Архив номеров

ЗВЕРЬЁ МОЁ! В ТВЕРИ ПОЯВИЛИСЬ МЫШИ-МУТАНТЫ

Нам с мужем довелось три года пожить в деревне под Тверью.
      Однажды ночью, склонясь над разделочной доской и нарезая овощи на очередной салат, я почувствовала на себе чей-то взгляд. Подняв голову, увидела довольно крупную мышь необычного вида, сидящую на притолоке у входа в русскую печь, закрытого железной заслонкой. Отложив работу, я стала ее разглядывать. А она спокойно смотрела на меня глазками-бусинками. Окрас не мышиный - бежевый, туловище вытянуто, мордочка - удлиненной формы. Ушки не как у мыши, а ближе к прямоугольным, чуть закрученный вниз хвост - довольно длинный, но короче и тоньше крысиного. Она дала время себя разглядеть, грациозно развернулась и нырнула в печь за металлическую заслонку. Русская печь, не разрушенная бывшими хозяевами, нами не топилась, находясь на заслуженном отдыхе. Вот там-то, в топке, где раньше в чугунках томились деревенские щи, мясная картошка, пеклись пирожки, облюбовала себе жилье странная незнакомка.
      
      Наутро о необычной гостье я поведала мужу, который питает нежную любовь ко всему живому, окружающему нас: летающему, бегающему, прыгающему, ползающему (кроме комаров и слепней). Даже к комарам мужского пола он претензий особых не имеет, так как считает, что они питаются исключительно нектаром. А кусаются только комарихи. Пусть остается при своем мнении, решила я, мужскую солидарность не разрушишь даже на биологическом уровне. А ночной гостьей он очень заинтересовался. Большой любитель поспать, невероятными усилиями воли он заставил себя на следующий вечер сидеть со мной на кухне. И не напрасно. Она бесшумно появилась около 10 часов вечера. Но на этот раз вела себя очень осторожно и от печного отверстия далеко не отошла. Стоило мужу чуть шевельнуться, как та в миг скрылась за металлическую заслонку. "Видимо, она уже давно наблюдает за мной, а его увидела впервые", - подумала я. "Не мышь, не крыса, но ближе к последней. Будем называть ее Машей", - сказал он и пошел спать. А Маше поставили в плошке чистой воды. В другую тарелочку насыпали пшена и положили кусочки ржаного хлеба.
      
      В деревне любая новость, нарушающая однообразный размеренный ритм жизни, вызывает острый интерес. Там, испытывая сенсорный голод, любое событие воспринимается жителями как сенсация, а затем долго обсуждается на колонке, в магазине, на почте. Ну и я не оказалась исключением. Утром решила поделиться увиденным с соседкой. Выслушав меня, та разочарованно ответила: "Эва! Я-то думала, что-то ночью произошло, а тут мышь. Тьфу! Вон бегают табунами, все обои обгрызли, а грязи-то от них... Да и по ночам скребутся. И так сна нет, а они за обоями шуршат, окаянные". "А нас они не тревожат, - несмело возразила я, - да и обои целые". "Мыши живут в каждом доме!" - назидательно сказала соседка и направилась к дому, плавно раскачивая ведрами на коромысле.
      У мужа я поинтересовалась, почему у нас нет мышей. "За это надо благодарить Машу. Теперь я почти уверен, что это крыса, но какая-то необычная. А то, что размером маловата, наверное, еще молодая. В доме, где живет крыса, мышей не бывает: она их в свое жилище не впустит! А если какая-нибудь нахалка и проберется в дом, то тут же будет задушена. Теперь будем ее подкармливать". Каждый вечер, уходя спать, мы клали на печку в маленькие две плошечки кусочки хлеба, обрезки сыра, колбасы, наливали свежей воды. Наутро импровизированный стол был чист. Тому, что говорил муж, я не очень-то поверила. Но потом в его правоте не раз убедилась. Среди вечерней деревенской тишины вдруг за кухонной стенкой слышится какая-то возня. В это же мгновение из печки выбегает наша Маша, вмиг ныряет в дырку под умывальником и исчезает. За стенкой писк... И снова звенящая тишина.
      
      За зиму мы привыкли к Маше. Но ближе к весне она стала появляться все реже и реже, а потом исчезла. Еду мы продолжали оставлять на ночь. Утром Машин стол был, как всегда, чист. Однажды вечером (было уже за полночь) Маша вновь появилась. Но не одна! На печке на задних лапках стояла наша Маша, а около нее, буквально прижавшись к ней, пять маленьких детенышей. И все похожи на мать. Трудно передать, сколько гордости было в ее позе, взгляде. А глазки-пуговки так и светились. Ведь она вывела их, чтобы показать мне, поделиться со мной радостью.
      В последние дни Маша не раз выводила своих малышей. Они играли друг с другом, попискивали. Маша показывала им еду, и они дружно ели, пшено в первую очередь. Потом все семейство тщательно умывалось и удалялось в "свой домик".
      Ближе к лету, где-то в мае, Маша с детишками покинула наш дом. Так мы себя убеждали и утешались. Правда, в то же время подозрение падало на соседского вечно голодного кота-крысолова, который пробирался к нам на кухню в надежде что-нибудь стянуть со стола. Прошло время, но мы с теплотой в душе вспоминаем нашу защитницу-Машу.

Наталья КРАСЯКОВА
      (С) Лоция

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru