Архив номеров

X-FILES ТАЙНЫ КЕДРОВОЙ ПАДИ. ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ

Тот, кто не бывал в наших краях, обычно говорит, что плоская она, ваша местность, и неинтересная: ни холмов, ни впадин, глазу зацепиться не за что. Они просто не знают, какая красивая и разная может быть природа этих мест!       
      ЕСТЬ в нашей области Кедровая падь - место, говорят, совсем худое, и ни грибники, ни охотники туда за добром не ходят. Низина, болота, а за ними идет гряда холмов, поросших лесом. Кедра там, правда, давно уже нет, его, по слухам, еще при Екатерине на корабли повырубили. А вот название осталось. И оттого, что при заготовке корабельного кедра много людей полегло, стали считать это место гиблым. Рассказывали и другое - что, когда в ХVII веке князь Шуйский разбил в этих местах поляков, остатки их по местным лесам разбежались. А в Кедровой пади целая рота зимой насмерть замерзла. И у каждого пана - ранец, полный добра награбленного. Говорили также, что иным смельчакам иногда улыбалась удача находить те ранцы, но сытой жизни так никто и не увидел, поскольку добро то было с разграбленных и разоренных русских церквей, а оттого богатым так никого и не сделало.
      Слухов разных о ней много ходило. Старики, например, утверждали, что если хочешь беды - иди в падь. А если спрятаться или спрятать чего захотел, то лучше пади нет места. Только потом ни ты свое, ни тебя самого никто уже не сыщет. Среди женщин почему-то другой слух ходил. Мол, если молодуха не испугается и сходит в падь, непременно замуж за военного выйдет.
      Вот я и решил как-то сходить в это место и своими глазами увидеть, что да как. Собирался недолго. Так, по-армейски: запас на сутки, ну и карабин, конечно. Погода стояла замечательная, и это меня здорово ободряло.
      Не буду рассказывать, как дошел до пади. И болотину, и мелколесье отмотал быстро, но подъем оказался труднее, чем я ожидал. Дойдя до самой вершины, я подумал, что зря люди это место обходят. Вокруг была такая красота - просто дух захватывало. Лиственный лес ниспадал с холмов уступами, точно водопадами, а грибов и ягод было столько, что хватило бы всем. Любовался я недолго, поскольку почему-то стало темнеть. Туча темная, ветер, но дождя пока нет. Я тогда подумал, что надо домой собираться, но чувствую, что с камня встать не могу. И не то чтобы что-то болит или устал - а вот не могу, и все тут! И ни страха, ни сомнения какого - просто чувствую, что хорошо мне здесь и идти никуда не хочется. Но тут кстати ливанул дождь. Кстати - потому, что сразу неуютно стало. Вокруг смотрю - дождь стеной, а на меня капнуло две-три капли, да и те теплые - будто слезы кто обронил. Что за черт, думаю, уж недели две, как не пил, а мерещится не пойми чего!
      Поднялся я довольно резво. В голове мысли только о том, что уходить нужно из этого места. Огляделся, а куда уходить, и не знаю: дождь такой, что ничего не видно. Потом сообразил, что раз я сюда поднимался, значит, теперь нужно вниз идти. Но представьте, сколько я ни пытался спуститься - дорога все вверх поднималась. Я же точно помнил, что до вершины уже дошел, а значит, выше дороги нет! Но куда бы я ни направлялся, путь был только один - вверх. Нет, думаю, я же когда-то физику изучал... но убей меня Бог, для чего мне теперь эта физика и зачем я про нее вспомнил, сказать не смог.
      Внезапно дождь кончился, так же, как и начался, и я, не теряя времени, поспешил вниз. Удивляться пришлось и дальше. Кажется, еще не вечер (что для июля семь часов!), но сумерки наступали быстро. До родника я добрался засветло, но дальше пошла низина. Болотина, проще говоря. А над ней стоял сплошной туман. Тропинку еще было видно, но вот с направлением совсем карусель какая-то. Я успокаивал себя тем, что, пока иду по тропе, болото мне не страшно. Но, с другой стороны, если даже и потеряюсь, в крайнем случае зиму можно и на клюкве прожить. Главное, чтоб год был урожайный. Хотя, по правде говоря, жевать всю зиму клюкву и мох никакой охоты не было, так что устремления мои были совсем определенные.
      ТУМАН немного поредел, идти стало легче. Чтобы определить направление, оглянулся на Кедровую падь. Глянул, а пади-то и нет. Чистый горизонт в перспективе. Вот тогда мне стало не по себе. Как же так, думаю, ведь ее, Кедровую, даже из поселка видно, а я еще и пяти верст не отмахал. Не провалилась же она сквозь землю?
      От мыслей таких, чувствую, голова кругом идет. Нет, думаю, так нельзя, надо о чем-нибудь постороннем думать. И вспомнил я свою мечту давнюю. Весной, когда еще в райцентр ездил, заприметил там набор инструментов. Сказка, а не набор! Мечта каждого мужика. И чего там только не было: все в чемоданчике лежит и каждой детали свое место. Загорелся я, думаю: накоплю денег и куплю себе такой. Но на цену глянул - и с мечтой пришлось проститься. Вот о нем я сейчас и вспомнил. Иду себе неспешно, мечтой бесплодной себя тешу, а куда иду, сам не знаю.
      
      ВДРУГ вижу: впереди колодец стоит. Я глазам своим не поверил. Не родник лесной, а именно деревенский колодец, со срубом и с журавлем. Вокруг ни души. Да я и сам знаю, что не живут здесь люди. Ближайшая деревня Митрохино километров за десять отсюда, да и то в другой стороне. А тут колодец. И не древний какой-нибудь, а, скорее, даже наоборот. Ведро совсем не ржавое, на конце журавля покачивается и при этом поскрипывает. Воды кругом навалом - болото все же, да и сам я, признаться, весь ею пропитан. А тут, не поверите, пить захотелось. Может, оттого, что шел долго, но скорее потому, что человеческое нутро верх взяло. Какой нормальный человек пройдет в лесу мимо родника, а тем более колодца, и не напьется из него?
      Наклоняю журавля, а он весь смазанный, даже не скрипнул, и опускаю ведро в колодец. Боже, что это была за вода! Никогда больше такой не пробовал. И ведь не говорю, что прохладная - и так не жарко было, но с таким запахом свежести, что даже если и пить не хочешь, все равно не удержаться. Именно это я и сделал. Вылил в траву остатки, опустил журавля и вдруг смотрю - у колодца сумка стоит. Добротная такая, брезентовая. Забыл, что ли, кто? Но кругом ни лягушки даже, не то что человека. Дай, думаю, посмотрю, что люди забывать в лесу стали. Открываю ту сумку, а там - глазам своим не верю - инструмента всякого, которого я даже в том магазине не видел. Чего там только нет, и все по кармашкам распихано. Для удобства, значит! Для такого, как я, это сокровище просто. Честно скажу вам, екнуло у меня сердце. Дай, думаю, прихвачу сумку - все равно ведь ничья, а мне сколько пользы будет! Но потом засомневался: неспроста это. Ну какой же ротозей такое добро потерять может, да еще в лесу? Нет, думаю, оставлю все как есть. Глаза поднял, смотрю - шагах в десяти женщина стоит, ну, может, не совсем женщина, но старуха точно. В горле у меня все пересохло. Она меня и спрашивает: хочешь, мол, домой добраться? Голос у нее скрипучий, как журавль несмазанный. Смешной вопрос - конечно, хочу! Я ей так прямо и сказал. Правда, словами это не получилось, поэтому произнес одним лицом. Но она меня почему-то поняла и продолжала: пойдешь за мной через подлесок. Хожу я быстро, если поспеешь, к ночи дома будешь. А самое главное, сумка, говорит, - мой подарок тебе.
      Я еще и понять-то ничего не успел, глядь, а она уже делянкой идет. Да шибко так. Кинул я карабин за спину, сумку схватил и крякнул: в сумке килограммов сорок было. Как известно, своя ноша не тянет, но вот моя тянула здорово. Правое плечо отнялось уже метров через двести. Походка у женщины и впрямь была легкой. Вроде и не высокая, да еще в длинном одеянии. Но я, привыкший ходить по любой местности, угнаться за ней не успевал. Через полчаса ходу вымотался совсем и подумал: ну и бог с ней, со старухой, и сам дорогу найду. Но, оглядев местность, а главное, сумерки, которые все нахальнее превращались в ночь, все же решил, что уж лучше старушка впереди, чем клюква на всю зиму. Чувствуя, что не успеваю за спутницей из-за своей ноши, я, скрепя сердце, стал выбрасывать из сумки всякие разности. Жалко было до слез, но выбора у меня не было. Сначала я пытался определить степень полезности каждой вещи: мол, вот отвертка мне пригодится, а без зубила я вполне могу обойтись, тем более что оно и весом тяжелее. Но это было только сначала. Потом процесс стал необратим. Старушка, как заведенный механизм, шла, не сбавляя ходу. Поэтому я выбрасывал все, что было в сумке. Сначала сожалея, а потом даже с какой-то радостью. Хотелось увидеть дом, а все остальное было неважным.
      Сколько продолжался наш марафон, сказать не берусь. Но к ночи успели точно. Только когда показались огни поселка, я перевел дух. Спутницы не было нигде видно, да теперь я и сам бы дошел. Наутро, проснувшись, не мог сообразить: наяву ли все было или приснилось? Глянул в угол, а там сумка бабкина. Не зря, видимо, старики говорили, что добра в пади можно найти много, но если даже повезет вернуться, все богатство прахом пойдет. Никого еще Кедровая падь богатым не сделала!

Александр СТАРКОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru