Архив номеров

ТЕМА НОМЕРА КАК ПОБЕДИТЬ АРХИТЕКТУРНЫИ ХАОС

Когда-то в недавнем "плановом" прошлом нашего союзного государства Тверская область, как, впрочем, и другие области, развивалась с учетом долгосрочного плана ее территориального развития - схемы районной планировки. Такие областные схемы разрабатывались с привязкой к Генеральной схеме размещения производительных сил страны и входящей в ее состав Генеральной схеме расселения. Схема районной планировки была серьезным документом, где общая стратегия социально-экономического развития региона находила свою пространственно-планировочную привязку.       
      РАЗРАБОТЧИКАМИ таких схем являлись специализированные цент-ральные научно-исследовательские институты градостроительного профиля, которые в свою очередь привлекали дополнительный широкий круг специалистов других разных направлений. Для Тверской области эту схему, к примеру, готовили в Ленинграде, в институте "Ленгипрогор". К сожалению, последняя согласованная и утвержденная по всем правилам схема этим институтом делалась еще в 1974 году и, естественно, с тех пор безнадежно устарела. Попытки в 90-х годах сделать новый проект силами двух московских институтов успехом не увенчались по простой причине - в бюджете не хватило средств на завершение работ.
      Не лучше обстоит дело и с генеральными планами городских поселений, не говоря уже о сельских территориях. Сегодня устарели генеральные планы 3/4 всех городов и городских поселков области. Дошло до того, что отводом земли под застройку занимаются все - от сельских старост до земельных комитетов и районных архитекторов, и без какой-либо утвержденной градостроительной документации.
      Об этом наш разговор с Александром КАЗАНСКИМ, заместителем начальника Областного управления архитектуры и градостроительства.
      - Александр Валентинович, расскажите о вашей службе.
      
- Наше Управление - это орган архитектуры и градостроительства областного уровня.
      На муниципальном уровне градостроительную политику уже обеспечивают местные органы архитектуры, входящие в состав администраций муниципальных образований. К сожалению, в системе органов архитектуры и градостроительства нет вертикальной подчиненности: сверху вниз могут идти лишь рекомендации, советы и консультации, а снизу вверх - скудная статистическая эпизодическая отчетность.
      Следует оговориться, что строительство и градостроительство хоть и имеют общие лингвистические корни, но процессы по сути разные. Существенная разница есть и между архитектурой и градостроительством. По сути - это две разные, хотя и смежные профессии. Архитектор проектирует какое-нибудь здание или комплекс зданий, а после завершения строительства этого здания и ввода его в эксплуатацию практически больше к нему не возвращается. Градостроительство - это непрерывный процесс управления планировочным развитием более крупных и сложных социально-экономических образований - областей, районов, городов, систем расселения. Естественно, что главным критерием при таком планировании является человек, которому планировочными средствами необходимо обеспечить комфортные условия для проживания, труда, учебы, отдыха, досуга и многого другого. А поскольку помимо комфортности человеку нужно, чтобы было не только удобно, но и красиво, градостроительство является не только наукой, но и искусством.
      - Что мешает вам сегодня делать жизнь населения всех городов и районов области благоустроенной и счастливой?
      
- О том, что строить поселки и тем более города без генеральных планов нельзя, было известно еще со времен Екатерины II и даже раньше. Даже примус делается по чертежам, а уж застраивать город без плана, без чертежей - рискованное занятие.
      Примером такого "риска" может послужить один из поселков Конаковского района, в котором глава поселковой администрации так наотводил участки под застройку, что к некоторым из них оказалось невозможным просто подъехать - куда-то задевалась целая улица между рядами жилой застройки, и застройщик не может подобраться к своему участку. "Без руля и без ветрил", как вы говорите, сегодня активно застраиваются многие наши города, поселки, ценнейшие рекреационные зоны - побережья Московского моря, Селигера. Застройщики прибрежных зон, в основном состоятельные москвичи, застраивают значительные береговые территории, либо получая новые землеотводы в районных администрациях, либо скупая уже отведенные участки у местных жителей, ухитряясь при этом самовольно прихватить и прибрежные полосы. При этом отводы на многие десятки дач оформляются под видом "расширения" какой-нибудь захудалой деревушки на 5-10 дворов, а располагаются они от нее на самом деле в 0,5 км.
      В принципе, строительство дач, зачастую тянущих на загородные виллы и дворцы, - благо для района и его местных жителей - появляются и дополнительные рабочие места, и платежеспособные сезонные покупатели продукции с огородов. Да и налоги с этой зачастую очень крутой недвижимости большей частью должны попадать в местные бюджеты. Все это было бы благом, но при одном условии, что все эти дачные поселки и виллы будут располагаться со здравым смыслом. Сначала путем градостроительного зонирования территорий должны быть определены места для этих вилл, и главное - те так называемые буферные зоны, которые не должны застраиваться, а должны предназначаться для кратковременного отдыха местных жителей, туристов, рыбаков, просто заехавших на денек. В градостроительной документации на уровне генерального плана сельского округа (или всего района) должны быть определены разумные размеры самих дачных поселков, чтобы не получилось так, что со временем они превратятся в сплошное месиво из домов и заборов, тянущееся на многие километры вдоль водохранилищ и озер. Москвичи приобретают земельные участки за многие тысячи долларов, но практически ничего из них не перепадает на проведение топографических работ, ведение дежурных планов застройки, разработку градостроительной документации.
      Мы были вынуждены еще в 1996 году подготовить распоряжение губернатора о временном порядке отвода земель под застройку, в котором обязали все муниципальные образования согласовывать с нашим управлением все акты выбора земельных участков под застройку. Приносят нам на согласование такой акт, а на нем нет ни красных линий застройки (они определяются генпланом или проектом планировки), ни даже границ смежных землепользователей, да и топосъемка, показанная на этом акте, сделана еще 20 лет назад (а иногда и вовсе нет топосъемки). Приходится, глядя на генеральный план города 20-летней давности, за несколько минут мысленно его "откорректировать" на десять лет вперед и либо дать добро, либо отклонить от согласования, либо предложить что-то чуть-чуть подправить. А снести то, что уже настроят не так или не там, уже практически невозможно.
      - А удается ли вам уследить за тем, что делается в окрестностях, особенно по берегам Московского моря?
      
- Так называемый градостроительный мониторинг лишь обозначен в Градостроительном кодексе. Реальные же механизмы его осуществления практически отсутствуют. Земли, как я говорил, отводятся местными органами. Отследить в нашем управлении даже сам факт всех отводов трудно, при этом весь отдел планировки и застройки состоит из двух человек. Тем более трудно отследить то, как на самом деле потом пойдет строительство на этих участках. А ведь известно, что на участках индивидуальной застройки строительство, всякие достройки и пристройки идут постоянно.
      В основном контроль за использованием застраиваемых земель лежит на плечах районных и городских органов архитектуры, у которых сегодня в штате помимо самого главного архитектора и его заместителя по архитектурно-строительному надзору во многих районах больше никого и нет. Хорошо, если главный архитектор имеет архитектурное образование - в 3/4 муниципальных образований они в лучшем случае строители. Значительный объем функций местных органов архитектуры оттянула на себя появившаяся 10 лет назад система земельных комитетов, а вместе с функциями и кадры, и средства. Вообще межведомственная разобщенность - особая проблема, о которой надо говорить отдельно и обстоятельно. Скажу лишь, что сегодня процесс застройки территорий сегодня контролируется вплотную уже пятью организациями. А кроме них существует еще 2-3 десятка различных согласующих застройку ведомственных инстанций. У 37 нянек дитя не только без глаз может остаться, но и само дитя не появится. Беда усугубляется тем, что осуществлять весь свой контроль и ставить все свои условия они норовят не столько за государственный счет, сколько за счет самих застройщиков, в том числе и граждан. Одна стоимость археологических раскопок, если застраиваются историко-культурные зоны, обходится застройщикам во многие сотни тысяч рублей. Охраняем государственные памятники археологии за счет граждан и иных частных инвесторов!

- Александр Валентинович, скажите, а что происходит сегодня в процессе расширения автодороги Москва - С.-Петербург? Никто не считается с интересами исконно проживающего здесь населения. О людях просто забыли.
      - Как говорил наш известный премьер, хотели как лучше, а получилось, как всегда. Перевод дороги в новую техническую категорию, современную скоростную магистраль - очевидное благо для всех, кто ею пользуется. Благо это и для области - и сами будем комфортнее и безопаснее ездить, и инвестиции придут в область. Да и многие жители придорожных деревень "кормятся" с этой дороги - ведра с картошкой, банки с молоком и рыбу в придорожной пыли все видели.
      Одна беда - забыли про градостроительные нормы, которые хоть и не очень определенно, но все же дают понять, что такого класса магистрали должны располагаться в стороне он населенных пунктов на расстоянии 100-200 м. Разрыв от застройки может быть уменьшен до 25 м при условии создания всяких шумо- и пылезащитных зон и экранов. Но деревни местами подошли к дороге ближе (хотя неизвестно, кто еще к кому подошел), и отгородить экранами высотой в 5 м дома от дороги, как это делалось при реконструкции МКАД, немыслимо. В итоге дорогу расширяют практически вплотную к домам, а в качестве компенсации жителям за вонь, шум и просто риск для жизни ставят фонари и асфальтируют тротуарчики, причем с непонятной вертикальной планировкой.
      По нашим оценкам, вдоль трассы в пределах Тверской области на этой дороге (в основном по обе ее стороны) расположено 36 сельских населенных пунктов с населением более 20 тысяч человек. Общая протяженность примыкания этих поселков к дороге - более 35 км! Решений не так уж много: либо обходить трассой населенный пункт (как, например, хотят обойти Вышний Волочек), либо, если поселение маленькое, отселять ближние ряды застройки вглубь населенных пунктов. А может быть, отселять и целый поселок. Варианты прохождения дороги над поселками эстакадой или под поселками тоннелем я оставляю для какой-нибудь богатой Японии или Германии, хотя... жизнь граждан все же дороже.
      Технико-экономического обоснования реконструкции дороги, по крайней мере по территории Тверской области, никто не видел. Все согласования осуществляются на уровне районных администраций. Как мне разъяснили в ГУП "Управление автомагистрали Москва - С.-Петербург", денег хватает на изыскания и проектирование только на коротких отрезках магистрали. Получили деньги, запроектировали кусочек в 10-15 км и построили. Потом другой кусочек... Причем начали со свободных участков между населенными пунктами, а теперь уже уперлись в сами поселки. Многие кусочки уже запроектированы и даже построены, соединились между собой, а общие проблемы остались.
      Вся эта эпопея с автодорогой - наглядный пример того, что надо проектировать и согласовывать проекты от общего к частному, от схемы районной планировки области к генеральным планам населенных пунктов, потом к проектам планировки жилых районов, потом к проектам застройки кварталов. Потом уже можно спокойно проектировать дом или делать проект благоустройства участка автодороги в переделах конкретного населенного пункта.
      - Известно, что вашу службу ждет реорганизация. Управление должно войти в состав департамента по строительству. Какова ваша оценка такой идеи? Даст ли это вашему управлению какие-нибудь дополнительные полномочия или наоборот?
      
- Неизвестно еще, кто к кому войдет, поскольку я уже видел в одном из вариантов название - "Департамент архитектуры и градостроительства". Главное, чтобы не получилось, как в известной басне Крылова про пересаживающихся музыкантов.

Подготовила Валентина ЧЕРКАШИНА

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru