Архив номеров

ОБРАЗ ЖИЗНИ ЧТО ЖДЁТ ЧУПРИЯНОВКУ?

Лыжным спортом в Твери увлекаются не только спортсмены. Зимой на лыжах с удовольствием катаются очень многие любители. Одно из излюбленных мест и тех, и других - Чуприяновка.       
      В выходные там всегда полно народу. Однако такое замечательное для туризма, спорта и отдыха место не имеет практически никакой организации.
      Если вы приехали в Чуприяновку на машине, то вам придётся оставлять её как Бог на душу положит: никакой охраняемой стоянки не предусмотрено. Многие приезжают туда на электричке. Однако, приехав, не надейтесь, что вам предоставят место, где вы могли бы переодеться или отдохнуть после активных занятий. Напрокат выдают лыжи, на которые без слёз не взглянешь. С сумасшедших гор летят на санках и фанерках люди, поднимая себе адреналин и получая острые ощущения. Но горки эти совсем не оборудованы для катания. И поэтому нередки травмы. В прошлом году из-за травмы позвоночника в Чуприяновке погиб человек.
      Наряду с проблемой обустройства активного отдыха в Чуприяновке есть и ещё одна - тяжёлое положение лыжного спорта, который постепенно вырождается.
      В Чуприяновке находятся муниципальная СДЮШОР по лыжным гонкам и отделение лыжных гонок областной СДЮШОР. Эти спортивные школы воспитали немало высококвалифицированных лыжников, которыми могут гордиться. Однако обе они сейчас в крайне плачевном состоянии. Причина банальна - отсутствие денег.
      Школы практически предоставлены сами себе, и их без преувеличения можно назвать школами выживания: им действительно приходится выживать без финансовой поддержки. Несмотря на это, школы продолжают воспитывать лыжников, которые весьма заметны на всероссийском уровне.
      Что касается финансовой стороны, то 20 тысяч рублей в год, которые выделяются бюджетом города на муниципальную школу, хватает только на то, чтобы купить 2 комплекта лыжного инвентаря. (Кстати, деньги за 2001 год школа ещё не получила.) А 2 комплекта нужно только одному лыжнику: один - для свободного, другой - для классического стиля. Не говоря уж о специальных средствах для подготовки лыж.
      Очень сложна подготовка трасс для лыжника. Необходимы специальные трассы и для классического, и для свободного стиля. Причём для последнего нужны трассы не менее четырех метров шириной, которые должны поддерживаться ежедневно.
      Итак, мы выявили две проблемы: обустройство места отдыха в Чуприяновке и развитие лыжного спорта. Очевидно, их нужно решать в комплексе.
      Любители зимних видов спорта и вообще здорового образа жизни ждут не дождутся, когда же в Чуприяновке откроется спортивно-оздоровительный комплекс, куда могли бы приезжать все желающие. Идея прекрасная, но возникает справедливый вопрос: откуда взять деньги? Первое, что приходит в голову, - отдать землю в частные руки предприимчивым людям, которые создадут великолепный комплекс, будут впоследствии получать прибыли и развивать данное направление (кстати, желающих заняться этим уже предостаточно). Но у такого на первый взгляд разумного решения есть и обратная сторона. Как такая деятельность отразится на детско-юношеском спорте? Вряд ли предприниматели, взяв в свои руки это дело, подумают о них. Скорее всего, спортивные школы лишатся и того, что у них есть. Хочешь кататься - плати денежки. Таков закон рынка. А этих самых денежек у спортивных школ нет. Так что трассы займут любители, и большой спорт просто умрёт. Невесёлая перспектива, не правда ли?
      Есть ещё один способ совместить развитие лыжного спорта с обустройством места отдыха. Если предпринимательской деятельностью займётся спортивная школа (что, кстати, предусмотрено её уставом) и доходы от этой деятельности будет использовать на развитие спорта, то тверичи приобретут прекрасное место отдыха, а спортсмены будут успешно продолжать развивать своё мастерство. Если бы администрация смогла выделить деньги на создание спортивного комплекса из бюджета, то решить эту проблему было бы просто. Но у города тоже нет таких денег.
      Чуприяновка - оживлённое место не только зимой, но и летом. Вот что говорит на эту тему директор СДЮШОР по лыжным гонкам администрации Твери Вячеслав Фадеев: "Мы с удовольствием приглашали бы детей в летний лагерь, спортсменов на сборы, причём не только из тверской, но и из других областей. Это было бы выгодно и материально: школа могла бы зарабатывать на этом. У нас есть освещённая асфальтовая лыжно-роллерная трасса для летних тренировок. Желание проводить свои сборы в Чуприяновке высказывали и Тверской хоккейный клуб, и баскетбольная команда "Тверичанка". Но, к сожалению, нам совершенно негде разместить гостей. Много неудобств отсутствие помещения доставляет и ребятам, которые занимаются в летнем спортивном лагере: им приходится каждый день ездить из города и обратно. К тому же не организовано питание для них.
      На мой взгляд, приоритет должен оставаться за развитием детско-юношеского спорта. К сожалению, ему сейчас практически не уделяется внимания на региональном уровне. Последствия этого могут быть очень печальны. Сейчас много говорят о росте наркомании и преступности среди детей и подростков. Зачастую причина этого - в том, что мы, взрослые, не в состоянии организовать их свободное время".
      Ситуация в Чуприяновке достигла своего кульминационного момента. Очень многое там держится на простом энтузиазме. Насколько его хватит? Неизвестно. Думается, что в самое ближайшее время там начнут происходить перемены. Только в какую сторону?

Елена БУРЦЕВА

"МЫ БЫЛИ ВООДУШЕВЛЕНЫ ИДЕЕЙ ЛЕНИНА!"

Нечасто встретишь сегодня, в двадцать первом веке, современников последнего русского царя Николая II. Уроженка ближайшего к Твери районного центра Лихославля Клавдия Ефимовна МИХАЙЛОВА пережила царя, Ленина, Сталина, Хрущева и Брежнева. В свои девяносто три года эта удивительная женщина не только сама себя обслуживает, но также пишет статьи в районную газету "Наша жизнь", рисует картины. В морозный зимний день мы съездили на чаек к Клавдии Ефимовне и услышали от нее немало интересного.       
      Родилась Клавдия Михайлова в 1908 году недалеко от Лихославля в казенной пятистенной избушке на три семьи, на железнодорожном посту Поршинец. Отец дежурил в железнодорожной будке. Мать содержала большое хозяйство, включающее в себя трех буренок. С детства Клава помогала отцу, лазила на семафор, освещаемый керосинками, сменить в нем лампу.
      - Тогда, - вспоминает пенсионерка Михайлова, - железная дорога бдительно охранялась. Каждые два километра стояли будки сторожей, монтеров, дорожных рабочих. И, естественно, такого воровства металла и всего прочего, как нынче, не было. А поезда ходили настолько точно, что по ним сверяли время.
      Помнит Клавдия Ефимовна и царский поезд.
      - Я была маленькая, когда царь ездил. Я его поезд видела из будочки, где батя дежурил. Красивый такой: вагоны голубые и розовые, а на окошках занавесочки белые трепыхаются.
      Когда настало время поступать в школу, Клавдии пришлось ходить пешком в Лихославль, в железнодорожную школу №7, которая стоит и по сей день. Потом мать продала своих коров, и на вырученные деньги семья построила дом в Калашникове.
      Революция застала Клавдию в школе. Она, девочка из рабочей семьи, сразу приняла все большевистские идеи и включилась в общественную работу, ее избрали пионервожатой.
      - Моя мама была верующая, но мы, молодые, были воодушевлены идеей Ленина, верили, что будет благо на земле. Проводили атеистическую пропаганду, ходили к церкви озоровать.
      - Сейчас многие пожилые, да и молодые люди ходят в церковь, а бываете ли там вы?
      - Да, теперь все старушки верят в Бога, а я одна среди них, как перст. Конечно, я перекрещусь для порядка, но в душе не могу поверить, что Творец дунул на ладонь и получился из ничего человек.
      В медицинское училище сразу после школы в шестнадцать лет Клавдию не взяли. Пришлось ждать целый год. Потом она училась на акушерку в Твери.
      - Очень любила я комсомол. Занималась общественной работой, рисовала, плясала, играла на гармонике.

В двадцать лет темпераментная Клавдия выходит замуж за красивого командира-кавалериста. Они уезжают с мужем в Хабаровск, оттуда на родину мужа - в рязанский Зарайск, где умирает их дочь.
      Михайлова возвращается в Лихославль и работает в его пригороде, поселке Лочкино. Там в брошенном имении барыни Матреши на живописной речушке Черемушке была открыта больница.
      - Сорок лет я там проработала акушеркой, - вспоминает ветеран. - Уж и не скажу, сколько я родов приняла. Тогда детей можно было сдавать, то есть отказываться от них. И немало отказывались. Родит и говорит потом: "Я ребенка не возьму".
      В войну, когда больницу возглавляла врач Мария Вячеславовна Соколова, и Лихославль, и Лочкино сильно бомбили, особенно в первое время, когда там не было нашей противовоздушной обороны. В те годы приходилось не столько принимать роды, сколько помогать раненым.
      Умер в госпитале бравый кавалерист, первый муж Клавдии Ефимовны. Со вторым мужем, который не пил и не курил, они прожили душа в душу 40 лет. И вновь Михайлова теряет близкого человека. В третий раз женщина выходит замуж в... 80 лет. Тогда Клавдия Ефимовна проживала в большом частном доме на окраине Лихославля. Часть дома приходилось сдавать, но с квартирантами постоянно происходили разборки. С трудом, выселив через суд вконец обнаглевшую семью, хозяйка решила пустить студентов. Но мальчики-кавказцы вскоре бросили учебу и фактически устроили во владениях Михайловой дом терпимости.
      - По три девчонки на ночь брали. Я раз их всех застала там. А главное, жена, значит, одного из них стоит на кухне и жарит картошку, как ни в чем не бывало. "А вам не совестно, что ваш муж там с девочками?" - спрашиваю ее. А она отвечает: "Это вам, русским, так делать нельзя, а для нас это достижение!"
      В этот драматический момент у бывшей акушерки появился новый знакомый, хозяйственный мужчина, на 13 лет моложе Михайловой. Дом, начавший приносить одни неприятности, продали, переселились в кооперативную квартиру мужа, где и прожили три с половиной года, до самой его смерти.
      Дети, внуки и правнуки долгожительницы живут в далекой Мурманской области и в Твери бывают лишь наездами. Но в двухкомнатной квартире Клавдии Ефимовны чисто и уютно. Продукты ей, правда, приносят, а все остальное делает она сама. Вот год назад девяностодвухлетняя хозяйка попыталась повесить гардины. Поставила стул на стул, залезла на них и... грохнулась, отлетев аж в соседнюю комнату. Сильно болела, думала, не выживет. Готовясь к смерти, стала пересчитывать деньги на похороны. Их оказалось без малого четыре тысячи. Больная, но удовлетворенная, легла в постель, оставив "похоронные" на столе. Но наутро деньги исчезли. Их похитили злоумышленники, пройдя через незапертую дверь. Так что умирать Клавдии Ефимовне не пришлось.
      Коротая дни, она пишет статьи и стихи в местную газету "Наша жизнь".
      А еще долгожительница пишет картины. Шестнадцать своих полотен она уже нарисовала и раздала друзьям и знакомым.
      Гостеприимная хозяйка за своим рассказом угощала меня чаем с пирожными, пирог испечь не успела, так как визит был внезапным. А когда настала пора расставаться, бойко сбежав по лестнице до самого первого этажа, крикнула вслед:
      - Приезжайте девятого августа на мое девяносточетырехлетие!

Борис ГУРОВ
      Фото автора

АТАМАН ТВЕРСКОЙ ФИЛАРМОНИИ

Когда-то давно Владимиру БОЯРСКОМУ один из руководителей тогда еще Калининской области посоветовал написать на календаре: "Молчание - ограда мудрости". Но этот девиз был хорош для чиновника, для Владимира Боярского он не подошел. И на его настольном календаре не появилась эта фраза. Точнее, не появилось вообще никакой. Зато для себя Владимир Боярский сформулировал абсолютно другую позицию - все делать только для артиста, ведь артист - это святое.       
      Совсем недавно Тверская филармония отметила свое 65-летие. Во время торжественного концерта Владимиру Боярскому ее коллектив единодушно присвоил титул "атамана", водрузив на его голову папаху и спев "Любо, братцы, любо...". Что ж, заслуженно, ведь вклад Владимира Боярского в развитие российской культуры вообще и тверской в частности очевиден.
      Наш разговор с художественным руководителем, директором Тверской государственной академической филармонии состоялся накануне его дня рождения. Так что, пользуясь случаем, Владимира Боярского не только поздравили, но и поговорили об основных этапах его творческого пути.
      - Мне очень повезло, - рассказывает Владимир Ефимович. - Мне пришлось работать с великими артистами. Я объехал весь Советский Союз, участвуя в различных фестивалях, больших праздниках. Выезжал на БАМ, где ежегодно проводились грандиозные фестивали, на которых собирались сотни артистов. Мы ездили по всему БАМу - Тында, Золотинка... Если вспоминать, то получится целая эпопея. Конечно, с одной стороны, - это была романтика. Поехать на БАМ, о котором говорит вся страна! Но, с другой стороны, нам, артистам, приходилось очень много работать. Например, только в Якутии мы давали по 80 концертов в месяц, получалось по 7-8 концертов в день, то есть с утра до вечера. И здесь приходилось делать все - петь, танцевать, говорить. Конечно, на программы приглашались известные режиссеры и сценаристы из Москвы, но артистов все равно не хватало. Самое удивительное, что когда мы работали целый день на одном и том же концерте, в зале зачастую сидели одни и те же люди. Заканчивался один концерт, и они, зная, что после некоторого перерыва он повторится, оставались сидеть в зале. Это понятно, ведь увидеть хорошую концертную программу им удавалось очень редко. Поэтому каждая встреча с артистами для людей, там работающих, была настоящим праздником. Мы, конечно, просто валились с ног от усталости после такого марафона, но на следующий день вновь выходили на сцену. Поэтому работа артиста для меня связана с тяжелым, я бы даже сказал, каторжным трудом. Но трудом благодарным.
      - Служба в армии как-то помешала вашему увлечению музыкой?
      
- В общем-то, нет. Когда меня призвали в армию, то распределили в военный оркестр. Там я играл на трубе. Было безумно трудно. Но мне в какой-то степени повезло: я еще до армии играл на трубе во Дворце пионеров, так что этот инструмент был мне знаком. А так как я с детства очень любил джаз, труба для меня была просто родным инструментом. Играть приходилось много, но время свободное все равно оставалось. И мне пришла идея создать джазовый ансамбль. Это была совершенно иная, невероятная жизнь. Сейчас об этом смешно говорить, но мы давали почти бесплатные концерты, за которые платили всего 80 копеек. Но нам, конечно, это было абсолютно не важно.
      - Владимир Ефимович, все так хорошо складывалось, почему все-таки вы решили изменить сферу деятельности?
      
- Ну, я вам еще многого не рассказал. Прежде чем стать руководителем концертной организации, у меня был большой опыт музыкальной деятельности в различных музыкальных коллективах, в том числе в оперетте и студенческом симфоническом оркестре. Уже ближе к тридцати годам я понял, что меня действительно интересует административная работа. Я стал об этом думать, обсуждать с друзьями. Они удивленно смотрели на меня и спрашивали: "Зачем тебе все это надо?" Тогда я и сам не мог ответить на этот вопрос. Позднее я поступил в ГИТИС на театроведческий факультет на экономическое отделение. Понял, что стану руководителем в своей сфере.
      - Насколько я знаю, до филармонии вы работали в театре?
      
- Да, до этого я три года работал заместителем директора Тверского драматического театра. Занимался организацией гастролей, выполнял работу заведующего постановочной частью, отвечал за хозяйственную и финансовую стороны работы театра. Мне там очень хорошо работалось. По существу, театр - своего рода завод, вся деятельность которого направлена на один результат - спектакль. И важна не только хорошая игра актеров, но и слаженная, безупречная работа всех цехов.
      - Расскажите, как получилось так, что вы стали возглавлять Тверскую филармонию?
      
- Меня вызвали в Управление культуры облисполкома и попросили принять руководство филармонией. Я думал несколько дней и согласился. У меня было только одно условие - совмещать руководство и художественной, и хозяйственной частью.
      - Вы представляли, что вас ожидает, когда стали руководить филармонией?
      
- Я даже представить себе не мог. Я уходил из театра в никуда, потому что филармонии тогда еще не было. В газетах постоянно появлялись статьи о том, что сорвался один концерт, другой. Народ просто не ходил на концерты. Зал был закрыт пожарными, требовался серьезный ремонт, очень слабым был артистический состав. Кроме того, огромная дебиторская задолженность, картотека... Ужас!
      Я понятия не имел, что делать. Составил план и ровно 18 лет назад уехал во Владимир подписывать контракты. Сразу же повысил годовое количество концертов - от двух с половиной тысяч до четырех с половиной. Это была просто потогонная система. Но нужно было наводить порядок, поднимать филармонию.
      Одновременно стал работать во Дворце спорта. Купил стулья, организовал выступления популярных коллективов. В Калинин приезжали такие группы, как "Веселые ребята", "Машина времени", "Карнавал". В филармонии тогда находилось пять рок-групп, и это было востребовано. Через полгода погасил картотеку, закрыл концертный зал на ремонт. В 1984 году мы поставили новогодний мюзикл, а Тверская филармония была признана третьей в России. А через два года - третьей в Советском Союзе!
       В 1988 году мной был создан первый концертный кооператив - артистам нужно было выплачивать зарплату, а в 89-м - Концертная ассоциация, в которую вошли 46 филармоний из разных городов России.
      - Как вам удалось добиться того уважения и любви коллектива, каким вы пользуетесь сейчас?
      
- Начнем с того, что я сам музыкант, очень люблю искусство. Во-вторых, я очень ценю и уважаю артистов. Артист - очень сложный организм, они ранимы, беззащитны, порой капризны. Но за их талант и профессионализм им можно простить все. Я люблю своих артистов и благодарен им за понимание и поддержку во всех моих начинаниях и творческих проектах. Эти же слова могу адресовать и административно-техническому, и художественно-постановочному, и обслуживающему персоналу. Пользуясь случаем, хочу сказать им всем спасибо.
      - Владимир Ефимович, вы единственный в Твери лауреат Государственной премии России, бывшей Ленинской. Когда это случилось?
      
- В 1998 году, но я совсем не думал, что мне дадут эту премию. Нужно было пройти четыре этапа, и уже на заключительной стадии моими конкурентами оказались Геннадий Заволокин, Ивета Воронова и Олег Табаков. Но с Табаковым нас развели по разным номинациям. Я получил премию в области литературы и искусства за фестиваль "Музыкальная осень в Твери". Вместе со мной премию получали Дмитрий Сергеевич Лихачев, Олег Ефремов, Олег Табаков, Олег Лундстрем. На банкете, устроенном в Кремле президентом России Борисом Ельциным, я лично смог пообщаться с Лихачевым. Беседа была неожиданной и волнующей.
      - Как вы думаете, оставшись музыкантом, смогли бы вы добиться такого успеха, который пришел к вам после того, как стали руководителем?
      
- Нередко я и сам задаю себе этот вопрос. Но, размышляя об этом, я понимаю, что в жизни сделал правильный выбор. И никакая музыкальная деятельность не принесла бы столько пользы людям и удовлетворения самому, сколько приносит мне моя работа. У меня очень много планов на будущее, и я надеюсь, что мне их удастся осуществить.
      - Владимир Ефимович, спасибо за беседу. Я еще раз от имени читателей "Каравана" поздравляю вас с юбилеем, желаю здоровья и творческих успехов! В свою очередь, пользуясь случаем, прошу простить мне излишнюю категоричность в моих публикациях по отношению к Тверской филармонии.

Евгений ПЕТРЕНКО

ТВЕРСКОЙ АРХИВ - КЛОНДАЙК ДЛЯ ИСТОРИКОВ

Архивы Тверской области хранят массу драгоценных древних рукописей, пока еще мало доступных широкой массе читателей. Даже специалисты не обо всех из них имеют представление.       
      
В Государственном архиве Тверской области (ГАТО) на хранении находятся свыше 1500 рукописных литературных памятников, начиная с XV века. А всего в 12 хранилищах области ценнейших рукописных творений насчитывается свыше 2000 - неисчислимое культурное богатство, перешедшее нам по наследству от предков. Эти сокровища, как золотые слитки, как зерна алмазов, скрыты в огромных архивных залежах, и чтобы добыть их, то есть издать, надо затратить немало специальных и финансовых усилий.
      К 5 декабря, ко Дню Михаила Ярославича, архивный отдел администрации Тверской области выпустил в свет книгу, содержащую рукописный список древнейшей редакции "Жития Михаила Тверского" из коллекции ГАТО. Текст списка предварен добротными текстами вступительной статьи с переводом и примечаниями Владимира Исакова и археографическим описанием Галины Гадаловой.
      Идея проекта принадлежит начальнику архивного отдела администрации Тверской области Ларисе Сориной. Такое издание впервые осуществлено в практике тверских архивистов и профинансировано администрацией.
      Житие древнерусских авторов - это не биография личности, хотя признаки ее наличествуют. Как говорил Карамзин, разница между "Житием" святого и биографией светского человека такая же, как между иконой и портретом.
      "Житие Михаила Тверского" - небольшое по объему рукописное произведение. Оно стоит в одном ряду с такими выдающимися памятниками средневековой общерусской литературы, как "Поучение Владимира Мономаха", "Житие Александра Невского", "Сказание о Борисе и Глебе", "Задонщина" и другими. Что может быть востребовано из этого богатства в нашем компьютерно-технологическом веке? Что хорошо бы издать в первую очередь, что - потом? Каковы достоинства изданного "Жития"? Эти и другие вопросы поднимались на впервые состоявшемся "круглом столе", скорее напоминавшем научно-практическую конференцию, посвященном выходу "Жития Михаила Тверского" и имевшего место быть в архивном отделе ГАТО 18 января 2002 года.
      Переводчик и автор вступительной статьи с примечаниями Владимир Исаков отметил, что видит в изданной книге одни недостатки (это известное ощущение всех авторов, длительное время работавших над трудной вещью).
      Доктор исторических наук Ирина Поздеева (Москва) подчеркнула, что история Тверской земли еще не получила достойного ее прошлому исторического освещения, поскольку и культура, и история нашего края - важнейший элемент истории и культуры всей России. Еще 12 лет назад в Твери не было специалистов-профессионалов по древним рукописям, а сейчас они есть. И вообще то, что наблюдается в наше время в Твери, - колоссальная заслуга энтузиастов, которые, несмотря на трагедию тверской книжности в 20-е годы ХХ века, сумели не только сохранить традиции, но и приумножить их. Интересна мысль И.В. Поздеевой о том, что "ничего не надо доверять варягам, рукописные памятники для своего народа следует издавать своими специалистами".
      Разгорелась небольшая дискуссия. Прозвучала мысль, что следующими изданиями должны быть такие, которые ориентировались бы на широкие слои читательской публики: школьников, студентов, учителей, краеведов и всех любителей тверской истории. К таким изданиям можно бы отнести "Инока Фомы слово похвальное...", "Хожение за три моря", "Арифметику" Леонтия Магницкого с современным анализом текста, арифметики и с биографией автора. Эту идею поддержал Петр Малыгин. Известный тверской археолог Александр Хохлов возразил, что надо, напротив, издавать больше адаптированных текстов для специалистов. Ирина Поздеева высказала компромиссное мнение, что следует издавать источники в разных исполнениях.
      Но кто даст на это деньги, и немалые? Краевед Борис Ротермаль напомнил, что со стороны администрации области отсутствует интерес к подобной работе. С чем все присутствующие согласились, так это с тем, что подобные обсуждения надо устраивать каждый раз по выходе из печати очередной книги по древней истории. А может, и перед ее выходом. Это будет своеобразный совет, дающий книге "добро" на жизнь.

Борис ЕРШОВ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru