Архив номеров

ЧТО ДЕЛАЕТСЯ! БЫЛ ПАЦАН - И НЕТ ПАЦАНА

В нашу редакцию пришло коллективное письмо от жителей села Рождество и станции Баталино Фировского района. В нем говорится, что их односельчанин Дмитрий Осипов, призванный 28 ноября прошлого года на действительную воинскую службу, погиб через двенадцать дней после отъезда из дома, всего два дня пробыв в воинской части.       
      Передо мной фотография Димы Осипова. Открытое, почти детское, доверчивое лицо. Полноватые мальчишечьи губы. Возможно, никого еще не целовавшие. Но теперь об этом уже никто не узнает. У девятнадцатилетнего Димы не будет ни любимой, ни семьи, ни друзей, ни работы. Его жизнь оборвалась внезапно и трагически.
      Писать об этом больно и трудно. Переполняет чувство жуткой безысходности и невозможности поправить случившееся. Ведь Дима погиб не на войне, не в Чечне, а в обычной воинской части в Хабаровском крае.
      Писать об этом нужно, потому что свершившееся зло не наказано, и часто оно творится по вине молчальников.
      ...Когда на станцию Баталино пришла телеграмма, заверенная командиром части И. Бондаревым, в которой говорилось, что Дмитрий Осипов покончил жизнь самоубийством, в селе никто не поверил.
      Люди прекрасно знают Димину семью. Жил Дима с родителями и младшей сестренкой. Мама работает на железнодорожной станции, отец - в лесничестве. Сына они учили трудиться, заботиться о ближних, уважать и помогать старшим. На Диму всегда и во всем можно было положиться. Он с детских лет был очень ответственным, хозяйственным и добрым. И дров нарубит, и старикам-соседям воды принесет, и за сестрой Маринкой присмотрит. Молодой, сильный был, красивый.
      Что успел Дмитрий в жизни? Наверное, не очень много. Окончил школу, затем техникум, готовился к службе в армии. Тренировался. Таскал штангу и гири, наращивая мышцы. А ростом судьба его не обидела. Вымахал под метр девяносто. Служить Диме хотелось.
      На службу, как водится, провожали всем селом. Пели, плясали, обещали ждать. Он обещал вернуться.
      Не выполнил Дима своего обещания. Не вернулся.
      Что случилось в те злополучные дни 8-10 декабря 2001 года в воинской части 2049 Хабаровского края, никто точно сказать не может. Из письма командира И. Бондарева родителям следует, что Дима "был определен в учебное подразделение для прохождения адаптации и обучения основам пограничной службы. Офицером, который вез его в часть, и военнослужащими, следовавшими вместе с ним, Дмитрий характеризовался только положительно. Ни на какие трудности и проблемы он не жаловался, в том числе и на товарищей и старший призыв, за исключением того, что он сильно скучал по родным. Весь трагизм данной ситуации заключается в том, что ваш сын ни словом, ни намеком не дал никому понять, что заставило его совершить этот необдуманный, страшный поступок. 10 декабря 2001 года в 4 часа 50 минут он был обнаружен дежурным офицером учебного подразделения в туалете повесившимся. По факту смерти вашего сына военной прокуратурой ДВРУ ФПС РФ возбуждено уголовное дело и ведется следствие".
      По требованию родителей тело сына было привезено в село Рождество. Родители, местные жители были потрясены тем, что увидели. На лице и руках Димы были многочисленные следы побоев, незарубцевавшиеся, запекшиеся в крови раны.
      Семья потребовала независимой судебно-медицинской экспертизы. В сопровождении представителей местной власти и близких родственников тело было доставлено в Тверь. Но, увы, вернулась экспедиция без результатов. Родителям было передано, что второй раз вскрытие не делается. А все исполнявшие миссию были в сильном опьянении. Диму похоронили на местном кладбище, но в его самоубийство так никто и не поверил.
      Одноклассники и друзья Димы опубликовали в местной газете маленькую заметку, где есть такие строки: "Не можем верить, что Димы никогда больше не будет с нами. У него впереди должна быть целая жизнь: любовь, семья, дети. В нашем жестоком мире столько несправедливости, но нам хочется надеяться, что правда восторжествует, и зло будет наказано".
      Кому бы ни становилась известна история судьбы Димы Осипова, никто не высказался утвердительно в пользу самоубийства: какой повод мог появиться за два дня службы для того, чтобы лишить себя жизни, у физически и психически здорового, крепкого парня?
      Можно придумывать много версий на тему случившегося. Скорее всего, все упирается в так называемую "дедовщину" - неуставные отношения в армии. Этому легко было бы положить конец, если бы командиры были ближе к своим солдатам, своим подчиненным. Если бы понимали умом и чувствовали сердцем горе, которое испытывают матери, потеряв своих детей.
      
      История Димы Осипова привела меня в Комитет солдатских матерей, где состоялся разговор с юристом комитета Александром ЩЕРБАКОВЫМ и председателем комитета Лидией НИКОЛАЕВОЙ.
      

      Александр Владимирович Щербаков - сам бывший военный. Двадцать лет прослужил в армии. Закончил университет и получил специальность юриста. Работает в межреспубликанской коллегии адвокатов.
      
      - Александр Владимирович, часто ли происходят подобные случаи в воинских частях?
      
- Да. Количество их значительно. В каждом случае происходит разбирательство, после чего либо возбуждается уголовное дело, либо отказывается в этом.
      - Вы верите в то, что это было самоубийство?
      
- Жизнь не черно-белая. Всякие случаи бывают. Хотя сомнения большие есть. Но на все вопросы ответит объективно проведенное расследование. А если не ответит, то у родителей будут основания для обжалования решения.
      - На месте было произведено вскрытие. Повторного требовали родители в Твери. Им в этом отказали...
      
- Даже по фотографии видно, что на теле имеются многочисленные повреждения. Надо смотреть материалы судебной экспертизы. Кто и как проводил вскрытие, насколько оно законно и правильно проведено с медицинской точки зрения. Судить можно, только ознакомившись с результатами.
      - Комитет солдатских матерей проинформировали жители поселка Рождество?
      
- Да.
      - Из официальных инстанций информация к вам не поступает?
      
- Нет. Если мы обращаемся, то нам отвечают. А так нас никто не информирует.
      - Со своей стороны вы что-нибудь предпринимаете?
      
- Пока идет расследование, мы не имеем права вмешиваться.
      - Несколько дней назад можно было провести повторную экспертизу, но сейчас уже состоялись похороны. А пока идет следствие, может пройти много времени, и тогда что-то установить уже будет трудно. Это волнует родителей Димы.
      
- В моей практике был случай, когда эксгумацию и экспертизу проводили через три года. И было найдено то, что явилось ответом на вопрос, почему на посту застрелился военнослужащий. Виновник был установлен и осужден.
      - Это не единственный случай в Тверской области?
      
- Нет, не единственный. За прошлый год по нашей области шесть случаев. Седьмой произошел в январе этого года в Твери в одной из воинских частей. Причем гибнут не в горячих точках, а во вполне благополучных, как мы считаем, воинских частях. На Северном флоте матрос покончил жизнь самоубийством. У нас есть информация, что перед этим до двух часов ночи он беседовал с командиром, а в четыре его нашли повешенным. Что предшествовало, о чем говорили, почему? Идет расследование.
      - Бывают ли случаи, когда за гибель подчиненных командиры несут ответственность?
      
- Командир по каждому случаю несет дисциплинарную ответственность. Даже в случае травматизма. Из этих семи случаев по двум еще ведется следствие. Остальные уголовные дела были прекращены за отсутствием состава преступления.
      
      Председатель Комитета солдатских матерей Лидия Николаева:
      - Лидия Алексеевна, каково ваше мнение по поводу случившегося?
      
- Я бы хотела затронуть вопрос работы военной прокуратуры. По всем фактам гибели солдат и данным прокуратуры, виноватыми остаются, как правило, сами ребята. Это наводит на мысль, что истинные причины не устанавливаются. По данным фонда "Право матери", куда стекается вся информация, в том числе и от нас, ребята гибнут - назову страшное число - 15 тысяч каждый год. Причем не на фронте, не в Чечне, а в военных городках. В чем же тогда причина? Как мать, я понимаю и слезы, и горе родителей. У нас в Торжокском районе был случай, когда мать просила: "Оправдайте честное имя моего сына". Погиб парень - сгорел на высоковольтной линии по вине командира части. Со слов командира и при работе той же прокуратуры его обвинили в том, что он срывал провода якобы для того, чтобы их продать. Спустя много лет при совместной работе с Комитетом солдатских матерей города Торжка удалось истребовать дело благодаря нашему бывшему юристу Константину Георгиевичу (ныне покойному), и в результате оказалось, что парня оговорили. Но, к сожалению, оправдательный результат был уже никому не нужен - мать от переживаний скончалась.
      Или случай на Северном флоте. Тоже написано - самоубийство. Парень призван был по категории "А". Служил отлично, хорошо характеризовался по службе. Мог постоять за себя. И главное, срок службы у него заканчивался. Хотел поступать в военно-морское училище. И вдруг ни с того ни с сего - самоубийство. Это тоже о чем-то говорит. И, как правило, гибнут лучшие ребята. Конечно, у нас плохая начальная военная подготовка, много проблем бывает в воспитании, но такой массовой гибели солдат срочной службы, наверное, нет ни в одной армии другого государства. И все молчат. Недавно мы были на форуме в Кремле, где присутствовали представители комитетов солдатских матерей всех субъектов Российской Федерации, и все в один голос говорили о смерти солдат в армии. Надо возродить контроль общественности за воинскими частями. Представители комитетов солдатских матерей приезжают в воинские подразделения, а их не хотят пускать на территорию. Значит, есть что скрывать. Там, где порядок, командиры не боятся.
      - Лидия Алексеевна, а как в Тверской области?
      
- В основном нас командиры понимают, готовы разговаривать обо всех проблемах.
      - Вы верите в то, что написано о Диме в телеграмме?
      
- Нет. И ни одна мать не поверит. Причина кроется в том микроклимате, в который попал парень.
      - Лидия Алексеевна, вы знаете, в одном из писем односельчан Димы сказано, что его даже не смог священник отпеть в церкви. Самоубийство - самый большой грех.
      
- По церковным законам это так. Тем большая вина на тех, кто поставил человека в такие обстоятельства. Сколько еще мы будем терять наших сыновей? Гибнет цвет нации. Лучшие ребята, но ни один депутат прошлого созыва не пришел к нам и не спросил: "Лидия Алексеевна, какие проблемы, что нужно?"
      
      Горе материнское безгранично. Остался холмик - придет мать поплакать. А у некоторых и холмиков нет. С 1994 года не могут найти сержанта Виктора Борисовича Андреева, пропавшего без вести в Чечне. Другого парня уже и искать некому. Мама и бабушка с горя умерли.
      Ну почему наше общество молчит?

Подготовила Валентина КАСЬЯНОВА

ПЕШЕХОДАМ МЕСТА НЕТ

Проезжая часть всегда таит потенциальную опасность для пешеходов, на нее вступающих. А потому выходить на дорогу правила дорожного движения рекомендуют лишь на зеленый сигнал светофора и исключительно на пешеходном переходе. Однако в микрорайоне "Южный" есть дорога, на которой никакие правила не действуют. Правда, не действуют они в основном в отношении пешеходов. И по той простой причине, что о пешеходах при строительстве этой дороги просто-напросто забыли. Впрочем, почему при строительстве? Не вспоминают и сейчас, по прошествии многих-многих лет.       
      Речь идет о дороге, если ее можно так назвать, ведущей от трамвайного кольца на улице Можайского мимо роддома №1 к микрорайону на окраине. При всей неимоверной узости дороги вдоль нее напрочь отсутствуют тротуары. Вместо них по краям дороги - глиняные ухабы, по которым ходить в принципе невозможно. Зимой и того хуже - снежные сугробы еще более сужают проезжую часть. А ведь по ней туда-сюда снуют неугомонные маршрутки - на пятачке у продуктовых ларьков у них конечная. На этой злополучной дороге две "газели"-то еле-еле разъезжаются. Каково приходится пешеходам, многие из которых - беременные женщины, посещающие расположенную рядом с роддомом женскую консультацию? Представить легко. Идти приходится, постоянно вертя головой, чтобы вовремя заметить приближающийся транспорт, а порой и вскакивать на ухабистые придорожные склоны, пропуская автомобили.
      Человеку, не бывавшему в здешних местах, может прийти в голову резонный вопрос: а кто, собственно говоря, заставляет людей ходить вдоль дороги? Что, обойти ее нельзя? Вот в том-то все и дело, что нельзя. Со стороны трамвайного кольца безопасно пройти в больницу еще можно, а вот со стороны поселка Крупской и дома №76, увы, нет. Приличный кусок пути, хочешь того или нет, все равно приходится проделывать, увертываясь от машин. Поскольку все подходы к роддому заняты болотистыми мокрыми низинами летом и непроходимыми сугробами зимой.
      Говорить с озабоченным выражением на лице о том, какая катастрофическая ситуация сложилась у нас с рождаемостью, может быть, и нужно, тем более для этого и утруждаться не надо. Куда сложнее отстроить хотя бы с одной стороны дороги тротуар, по которому можно было бы ходить, не опасаясь за свою жизнь и здоровье, чем элементарно обезопасить и сделать более удобным путь для будущих матерей к врачам. Мелочь, скажете вы? А вот из таких-то мелочей и складывается наша жизнь. Может, потому она такая необустроенная?

Алена БЕЛОВА

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru