Архив номеров

АТЫ-БАТЫ СТО ДНЕЙ ДО ПРИКАЗА

Кровавое рандеву ульяновских Рэмбо - десантников Алмаза Шагеева и Михаила Сукорукова - взбудоражило все наше общество. Одиннадцать трупов стали итогом двухдневной самоволки. По традиции военные чины свалили вину за происшедшее на "ревность к девушке" и "криминальное прошлое". Однако общество понимает, что не все так просто. И дело даже не в том, что местные органы МВД не могли справиться с двумя дезертирами, а в том, что этот случай еще раз показал крайнее неблагополучие, в котором находятся наши Вооруженные Силы. Его симптомы невозможно скрыть.       
      Побеги военнослужащих с оружием в руках происходят почти каждую неделю. Так же часто падают военные вертолеты и самолеты. Пресса и телевидение регулярно сообщают о фактах коррупции в военной среде. Тем временем руководство армии занято более важными проблемами - оно борется с уклонистами и настаивает на увеличении срока альтернативной службы до 4 лет. Видимо, иным способом заставить идти в армейский ад невозможно.
      Независимые специалисты уверены, что боеспособность и порядок в ВС зависят прежде всего от морального состояния военнослужащих. Что заставляет современного российского солдата разочаровываться в армии, забыть о священном долге и даже совершить преступление? В этом стоит разобраться. Сегодня мы публикуем свидетельства очевидцев, солдат, прошедших службу в обычных частях нашей армии.
      
      АЛЕКСАНДР, солдат срочной службы Забайкальского военного округа:
      
- Техническое состояние армии плохое. Техника не обновляется, то, что есть, находится в постоянном ремонте. Чтобы завести БТР, надо потратить полдня. Если завел за три часа, то это уже праздник. О какой обороне с такой техникой может идти речь, я не знаю, все в очень плохом состоянии.
      Нет нормальной жратвы. Я похудел на 30 килограммов за полгода. Представляешь, пришел в отпуск, а меня мать не узнала. Кроме того, постоянные эпидемии: то гепатит, то туберкулез, то еще что-нибудь. Погода ветреная, постоянный кашель, от сырости в кирзачах ноги гниют заживо. Вот случай был недавно. Один солдат другого из-за булочки зарезал. Ей-богу, не вру. Это хорошо показывает, как в армии с едой. Если из дома посылок нет, то все - хана...
      Особая статья - представители азиатских народов. Их, наверное, прямо с гор насобирали, не умеют ни читать, ни писать, дикие все. Зимой, когда холода были, они себе все вены повскрывали, холода боялись. Какие они солдаты, дерьмо одно. Их учат грамоте, а пока выучат, уже и дембель. Дурью маются те, кто их призывает. Пусть сидят в горах да овец пасут.
      Даже офицеры не в восторге от ситуации. Наш командир сказал, что в случае нападения (со стороны Китая - Прим. авт.) границу сметут за час. Вот и делайте выводы. Это ни для кого не секрет.
      
      ОЛЕГ, матрос-моторист Черноморского флота:
      
- Есть на флоте специальные слова, обозначающие сроки службы. Матросы до года - "караси", после года - "борзый карась", 1,5 года - "полторашник", 2-2,5 года "подгодки", 2,5-3 года - "годки", а как выйдет приказ - "профсоюзы".
      В первое время службы очень хотелось есть и спать. Ходишь как вареный, где присядешь - сразу засыпаешь. Полторашник застанет - по шее даст или огнетушитель выльет на тебя. Собираешь потом пену. Вечером молодые должны были смотреть новости по телевизору. Только задремлешь - получишь по лбу.
      В учебке свирепствовал старшина, гонял до потери пульса, за ночь по три раза поднимал по тревоге. Придирался ко всему. На корабле приходилось вставать в 4 часа и чистить на всех картошку.
      Трудно приходилось повару, если молодой. Приготовит невкусную еду - перед ним поставят кастрюлю и заставят все съесть или выльют на голову. Нелегко приходилось и боковым (в столовой разносили еду). "Годку" надо было принести в тарелке то, что он заказал: или картошку выловить, или мясо. Но разве на всех хватит? Я как-то принес одному тарелку с супом, а мясо уже закончилось. Он в меня тарелкой запустил. Я схватил нож и на него, по уху чиркнул. Меня схватили. Потом нас выстроил "полторашник" и всем по мордасам надавал.
      Один азербайджанец привязал штангу к ноге и прыгнул за борт - а веревка развязалась, ногу только ушиб. Его заставляли полы мыть, а он говорит, что не может это делать, мол, женская работа. Его недельку побили, и он решил покончить с собой.
      Один вены вскрыл, но его спасли. Отправили нести службу в свинарник. А другой вешался на пушке. Вахтенный увидел его - вовремя сняли. Отправили его на проверку и комиссовали.
      
      АЛЕКСЕЙ, бывший солдат срочной службы в строительных войсках:
      
- Все обещания в родном военкомате определить в часть "без неуставных взаимоотношений" означают "уставную часть", то есть ничего хорошего. "Духом" солдата называют после принятия присяги, с момента распределения в роту. До этого он "запах". После присяги начинается "духанка", которая длится до прибытия следующего призыва, полгода или больше. Слов нет, "духанка" - напряженный период, тут и адаптация к новой жизни, и придирки "шакалов" (офицеров), и сержантов, и старослужащих, и определение своей ниши внутри своего призыва. Короче, "духи" "летают". Многие не выдерживают - одни бегут ("ухают"), другие косят - жрут хлорку, вскрывают вены, ссутся и т. п.
      О наказаниях: бывают, конечно, беспредельные избиения, результат которых - поломанные ребра, отбитые почки и селезенка. Могут сделать полным идиотом. Но в целом есть правило - бить без синяков и других видимых повреждений. Вот лишь некоторые из современных армейских наказаний:
      "Манты". Наказываемый наклоняется, держит руками глаза, чтобы не вылетели, и получает удары по голове ближе к шее.
      "Пробить душу". Многочисленные удары в грудную клетку как руками, так и ногами, результатом бывает размягченная грудина.
      "Ставить лося". Руки с открытыми ладонями накидываются друг на друга и приставляются ко лбу, по ним и наносятся удары.
      "Пряники". Удары по открытой ладони бляхой ремня наотмашь.
      "Семечки". Удары бляхой ремня по сложенным в щепоть пальцам.
      "Лось - самоубийца". "Дух", прикрывший голову руками, должен разбегаться и бить головой об стену.
      Во время получения наказания "дух" должен вести себя по правилам. Например, получив "лося", он поет: "Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь, все мне ясно стало теперь". Получив "пряник", он должен убрать руку в карман со словами: "Спасибо, дедушка, за пряник". В противном случае наказание может продолжаться неограниченное число раз. Есть и наказания другого рода, можно сказать, даже уставные. Это обычно всякие физические упражнения, "прокачки" до полного изнеможения, учебные тревоги, "дни здоровья" и разного рода наряды.
      Некоторые считают, что если дать пару раз конкретный отпор старослужащим, те отстанут на всю службу. Это полная ерунда. Только подыми руку на старослужащего - забьют всем призывом и опустят на "очках". Бывают, конечно, исключения, да и то в тех случаях, когда отпор дает дружная группа (так держатся дагестанцы), но и это не так легко.
      
      АНДРЕЙ, бывший служащий дивизии Дзержинского:
      
- Администрация российских военкоматов рассматривает призывников как быдло, рабочий скот, товар. Если можно, с него берут поборы, если нет, то сдают "купцам" - офицерам нуждающихся в призывниках частей. Состоятельный призывник - находка для военных чиновников и врачей. Если у тебя нет серьезной болезни, то за определенную сумму ты можешь получить фиктивную справку и соответствующую отсрочку. Впрочем, это не гарантирует освобождения от армии. В последующие годы за безмятежное продолжение гражданской жизни надо доплачивать дополнительные суммы. Цены зависят от уровня жизни региона. В Москве год отсрочки стоит 1000 долларов США.
      Я был призван в ВС после окончания гуманитарного факультета вуза. В армию шел с радостью, до нее занимался разными видами спорта, был членом спортивно-патриотического клуба. В военкомате мне было обещано распределение в элитное подразделение. На самом деле меня забрали "купцы" из дивизии Дзержинского. В дивизии творится настоящий бесредел. Пришлось гвоздем расковырять себе ноги. После того как они начали гнить, меня отправили в больницу, а затем комиссовали. Почетный долг исполнял полгода.
      
      МАКСИМ, бывший водитель БТР:
      
- В начале октября мы были передислоцированы в Москву (дело было в 1993 году). Наше подразделение среди прочих заняло территорию Останкинского телецентра. Командир построил солдат и сообщил, что к телестудии будут прорываться террористы. Перед нами была поставлена задача остановить их на подходе. Командир предупредил, что нам придется выполнить любой приказ. Отказавшиеся будут расстреляны на месте. Моя машина вышла на широкий проспект. Одинокие легковушки стали шарахаться в сторону. Через пять минут на дороге показалась большая толпа. Люди шли в явно приподнятом настроении, с музыкальными инструментами в руках, пели песни. Мне было приказано вести БТР на толпу. Когда я увидел в толпе женщину с коляской, меня стало трясти. Руки, ноги и язык от страха отказались повиноваться. После того как БТР раздавил первого человека, страх резко прошел. Появилось даже какое-то нездоровое возбуждение. Остальных я давил уже с азартом. Сегодня приходится много пить, мучит совесть.
      
      ВАЛЕРИЙ, бывший ефрейтор:
      
- Незадолго до дембеля командир пообещал нам: "Ребята, сделаете баню для жен офицеров - отправлю вас домой в первую очередь и на пассажирском поезде". Мы работали, как черти. Клали плитку, делали кабинки, штукатурили, красили, белили. Отделали здание, как конфетку и в рекордный срок. Командир сказал: "Молодцы, а теперь так же сделайте нашу бытовку". Нашему возмущению не было предела, но против командира не пойдешь. Мы каждый день уходили на работу, садились и играли в карты. Командир орал и стращал нас, но мы уже не верили ему. Нас отправили в конце декабря, последними и в теплушках.
      
      РУСЛАН, контрактник, служил в Таджикистане:
      
- Все русские, даже так называемые деды, боятся северных кавказцев, дагестанцев. Причина одна: русские трусы, смелых единицы. Можете волосы драть на голове, но это правда. Все народы индустриально развитых стран таковы - американцы, европейцы. В драках русские просто жертвы, для них лучшего примера, чем мир животных, баранов, не найти. Но на войне, если это не перестрелка, а реальный бой, все меняется местами. Трое-четверо русских контрактников стреляют, а 15-20 таджиков в лучшем случае рожки заряжают.
      Всю историю России наш народ был крепостным, униженным, забитым, необразованным, но когда наступала лихая година, он вставал и на своих плечах выносил свою мать Родину. А сейчас Россия в том же состоянии, что и во время смуты, когда Лжедмитрий царствовал в Москве. Только тогда его народ сверг. А сейчас эта ситуация затянулась. Иногда мне кажется, навечно...

Подготовил Глеб ЧИСТЯКОВ
      (С) Лоция

АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ СОЛДАТ

Дорогие папанька и маманя, сестрички мои, а также все-все родненькие!
      Мир вашему дому и сердечный привет из холодного края, от вашего Пахомия. Вот уже восьмая седьмица пошла, как я призван на действительную службу. Спаси господь, папаньку и дяденьку Гервасия, что определить меня сумели в альтернативную часть. Ни караулов, ни уставов мирских мы не держим, а из оружия есть только топор, коим рубим дрова для печки-буржуйки. А живем мы в красивом краю у самого Белого моря. Народ тут хороший. Они привыкли к местному холоду, поэтому их зовут "поморы", помороженные, значит. А те, кто сюда прислан или сослан, сплошь отморозки или альтернативники. Папанька, спросите у дяденьки Ефрема (он еще войну помнит), кто такие "ЧМО"? Это звание или должность? А то нас так величают, а объяснений не дают... Группа у нас собралась славная. Казармы нет, так нас поселили в общежитие бокситового завода. Боксит - это такой камень, а совсем не их спорт. Хотя... когда по голове, то бокситом мягче, чем боксом... Но я молюсь за них, недоверков... А в поселке и церковь православная имеется, но туда мало кто ходит. Тутошний пастырь все время по презентациям разным ездит, посему и храм его замкнут от мирян. Приход скуден средствами, но и пастырь не так зажиточен. Но то поморов забота, ибо они не нашего толку. А в общаге нашей нормально. Сколотили нам двухэтажные нары, поставили в комнату две печурки. Нас и всего-то, альтернатов, шестьдесят персон, или мы в двадцати квадратных метрищах не совместимся? А другие комнаты на этаже занимают те, кто не военкоматом, а судом сюда прислан. Веселые люди, только очень уж табашники и в словесах скоромны. Нашу команду они называют очень ласково - "придурочки". А тех из нас, кто не по идейности, а по физиологии не так традиционно ориентирован, тех зовут "придурищи". Шутники, правда? Грех-то какой... Кормят нас неплохо, аж на три рубля в сутки. Мы на всем готовом, так что денег нам не положено. Зато работа у нас интересная. Наш старшой, он прапорщик, но ходит в штатском, утром дает указания. "Придурков" посылает куда поближе, а всех остальных - куда подальше. Нас с земляками моими нарасхват. Уважают! Полседьмицы мы работаем за санитаров, то в "дурилке", то в вытрезвителе. Местные санитары доверяют нам самую ответственную работу, так как мы исполняем долг, а им... задолжали начальники с жалованьем. И жаловаться некому, да и помолиться не приучены они... А по выходным дням нас посылают на дискотеки. Наш прапорщик привозит маски и форму с надписью "ОМОН".
      У самих омоновцев то сборы, то начальство охранять нужно. Вот мы их и подменяем - наркоделов гоняем. Если б не маски да униформа, то они бы нас гоняли... А так, нас участковый привезет, наркоделы сами сдаются. Все то, что конфискуем, мы должны оставлять в карманах бушлатов. Эти служивые потом сами разберут что куда и к чему. Они, сказывают, каждое свободное время зловредную наркоту уничтожают. Когда местных девушек-активисток приглашают, а порой и начальство в таком уничтожении участвует... Вот какие дружные люди, эти поморы!
      Маменька, вы не пугайтесь, что я к питью привыкну. Вин тут не держат, а то, что пьют, то мне не годно. Тут пьют "буравчик", то есть спирт с антифризом, чтоб не мерзнуть. У меня же в кишках слабость от антифризу. Ребятам нашим трудно меня потом от унитаза отморозить, ведь отхожие места здесь только во дворах... Дорогие сестрички, какое счастье, что вы не видели тех наших альтернатив, которые не по идеологии! Они такой макияж себе делают, такие походки да выходки позволяют, что девчатам местным завидно. А кто из них, из "придурищей" этих, как на местный базарчик пойдет, так все торговые южане себя нехорошо вести начинают! Мы "придурищей" раз в омоновцев нарядили, так зато три дня кушали свежие овощи и фрукты! Правда, приходил участковый и запретил повторять это. Настоящие милиционеры тоже люди, им тоже кушать надо...
      Меня недавно мои новые знакомые, из отморозков, пригласили поучиться на моржа. Я думал, это в переносном смысле, оказалось, что надо плавать раздетым в воде. 0ни напились "буравчика" и полезли, а меня прихватили за компанию как трезвую голову. У них ангина и жар, а я в полном порядке. За этот подвиг наш прапорщик поощрил меня. Даже присвоил почетный местный поморский титул "Хрен моржовый"... Не смейтесь, ибо такое нужно заслужить!
      Дорогие мои родители! Я не знаю про "дедовщину" и про войну, но служить постараюсь честно! Горячий привет всем родственникам и знакомым (список на пяти листах прилагаю). Пусть в общинном собрании люди молятся и знают, что я их люблю и помню. Маменька, а Аннушке Феклистовой скажите, что, как вернусь - пришлю сватов. Пусть знает, что ее суженый настоящий "Хрен моржовый"!
      Мир вам всем и сердечное целование, ваш Пахомий...

Джура МАХОТИН
      (С) Лоция

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru