий. Рассуждали, что долго работающий сотрудник "много знает" и поэтому становится нежелательным свидетелем злоупотреблений и беззаконий. Естественно, одними из первых были ликвидированы талантливые чекисты школы Дзержинского, на фоне которых ежовские очковтиратели и потребители спецпайков смотрелись очень уж невыгодно. В мае 1937 года в своем рабочем кабинете №201 на первом этаже дома №2 на Лубянке был арестован корпусный комиссар Артур Артузов, переведенный в начале года из военной разведки на скромную должность научного сотрудника 8-го (учетно-архивного отдела) ГУГБ. Артура Христиановича, легендарного советского чекиста, избивали на допросах, понуждая сознаться в сотрудничестве с четырьмя иностранными разведками. "Я не шпион", - пишет на клочке бумаги находящийся в Лефортовской тюрьме Артузов кровью из носа. Он погибает, ошельмованный и оболганный. Впрочем, следователь, пытавший чекиста, ненадолго пережил свою жертву и вскоре был расстрелян.
      Так закончилась жизнь нашего земляка - удивительного, разностороннего человека, который не только разрабатывал сложнейшие контрразведывательные операции, но и был добровольным прорабом строящегося для сотрудников НКВД жилого дома, изучал иностранные языки, шефствовал над одним из подмосковных колхозов, мечтал написать историю ОГПУ-НКВД и, по мнению специалистов, мог бы стать профессиональным певцом.

Материал подготовлен при содействии Владимира Владимировича КУДИНОВА, руководителя подразделения общественных связей Управления ФСБ по Тверской области.
      Записал Борис ГУРОВ

АВТОРСКОЕ МНЕНИЕ. ОКСАНА СМИРНОВА: О ПОЛЬЗЕ ФУТБОЛЬНЫХ ПРИПАДКОВ

БОЛЬШИМ поклонником футбола я не являюсь. Помнится, когда в студенческие годы мы пошли как-то раз болеть за свою факультетскую команду, своих от чужих я начала отличать лишь к концу первого тайма. Правда, неизвестно, что больше сказалось: издержки экипировки игроков или моя неопытность.       Шутки шутками, однако, раз в четыре года, когда круг родных и знакомых болельщиков начинает сжиматься рядом с телевизором и теснить туда же и меня, я позволяю себе оказаться вовлеченной в футбольную лихорадку. Я ею заболеваю, я болею... (Жаль, бюллетень не выписывают, ведь многие матчи идут в рабочее время.)
      Так вот, на время нынешнего мирового чемпионата меня посетил футбольный интерес. То же самое я заметила за многими другими, кто в обычное время не подозревает, что голкипер от вратаря мало чем отличается.
      Причины тому я обнаружила две: во-первых, на чемпионате демонстрируется футбол мирового уровня, который приятно посмотреть и неискушенному игроку. Вторая причина, конечно же, - недавнее наличие в составе игроков чемпионата родных российских увальней. Объединить первое и второе пока сложновато, но приступ патриотизма, который имел место в начале мирового первенства, нельзя недооценивать. Даже маститые маньяки игры, преодолевая сарказм по поводу качества игры российской сборной, все же трепетно за ней следили, пугая близких криками при домашнем просмотре либо в порыве чувств расплескивая пиво в летних кафе.
      Воспитанием в молодых индивидуумах чувства патриотизма сейчас мало кто озабочен, озабочены в основном его отсутствием. А здесь такой шанс - болеют, болеют же за страну. В этом смысле на плечах российской команды лежала дополнительная ответственность - успешное выступление стимулировало бы гордость за державу. Однако плечи пока еще слабоваты. Но если не брать во внимание побочный эффект - погромы в Москве, мало имеющие отношение к патриотизму (скорее, к проблеме интеллектуального уровня), то, надо заметить, что патриотизм в молодых душах готов был зародиться. (Моя шестнадцатилетняя сестренка, также неожиданно обнаружившая у себя интерес к футболу, даже всплакнула, когда в конце игры с Бельгией окончательно стало ясно, что российской команде продолжить футбольные потуги уже не светит.)
      То же самое можно отнести на счет пропаганды спорта. Если после просмотра очередного напряженного матча (с участием нашей сборной или без) вы ради интереса обошли бы близлежащие футбольные площадки, то заметили бы, что там мячу негде упасть. Молодежь забросила компьютерные игры и приступила к забрасыванию того самого мяча. Девушки расположились на импровизированных трибунах. В некоторых случаях им милостиво разрешали восполнить нехватку состава. Играли в Бобачевской роще, играли на пустыре в "Южном", играли в парке Победы, играли у нас и наверняка у вас во дворе...
      ...Скоро чемпионат закончится, и закономерно угаснет, я знаю, мой интерес к футболу. Нечему будет его поддерживать. Боюсь, то же самое произойдет со всплеском молодежного патриотизма и футбольной модой. Кто их поддержит?

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru