Архив номеров

ТАЙНЫ НАШЕГО ГОРОДКА "ХОЧЕШЬ - СПАТЬ ЛОЖИСЬ, ХОЧЕШЬ - ПЕСНИ ПОЙ"

Ну, вот уже все позади: и развод, и раздел имущества. Упакованы книги, подготовлен к транспортировке диван. Осталось только дождаться машины, которая перевезет меня и мои вещи на новую квартиру. В момент ожидания раздается звонок телефона. Звонит старый знакомый. Он, как обычно, не вполне трезв и поэтому многословен. Какое-то время я терпеливо слушаю его, а потом перебиваю:       
      - Извини, старик, мне некогда - я переезжаю.
      - Куда?
      - На улицу Фурманова...
      В трубке возникает небольшая пауза. А затем раздается вопрос:
      - А что случилось? Что-нибудь серьезное?
      А ничего и не случилось. Понятно, когда я назвал свой грядущий адрес, мне и в голову не приходило, что у кого-то могут возникнуть ассоциации с расположенным на улице Фурманова психоневрологическим диспансером. Собственно говоря, у меня никогда не возникало параллелей между ПНД и какими-то буйными людьми, смирительными рубашками и прочим. Ну, бывал я там, когда собирал документы на водительские права, а в диспансере выдают справку, что желающий водить машину или приобрести оружие у них на учете не состоит.
      Но вот уж никогда бы не подумал, что психоневрологический диспансер может быть чем-то вроде клуба, места, где собираются люди, связанные какими-то интересами. Да, находятся там и больные. Впрочем, смотря что считать болезнью. Я, например, убежден, что бессонница - обычное состояние многих людей, что она не предмет для беспокойства, если не вызывает на следующее утро вывиха челюстей от зевоты. Врачи почему-то со мной не согласны и назначают тем, кто долго не может заснуть, лечение. Попадают в диспансер люди и с различными неврозами, последствиями стрессов. Можно также спрятаться сюда от назойливых кредиторов, не менее настойчивых рэкетиров или схорониться от внимания различных государственных органов.
      Не знаю, к счастью или к несчастью, но в психоневрологическом диспансере я не был, мне о быте тамошних обитателей рассказывали те, кто имеет соответствующий опыт. Словом, за что купил, за то и продаю.
      Во-первых, обитателей второго этажа диспансера никто в мокрые простыни не заворачивает и руки полотенцами не связывает. Более того, у них никто не отбирает их "цивильных" одежд. Захотелось им выйти в город - пожалуйста. Не хочешь - ну и не ходи. Многие просто бродят по тропинкам вокруг здания - круг за кругом, почти как в школах древнегреческих философов. Если есть о чем подумать, если собеседник твой заслуживает внимания, то подобная прогулка - вполне достойное занятие. Его монотонность разбавляется культпоходами в город и общением с природой. Люди, рассказывавшие мне о жизни в психоневрологическом диспансере, упоминали о поездке на ставший популярным в последнее время карьер, расположенный по дороге на Савватьево, походе на выставку. Да и просто собраться в гостях у кого-нибудь из однопалатников - тоже вполне реально.
      А по вечерам здесь бывают танцы. И концерты тоже бывают. Кто-то на баяне играет, кто-то на гитаре, кто-то песни поет. Поскольку население второго этажа разнополое, порою устанавливаются дружеские, назовем их так, взаимоотношения. Скажем, большая любовь пришла к женщине, на счету которой было несколько суицидных попыток из-за неурядиц в личной жизни.
      К другой женщине пришел посетитель, у которого попросила кое-что из продуктов одна из ее знакомых. Раз пришел, другой... Через какое-то время они расписались.
      Знаю, правда, случай, когда у одного из пациентов личная жизнь не сложилась, хотя к успеху он был очень близок. Впрочем, нерешительность и рефлексия всегда отличали российскую интеллигенцию, к которой и относился пациент-неудачник. Он танцевал только со своей избранницей, он приносил ей перед отбоем бутерброды... Но он сразу же отступил, как только на горизонте появился еще один претендент на сердце женщины.
      Побывавшие в психоневрологическом диспансере хотя бы раз вновь попадают сюда. Но отнюдь не по причинам, которые называют клиническими. Скажем, одному из бывших пациентов ПНД понравился медицинский персонал диспансера. Так что когда ему назначили терапевтические процедуры, он сумел договориться о выполнении этих процедур именно здесь.
      Мне порой начинает казаться, что полежать месяц-другой в заведении на улице Фурманова просто модно. В той среде, конечно, в которой знают, что это такое. Но порой подобные повторные визиты вовсе не окрашены радужными красками эмоциональности вечерних танцев и посиделок первого посещения. Встретились как-то два человека, пробывшие в свое время в диспансере бок о бок три месяца. Разговорились. Выяснилось, что они еще по разу побывали в том месте, с которым у них было связано столько положительных эмоций, но что-то теперь новые впечатления не очень-то соответствуют впечатлениям прежним, хотя "клубная" жизнь осталась той же, что и была. Наверное, люди сейчас там другие, решили собеседники, не лучше, не хуже - просто другие.
      Впрочем, у меня еще есть возможность проверить, насколько хорошо обитателям психоневрологического диспансера на втором этаже. Вот пойду к врачу, пожалуюсь на бессонницу...

Михаил ДОМАШНЕВ
      (С Лоция)

ПОХОРОНЫ БОМЖА

Никто уже не помнит, когда именно появился Анатолий в универмаге "Тверь", но за последние годы он сделался как бы необходимой составляющей этого гигантского торгового механизма.       
      Многочисленные фирмы, населяющие сегодня универмаг "Тверь", или по народному "Бастилию", в базарные дни спускают свои товары посредством лифтов с верхних этажей здания, отвозят их на близлежащий рынок "Орион" и там продают с лотков. А ближе к вечеру, когда рынок закрывается, непроданные товары и торговое оборудование проделывают обратный путь в недра "Бастилии". Так вот, Толик был неизменным участником этих погрузочно-разгрузочных операций.
      За копну кучерявых, вечно всклокоченных волос его иногда называли "Грек" или "Зевс". За годы работы у различных коммерсантов "Бастилии" Зевс ни разу ничего не украл, никому не нагрубил, никого не обидел. Во всяком случае, такого за ним не помнят. Зарабатывал он неплохо, но все деньги тут же пропивал. Ночевал Зевс прямо на рабочем месте - на рынке, в одном из контейнеров, то есть был, как принято говорить, бомжом. Отсутствие центрального и иного отопления ему заменяла куча тряпья да принятая на сон грядущий ударная доза горячительного напитка.
      Но, видимо, подобный режим способен подорвать даже железное здоровье. Катаклизмы нынешней весны с резкими перепадами температуры и атмосферного давления пагубно сказались на здоровье многих наших земляков. Что касается Толика, то для него апрельские морозы оказались роковыми - он попросту замерз и умер во сне в своем контейнере.
      И тут многочисленные хозяева Зевса: удачливые коммерсанты, владельцы "мерседесов" и шикарных коттеджей, роскошные торговые дамы, с ног до головы обвешанные золотом, вдруг осознали, что больше никогда не увидят всклокоченную гриву Зевса у базарных лотков и в узких переходах "Бастилии". Осознали и ощутили страшную пустоту, как будто потеряли родного, близкого человека. И чтобы как-то загладить свою вину, которую они вдруг почувствовали перед покойным, они решили организовать покойному шикарные похороны.
      Тело грузчика было уложено в самый дорогой гроб, в каких хоронят лишь очень крупных чиновников да уголовных авторитетов, и привезено для прощания к универмагу "Тверь", где жил и работал покойный. Все: от представителя международной фирмы до уборщицы - вышли, чтобы в последний раз увидеть его. Затем катафалк, сопровождаемый кавалькадой иномарок, отвез Зевса на кладбище.
      Поминки грузчика состоялись также в "Бастилии", в кафетерии на третьем этаже. Говорят, водка и коньяк лились рекой, а икры, ни черной, ни красной, также не жалели. Тут-то отыскались и родственники Анатолия, практически такие же бесшабашные люди, как и он сам. Отыскались и попросили денег... на похороны, что прозвучало несколько странно, поскольку по два раза не хоронят даже очень известных людей. Тем не менее, просители были обласканы, угощены и удовлетворены.
      Так простилась Тверь с бомжом Анатолием. Как ведется испокон веков, уважают на Руси сирых, убогих, юродивых, обиженных да еще, видимо, покойников. Отчего бы всем этим состоятельным дамам и господам при жизни Толика было не позаботиться о человеческом жилье для него? Хотя, быть может, ему это было и не нужно.

Герман ГРИШИН
      (С Лоция)

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru