Архив номеров

ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ В ТВЕРИ СНОВА НАЧИНАЮТСЯ БАЛЫ

1 марта в 19.00 в Колонном зале Тверского дворянского собрания (Дом офицеров) состоится благотворительный бал, средства от проведения которого пойдут на строительство храма небесного покровителя Твери Святого Благоверного князя Михаила Тверского. В связи с этим событием "Караван" встретился с представителем Тверского фонда поддержки строительства храма в честь святого благоверного князя Михаила Тверского Юрием Охлобыстиным. Юрий рассказал нашей газете о традиции проведения благотворительных балов в России и Твери и о том, как будет проходить предстоящий мартовский бал.
      
      Балы получили распространение на Руси в XVIII веке, при Петре I. До этого в ходу у русской знати были пиры. При Петре балы носили название ассамблей и проводились с целью приобщения российской элиты к западным манерам и обычаям. Позже они сделались частью образа жизни петербургского и московского дворянства. В гости не наездишься, а на балах можно было и новостями поделиться, и заключить деловые соглашения, и потанцевать, и вкусить изысков русской кухни.
      В Тверь балы пришли в эпоху Екатерины II. Проводились они в домах знатных особ, дворян. Когда же был построен Путевой Дворец, они стали происходить там. Особое распространение в нашем городе балы получили во время правления тверского наместника Георга Ольденбургского, который был женат на родной сестре царя Александра I Екатерине Павловне. Тогда Тверь фактически сделалась вторым двором после Петербурга. Здесь часто бывали такие известные люди, как писатель и историк Карамзин, художник Кипренский, другие представители петербургского света. Тогда наши дворяне смогли увидеть и оценить, что такое настоящие великосветские балы. В 1842 году, когда в Твери было закончено строительство здания Дворянского собрания, балы стали проводиться и в его колонном зале.
      Постепенно из просто развлекательных балы превращаются в благотворительные мероприятия. Один из первых благотворительных балов был проведен 22 марта 1862 года. Его дал перед отъездом из Твери и уходом с поста вице-губернатора Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. А собранные пожертвования были израсходованы на материальную помощь мелким чиновникам губернских органов власти. Большую популярность благотворительные балы получили во второй половине XIX - начале ХХ века. На них собирались средства в помощь сиротам, больным, просто нуждающимся людям.
      Как же проходил светский бал?
      В назначенный вечер к парадному входу съезжалось множество шикарных карет. Лакеи встречали выходящих из них дам и господ и провожали в зал, где их приветствовал хозяин, устроитель бала.
      Танцы имели строгую очередность. Приглашенные на бал были в одежде, строго соответствующей определенному этикету. Нередко платье для дамы шилось специально для одного-единственного бала. Мужчины также были в соответствующей этикету форме. Чиновники надевали парадные мундиры. Купцы, дворяне и представители прочих сословий щеголяли во фраках и смокингах. Пожертвования на балах не только опускались в копилки или на подносы, но и проводились аукционы, розыгрыши призов. С деньгами элита расставалась легко. Изначально, собираясь на бал, люди готовились пожертвовать и потратить солидную сумму.
      В советские годы традиция благотворительных балов в Твери была прервана. Лишь в 1998 году, после более чем 80-летнего перерыва, благотворительный бал в здании Тверской филармонии организовывает наш земляк, известный питерский предприниматель Валерий Гусев. Бал этот удался на славу, собрав много именитых гостей, в числе которых были первые лица губернии. А собранные на нем пожертвования пошли на создание бесплатной студенческой столовой.
      И вот, спустя 4 года, в Твери вновь организовывается благотворительный бал, инициатором которого выступает Попечительский совет фонда строительства храма в честь Святого Благоверного великого князя Михаила Тверского, возглавляемый Александром Белоусовым.
      Многие тверичи видят, как возле обелиска Победы вырастают стены храма небесного покровителя Твери. На храм этот не израсходовано и рубля бюджетных денег, и возводится он исключительно на пожертвования. Но для завершения строительства храма необходимо еще собрать средства. С этой целью и проводится благотворительный бал. По замыслу устроителей в нем примут участие около 200 приглашенных гостей. Вход на бал будет исключительно по приглашениям, которые распространяются организационным комитетом. Гостей ожидают угощение, интересная культурно-музыкальная программа и танцы. В Колонном зале Дворянского собрания (Дома офицеров) соберутся известные тверские предприниматели, политики, деятели культуры. Бал будет проходить по благословению Владыки Тверского и Кашинского Виктора, который, возможно, тоже будет на нем присутствовать. И, скорее всего, благотворительные балы в Твери опять станут традицией.

Борис ГУРОВ

СУДЬБА ПОСЛЕДНЕГО ИЗ РОДА ВУЛЬФОВ

Старицкий краевед Александр Шитков в своих исследованиях много внимания уделяет теме А.С. Пушкина и его старицкого окружения. Представляем читателям одну из его последних работ.
      
      Эта история - трагическая судьба всего лишь одного человека, по которой можно представить судьбу многих других людей, вычеркнутых из отечественной истории навечно. Они не были вредителями, диверсантами, шпионами, террористами, контрреволюционерами. Они не были и "врагами народа". Их единственной и неискупимой виной перед советской властью было то, что они родились в других сословиях: княжеских, дворянских, купеческих, мещанских. Среди них - Николай Вульф, последний хозяин Берновской усадьбы, в которой когда-то жил и работал Александр Сергеевич Пушкин...
      В 1903 году помещик имения Берново Михаил Николаевич Вульф неожиданно для многих женился на простой крестьянке из села Медное М. Денежкиной. Она в то тремя жила и работала прислугой у хозяина имения.
      В том же году у них родился сын Николай.
      По всей видимости, брак помещика с крестьянкой не очень-то приветствовали родственники дворянского рода Вульфов, на этой почве, наверняка, стали происходить родственные скандалы, которые привели к тому, что Михаил Вульф навсегда покинул родные места и уехал в Петербург. Это произошло в 1909 году, когда его сыну Николаю исполнилось 6 лет.
      Берновское имение перешло во владение дальней родственницы - Анны Ивановны Вульф, а М. Денежкина, потрясенная разлукой, серьезно заболела и вскоре ослепла. Зимой 1914 года она скончалась.
      Николай Вульф находился на иждивении своей дальней родственницы до 11-летнего возраста, потом Анна Ивановна решила отправить его учиться в Москву, в кадетский корпус, где он пробыл до 1917 года. Кадетский корпус закрыли, а Николаю пришлось вернуться в родные пенаты. Зимой 1918 года умирает Анна Ивановна Вульф. Таким образом, Николай Вульф остается один.
      Николай Вульф устраивается в Берновском исполнительном волостном комитете делопроизводителем. Через некоторое время устраивается на работу "переписчиком к Уполномоченному Упродкома товарища Ильина". Но в конце 1919 года местные власти настоятельно требуют, чтобы бывший владелец имения покинул пределы волости. И Николай уехал в Москву. Поступил на службу в Государственный исторический музей сотрудником отдела рукописей. Проработав там 4 месяца, Николай отправляется в командировку в имение Берново, чтобы приобрести некоторые исторические вещи, как-то связанные с Александром Сергеевичем Пушкиным. Но по дороге на родину Вульф заболел сыпным тифом и пролежал в Старицкой больнице около двух месяцев.
      В больнице Николай познакомился с бывшим дворянином Болтом, который в этот период работал агрономом в совхозе Панафидино Емельяновской волости. Именно он и пригласил Вульфа устроиться в совхоз рабочим. Девятнадцатилетний Николай принимает активное участие в организации РКСМ, в общественной жизни совхоза. Здесь же 5 мая 1923 года местная партийная организация принимает Вульфа в члены РКП (б), партийный билет №299 710.
      С 1 июля 1924 года Николай работает счетоводом в совхозе и, как указано в характеристике, "доказал вполне свою преданность делу кооперации". Избирается членом сельсовета и сельуполномоченным села Панафидино.
      Казалось, жизнь Николая Вульфа вполне устроилась и можно теперь строить планы на будущее, но среди ясного неба грянул гром... Последовал анонимный донос в Емельяновскую избирательную комиссию о том, что "Николай Вульф - сын бывшего крупного помещика". Ярлык "лишенца" грозил дальнейшими репрессиями, ведь каждый, в чьей биографии когда-нибудь было хоть малейшее "пятнышко", мог без труда попасть в разряд "врагов народа". Теперь все заслуги Николая Вульфа перед новым государством не в счет, есть только прошлое - то, что он сын крупного помещика. Вот почему Вульф пишет во все инстанции о восстановлении его в избирательных правах, но отовсюду один ответ - "сын крупного помещика".
      Последнее его прошение было послано 15 марта 1927 года в Президиум Тверского губернского исполкома, в котором, в частности, Вульф писал: "...Все основания сводятся к тому, что я сын помещика, несмотря на то, что я такой же сын помещика, как и сын батрачки (выделено мною. - А.Ш.)". При всем моем желании, я ведь не могу сделать так, чтобы мой отец был не помещиком". Далее идут откровения Николая Вульфа: "Мне приходилось еще в дореволюционное время испытывать на себе чувство презрения со стороны "прежних" людей из-за моего происхождения по матери; теперь, то есть в 1927 году, я почувствовал себя в таком же положении из-за отца". И здесь Вульф резонно ставит вопрос: "Но в таком случае, куда же мне деваться, если я все-таки родился и живу (выделено мною. - А.Ш.)".
      28 апреля 1928 года наступает окончательная развязка по делу о восстановлении в избирательных правах Николая Вульфа. Рабочая тройка Губизбиркома постановила: "Ходатайство гражданина Вульфа Николая Михайловича отклонить".
      Николай Вульф уезжает из Тверского края и, по всей видимости, поселяется в незнакомых местах, там, где никто не мог знать о его социальном происхождении, там, где можно было, например, взять совсем другую фамилию, придумать новую "легенду" своей жизни.
      Сколько же их скиталось по всей матушке России - десятки, тысячи, сотни тысяч, прячась от "гнева народа"! Вот и лежат они теперь под неизвестными фамилиями в могилах, забытые нерадивыми потомками. И кто знал, что именно на Николае Вульфе (прадед которого, Иван Иванович Вульф, как и другие Вульфы, общался с Александром Сергеевичем Пушкиным в усадьбе Берново), в двадцатом веке прервется нить "дворянского гнезда", которое воспевалось великим русским поэтом?

Подготовил Борис ЕРШОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru