Архив номеров

ЗА БУГРОМ КАКОВО РОЖАТЬ В ДАНИИ

Россиян в Дании не так уж много, в основном это молодые женщины, вышедшие замуж за датчан. Но можно с уверенностью сказать, что они "в тельняшках". Объединились в Русское общество, издают два журнала, быстро осваивают датский язык, рожают детей. От смешанных браков появляются "новые датчане", как их здесь теперь называют (не имеющие ничего общего с "новыми русскими"). Среди них - моя датская внучка София-Амалия. Думаю, что читателям будет интересно сравнить истории рождения Софии и ее русской мамы Веры.       
      ДАВАЙТЕ заведем машину времени и заглянем в 1979 год, когда темным декабрьским вечером начала стучаться в этот мир моя дочка. Была суббота, и персонал Калининского роддома №3, дав мне снотворного и попросив подождать до утра, ушел ночевать. Но дите ждать не захотело, и в 2 часа ночи я бегу в коридор, зову кого-нибудь на помощь. Слава Богу, успели. Порядки в наших роддомах, наверное, всем известны, поэтому не буду о них долго распространяться. Напомню только, что усиленное питание кормящей маме обязаны обеспечивать родственники - таскать "передачи"; что заходить им строжайше запрещено "из гигиенических соображений", а на ребенка, вернее, на сверток, можно посмотреть только с улицы, в окошко. Кстати, о свертках: до самой выписки мы мучились сомнениями, а есть ли у этих туго спеленутых младенцев ручки-ножки - прощупать невозможно. А то, что там показывали сразу после родов, было как сон. Режим напоминал тюремный, но делалось это во имя "гигиены", хотя и не помогало. Стафилококковая инфекция настигала почти всех. Могло быть еще объяснение таким строгостям: уж очень малоприятное зрелище представляли собой мамочки - в страшных казенных рубашках и с застиранными, но не избавленными от пятен огромными многоразовыми пеленками вместо прокладок, что заставляло нас ходить странной семенящей походкой. Детишек нам выдавали кормить строго по часам, но иногда забывали (как случилось с моей первой дочкой Машей).

ВСПОМИНАЮ "дела давно минувших дней", а перед глазами больница датского города Хельсингёра, где осенью 1999 года родилась Софийка. В Дании нет роддомов, а есть суперсовременные больничные комплексы, с которыми не сравнится, к сожалению, ни одна, даже самая лучшая больница в России. Такая система совмещения роддомов с больницами имеет смысл, потому что роженицам и новорожденным может понадобиться помощь специалистов, которых в роддомах нет. Хельсингёрская больница просто поразила своими размерами, идеальной чистотой, новизной, безупречной внутренней отделкой без единого изъяна (совсем недавно пришлось мне побывать в нашей 2-й городской, где беспрерывно все рушится, ремонтируется и опять рушится, - контраст потрясающий), не виданными у нас удобствами, улыбчивостью персонала и многим другим. Больница в Дании - это не только лечебное учреждение, но и, если можно так выразиться, общественно-культурно-просветительское. Мне довелось наблюдать там по крайней мере два мероприятия, а в одном из них и поучаствовать. Первое кофечаепитие (далее "кчп") семей, чьи дети тут родились, а мамы подружились. Я сидела в уютном фойе больницы, занятого роддомом, смотрела, как родители общались за накрытыми столами, а их ребятишки в это время резвились, бегали, ползали, играли, валялись вволю прямо на полу, не получая никаких замечаний от взрослых. Можете ли вы представить себе такое в нашей больнице? Совсем маленькие тут же лежали в колясочках - попробуйте, ввезите коляску в помещение нашей больницы, увидите, что будет.
      Второе мероприятие называлось "День открытых дверей", и о нем мы были извещены по почте. Датская почта, пожалуй, заслуживает отдельного рассказа, так сильно отличается она от нашей, такую большую роль играет в жизни людей. Но не будем отвлекаться от нашей рождественско-больничной темы и посетим "День открытых дверей". Он состоял из непременного "кчп", беседы с врачами и обслуживающим персоналом и экскурсии по отделениям роддомовского этажа. Нас провели по предродовым и родовым помещениям, предлагали выбрать наиболее подходящий способ родоразрешения - сидя, стоя, лежа или в специальном бассейне с водой. Показали послеродовые палаты, самая большая из которых - на 3 человека, комнаты отдыха, столовые, кухни, кладовки, дежурки, набитые компьютерами, - все до единого уголки, приспособления, оборудование; объяснили, что для чего предназначено и как этим пользоваться. Вот вам практическое осуществление прав человека на полную информацию. Теперь мы досконально знали, что ждет нас впереди. И когда пришло время родиться нашей андерсеновской дюймовочке, мы приехали туда, как в дом родной. Но там все-таки сумели меня снова удивить - пригласили присутствовать при родах. Я согласилась, переоделась в стерильную белоснежную униформу и вскоре получила драгоценный подарок - новорожденную внучку. Акушерка с радостной улыбкой предложила мне перерезать "красную ленточку" новой жизни - пуповинку. От неожиданности я испугалась и уступила эту почетную миссию ей.
      Потом мы вышли в соседнюю комнату, где малышку обмыли, сделали прививку в пяточку, одели в распашонку, ползунки и чепчик и разрешили сфотографировать. Но на этом вольности не закончились. Дальше - больше. Мне позволили жить с моим потомством в палате, обустроенной наподобие гостиничного номера - с туалетом, душем и предусмотренной для таких случаев раскладной кроватью. Все были только рады, что молодая мамочка будет не одна, а со своей мамой - так лучше, ведь не исключена послеродовая депрессия. Вот мы и жили втроем в этом великолепном люксе (палатой не назовешь) вместе с нашим новым человечком, который мирно спал в своей каталочке. Каждый день к нам приходили гости, родственники, и никто никогда не препятствовал им, даже не требовал снимать верхнюю одежду. Никаких указаний, запретов, окриков, как это принято у нас, когда каждая санитарка может вас отчитать, как школьника, за какое-нибудь "нарушение". Эта тема хорошо освещена нашими юмористами, так что не сочтите за злопыхательство или "низкопоклонство перед Западом".
      
      ИТАК, нашу новорожденную Софию сразу одели по-человечески, чтобы она могла свободно двигать ручками и ножками (наверное, отсюда берет свое начало дух свободы, присущий Западу), и отдали маме, которая сама решает, когда ее кормить, а медсестры только приходят помогать. Вызвать медсестру можно в любой момент - у каждой в кармане сигнальный приборчик. На второй день после рождения малышке сняли чепчик - у датчан голова должна быть открыта. Потом принесли корытце и показали, как купать новорожденное существо, после чего мы переодели кроху - детской одежки и памперсов был полный шкаф. Еще один шкаф - с постельным и женским бельем (новеньким и чистеньким), а в санузле присутствовало все необходимое - туалет, бумага, современные прокладки, махровые полотенца, жидкое мыло и даже зубная щетка и паста. Можно сказать, условия, приближенные к райским. Уборщики и уборщицы вежливо спрашивали разрешения войти и убрать, завозили в палату свое орудие труда, затрудняюсь дать ему название - пожалуй, комбайн с бесчисленными приспособлениями для уборки, в том числе двумя мешками на подставках - один для мусора, другой для грязного белья, которое мы могли менять, когда хотели.
      Но это еще не все. Окончательно сразила меня больничная кухня. Когда я попробовала сосчитать количество блюд, предложенных на обед, я подумала, что схожу с ума: их было почти 30! Выглядело это приблизительно так: в столовой выставлен фуршет - 3-4 вида салатов и закусок, столько же видов мясных и рыбных блюд, гарниров, красивые упаковки со сливочным маслом, соусами, медом, джемами, сыром, йогуртами, 3-4 вида хлеба, многослойные сэндвичи, десерты. Соки, фрукты, чай, кофе, молоко - всегда на столе, в любое время суток. Справиться с таким изобилием с непривычки трудно, и в первый день мы позавтракали так, что не могли потом обедать. Получалось, что не родственники несут еду в больницу, а больница кормит родственников, пожелавших там побыть.
      
      КТО-НИБУДЬ может сказать: "Ну конечно, медицина-то платная и очень дорогая". Да, дорогая, но не за счет пациента, а за счет страховых взносов, которые платит все общество и которые гарантируют каждому нуждающемуся в медпомощи высочайший уровень обслуживания.
      У нас страховая медицина пока еще только в проектах, а платная не намного лучше бесплатной (которая тоже фактически стала платной). Но об этом и без нас много пишут и говорят, а вот о том, что было после нашей выписки из больницы, сказать стоит.
      Скоро приехала к нам патронажная сестра на своей машине и со своими нехитрыми весами типа безмена. Положив малыша в узел, сделанный из простынки, она взвесила его. Как и все остальные медработники, она была чрезвычайно доброжелательной и казалась просто счастливой от того, что на свет появился еще один ребенок. Она приезжала к нам каждый месяц в течение первого года жизни Софии и искренне радовалась, что девочка хорошо растет, прибавляет в весе, здорова и весела. Она много беседовала с молодой мамой, вникала во все дела, давала советы, собирала своих подопечных мамочек с малышами у себя в поликлинике, где проходили их "кчп", давшие им возможность поделиться своим опытом, послушать друг друга и специалистов. Вот так и вошла в жизнь "новая датчанка" София-Амалия Енсен, дочка русской мамы и датского папы, гражданка Дании по рождению с русскими корнями. Дай Бог тебе счастья, человек XXI века!

Наталья ОРЛОВА

ЕСТЬ ПОВОД ЕЩЕ РАЗ ВСТРЕТИТЬ НОВЫЙ ГОД 21 МАРТА!

Для большинства из нас Новый год ассоциируется со снегом, морозом и елкой, с 1 января. Отпраздновав его в разгар зимы, мы забываем на время новогодние настроения и сейчас, в марте, живем в предвкушении теплых, солнечных дней. Но многие народы Средней Азии - таджики, узбеки, туркмены, казахи - встречают Новый год 21 марта - в день весеннего равноденствия.       Этот праздник называется Навруз, и традиция встречать его происходит из Древней Персии. В Навруз, когда начинает расцветать природа, варят и пекут национальные блюда, танцуют и поют, устраивают соревнования, одним словом - празднуют. Специальное блюдо, выпекаемое для Навруза из зерна пшеницы, называется "сумалак". Символом Навруза является девочка, похожая на нашу Снегурочку, но наряженная в национальное платье, с косичками и с сумалаком в руках.
      Навруз - это праздник весны, новой жизни и надежд на счастливый будущий год. В этот день, 21 марта, в Твери общество таджикской культуры, которое объединяет около 500 человек не только таджиков, но и людей различных национальностей - выходцев из этой бывшей союзной республики - русских, евреев, казахов, узбеков и других, приглашает всех желающих, всех, кому интересно, встретить Навруз в Тверском дворце детей и молодежи. Будут организованы соревнования по национальной борьбе гушкингири.

Александр МОШНИН

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru