Архив номеров

ГОРОДСКОЙ ПЕЙЗАЖ ТВЕРЬ - ГОРОД ТРУЩОБ?

Термин "элитный дом" появился в нашем обиходе недавно. Но дома, более престижные, чем остальные, были всегда.
      
      КРАСОЙ Калинина начала 80-х был длинный голубой дом на улице Желябова. Сначала он был один, потом рядом, за площадью Славы, вырос его близнец. Облицованные голубой плиткой необычной конфигурации, с квартирами нетипичной для нашего города планировки дома эти были верхом мечтаний для многих бесквартирных горожан. Одна моя знакомая рассказывала:
      - Я гуляла под окнами этого дома со своей первой любовью и страшно завидовала тем, кто так спокойно зажигает свет в своих квартирах, задвигает шторы и включает телевизор. Для меня, скитавшейся тогда по общежитиям, голубой дом был воплощением мечты о доме. И надо же, моя мечта сбылась. Я вышла замуж за другого человека - но именно в этот дом.
      Она поселилась в голубом доме, чтобы стать очевидцем крушения мечты. Сейчас длинные голубые дома вокруг площади Славы снаружи выглядят, мягко говоря, потрепанно. Внутри же, по мнению жильцов, их специально разрушают. Сантехники и электрики из домоуправления не появляются в этом доме принципиально. У той же знакомой в квартире разошелся шов между панелями. Разошелся он года полтора назад, и с тех пор она регулярно обивает пороги домоуправления с мольбами эту щель заделать. "У меня сложилось впечатление, что домоуправление просто ждет, когда случится катастрофа, чтобы потом в авральном порядке восстанавливать полподъезда", - говорит несчастная женщина. Она бы наняла кого-нибудь, но зачем, спрашивается, тогда платить по 150 рублей каждый месяц на текущее содержание дома? Чтобы бухгалтеры в домоуправлении получали зарплату? Обшарпанные подъезды, обветшалые балконы. Бывший дворец превращается в трущобу.
      Причем обитатели дома уверены, что делается это целенаправленно. Дома на площади Славы - нетипичный жилой фонд для домоуправления №3. Округа - настоящий район контрастов. Среди планомерно исчезающих с лица земли избушек-развалюшек растут элитные дома нового времени. Среднестатистический панельный дом, построенный лет двадцать назад, тут чуть ли не единственный. И домоуправление всеми доступными ему методами пытается "исправить" эту "градостроительную ошибку" "эпохи застоя".
      Столь же печальное зрелище являют из себя и другие некогда престижные дома, окружающие площадь Капошвара. На фасады, выходящие на проспект Чайковского, трудно взглянуть без слез - в черных подтеках, с выщербленными зубьями балконов, они выглядят, как типичные трущобы. Вонь в подъездах, искореженные и загаженные лифты подтверждают это впечатление.
      На фоне этих трущоб, на берегу Лазури, по улице Лидии Базановой сияют, как печатный пряник, новые дома для новых русских. Впечатление от них - прямо как от пресловутого голубого дома на фоне избушек-развалюшек в 1980 году.
      Но приглядимся повнимательнее. Когда перестанет сиять зеленой свежестью черепица и дождь и снег оставят свои разводы на красном кирпиче - не будут ли эти дорогие новые дома теми же трущобами? Еще как будут! Архитектура, во всяком случае, типично трущобная - напоминает американские фильмы про Гарлем.
      Безусловно, место, где Трехсвятская сливается с проспектом Чайковского, - самое эклектичное и архитектурно непродуманное место в Твери. Безобразная громада Дома моды, чья голубая облицовка - явно родственница облицовки знаменитого голубого дома. Облезлые девятиэтажки и мрачный кирпич ресторана "Лазурный". И, наконец, самое странное сооружение современной Твери - недостроенный "Тверьуниверсалбанк", который один батюшка из находящейся напротив него церкви Покрова метко прозвал "стеклозаводом".
      Здания у Лазури могли бы несколько сбалансировать безобразие этого места. Но, кажется, они его усугубят.
      То, ради чего изничтожается голубой дом, еще печальнее. Вокруг него идет интенсивное строительство частных коттеджей. Это дома, строящиеся по так называемой "канадской технологии", - фанерный каркас обкладывается тонким слоем кирпича. В принципе, и тепло, и дешево. Однако абсолютно не для центра города. В той же Канаде так строятся недорогие коттеджи в пригородах. Застраивать же подобными домишками лучшие городские пространства - непозволительная роскошь.
      Да, если рассуждать исторически, здесь всегда был частный сектор. Но Тверь развивается, и неминуемо будет разрастаться ее деловой центр. Кроме того, современный стиль жизни предполагает многочисленные кафе, где будут питаться те, кому лень готовить дома, большие магазины, ночные клубы. Где, спрашивается, найти для них место? По идее, оно должно быть именно тут, где строятся считающиеся сейчас шикарными "канадские" домики.
      Строятся они безо всякой социальной инфраструктуры, и можно предположить, что, когда улицы будут застроены полностью, въезд на них перекроют шлагбаумы. Какое-то время центральные улочки побудут резервацией для богатых.
      А потом канадские домики начнут рушиться: фанера не вечный материал. И не пройдет двадцати-тридцати лет, как здешнее великолепие поблекнет практически так же, как поблекло великолепие некогда шикарных голубых домов, являющихся сейчас бельмом на глазу тех, кто застраивает центр.
      Возникает другой вопрос. Уже четвертое поколение домов строится в расчете не более чем на двадцать лет (перечисляю последовательно - "хрущевки", "брежневки", девятиэтажки "улучшенной планировки" и новорусские "дома повышенной комфортности"). Возможно, сейчас это происходит потому, что выросло несколько поколений архитекторов и строителей, которые не представляют, что можно работать иначе.
      Однако над всем этим хаосом должен стоять кто-то, кто мыслит стратегически и в состоянии обеспечить не нам, так нашим детям достойную жизнь в достойном городе. Скорее всего, этот человек называется "главный архитектор". В данный момент наш главный архитектор разменивается на мелочь - меняет киоски, строит трамвайные остановки. Разговоры о стратегии воспринимаются как идеализм. И в результате город рискует превратиться в большую трущобу.

Мария Орлова
      Фото Сергея Федорова

СТАРИННАЯ ТВЕРЬ РАСТВОРЯЕТСЯ В МОРЕ АРХИТЕКТУРНОЙ БЕЗВКУСИЦЫ

Основное требование к тверскому архитектору-градостроителю звучит просто: высокий уровень профессионализма в сочетании с уважением к древнему русскому городу с его классическими и православными традициями в архитектуре.       
      КАДРОВОЕ ШОУ ОТ АРХИТЕКТУРЫ
      
После ухода главного архитектора Валерия Фролова встал вопрос: кому доверить пост, много значимый для города? Может, его заместителю Сергею Семенову? Но коллеги восстали - они знали черты характера заместителя, его хорошие знания, его молодость, но при этом - определенное упрямство в отстаивании своих позиций. Александр Белоусов ставит на этот пост покладистого Валерия Дякина, не имевшего к тому времени хорошего профессионального уровня, не ставшего и впоследствии дирижером застройки Твери. Чтобы не попасть в неудобное, по его мнению, положение, Дякин подписывал все бумаги и проекты без необходимого критического анализа. Результат - через полтора года его сняли, доверив пост главному архитектору Виктору Шумову, имевшему опыт работы директором института "Севзапгипросельхозстрой" по застройке сельскохозяйственных поселений и соответствующее этому образование. Прошло года полтора - сняли и его, учитывая протест городских архитекторов, выраженный в письме президенту Ельцину о сложившихся в городе негативных градостроительных тенденциях. Белоусов сажает в кресло главного архитектора некое лицо из Красноярска, фамилию которого сейчас и не вспомнить. Лицо сидело в кресле главного архитектора, на удивление, тоже полтора года. Короче говоря, Александр Белоусов за 6 лет наломал изрядное количество кадровых архитектурных дров.
      Возникла мысль доверить пост главного архитектора молодым и прогрессивным. Мэру подсказали две кандидатуры: Алексея Жоголева и Валерия Давыдова, лицензированных архитекторов, работавших в своих мастерских. Но опять последовало письмо коллег, в котором Жоголев обвинялся в развале работы тверской организации Союза архитекторов в 1994-96 годах и расхищении материальных ценностей на сумму 20 млн. рублей, а Давыдов "в своей практической работе не имеет градостроительного опыта и, как один из бывших руководителей мусульманского движения Твери, не может быть организатором работ по застройке древнего русского развивающегося города".
      Объявили конкурс. Предварительный отбор прошли Владимир Образцов, Сергей Семенов, Феликс Сафарян, Александра Соколова, Валерий Давыдов. Судьями были не архитекторы: Александр Белоусов, Оксана Ломакова, Николай Карпов, Сергей Исаев, Нина Болгова и другие. Выбрали Валерия Давыдова, имевшего за плечами строительный институт в Казани и авторитет среди тверских мусульман. А в неудачниках оказались специалисты с хорошим базовым образованием и опытом работ.
      
      ЧТО МЫ ИМЕЕМ СЕГОДНЯ
      
Если выражаться без обиняков, то о вновь появляющихся в Твери архитектурных объектах и градостроительном решении некоторых ее территорий следует сказать так - черт знает что и сбоку бантик! В подтверждение - несколько аргументов. Глыбообразный, разорванный на две части офис "Тверьнефтепродукта" на старинной улице Новоторжской. Дома новых русских на улице Пушкинской представляют из себя что-то непонятное и портят облик тверской старинной улочки. Дома на Скорбященской (ул. Володарского) в народе прозваны удивительно точно - "грибами-мухоморами" (если присмотреться к скату из кровель). Они явно потеряли архитектурный облик жилых домов и при отсутствии дворов и необходимых по нормам рекреаций напоминают гостиницы западного образца. Элитный дом за кинотеатром "Вулкан" напоминает тюрьму - в Питере "Кресты" смотрятся веселее. Низкий уровень архитектуры у новых домов возле универмага "Тверь" и многих других объектов, возведенных либо с одобрения, либо с попустительства Давыдова. Он разрешил вопреки градостроительной логике, перекрыв заложенный в генплане выход на перспективный мост через Волгу, возвести здание католической кирхи возле мечети, нарушив почти все градостроительные нормы и догмы.
      Дурной модернизм заполонил древнюю Тверь, и она растворяется в нем медленно, но неотвратимо. Спасают облик города пока что православные храмы да классика Никитина, Львова и других предков.
      
      ЧЕГО НЕ ХОТЯТ УЧИТЫВАТЬ НАШИ "ЗОДЧИЕ"
      
Тверь - город компактный, максимальная его протяженность не более 15 км (Самара - 50 км, Волгоград - более 70 км). Следовательно, территорию внутри города, особенно в исторической части, надо застраивать по принципу: семь раз отмерь. У нас в центре четыре реки (Лазурь - тоже речка, только загубленная), следовательно, надо учитывать их водную гладь. В Твери пять зеленых парковых массивов, к которым объекты не должны подступать, как говорится, "с ножом к горлу", их надо беречь, в том числе и их вид для взора горожанина. Улицы узкие, значит надо проспекты проектировать с учетом будущих автопотоков. Тверь - город русской истории, значит, центр не должен загромождаться бесформенными архитектурными объектами.
      Не учитывают наши архитекторы во главе с Валерием Давыдовым, что новые здания должны поддерживать старинную архитектуру исторической части Твери, а не противоречить ей, градостроительные решения - подчеркивать оригинальную планировочную структуру города, а не ломать ее; чтобы контраст между старым и новым оправдывал себя и вписывался в гармонию старинной архитектуры, а не выпячивался нахально из ряда вон. Не учитывают также и то, что во главе города стоят люди, мало что понимающие в специфике архитектуры и градостроительства, и поэтому не следует стоять перед ними навытяжку.
      
      "ЛАРЕЧНАЯ" ПСИХОЛОГИЯ
      
В свое время Валерий Давыдов заявил, что Градостроительный совет ему не нужен. Теперь с очевидностью ясно, да, не нужен, так как градостроительная политика главного архитектора со товарищи идет во вред историческому русскому городу, а Градостроительный Совет, совет профессионалов и людей, душой болеющих за Тверь, постоянно напоминал бы ему, что хозяином в городе является не чиновник, а житель, горожанин.
      Злые языки утверждают, что Валерию Давыдову присвоили титул вождя ларьковой революции. Ларьки на остановках, наверное, единственное, что удалось сделать полезного для Твери.

По результатам бесед с архитекторами и горожанами подготовил Борис Ершов

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru