Архив номеров

ТАКАЯ ЖИЗНЬ БЕДА ПОД ОБЩЕЙ КРЫШЕЙ

Общежитие тверской швейной фабрики "Тверитекс" на улице Учительской всегда считалось образцово-показательным. То ли из-за того, что живут в нем только женщины, то ли из-за строгого и любящего порядок коменданта Антонины Хохловой. Здесь собрались люди самых разных специальностей: рабочие фабрики, студенты, врачи, учителя... В течение последнего года комендант часто повторяла, что общежитие скоро перестанет существовать, так как фабрика не в состоянии его содержать. Но время шло, никто не заставлял людей "освободить помещение", поэтому все было относительно спокойно.
      
      ГРОМ ГРЯНУЛ 10 сентября этого года. К жильцам общежития пришли директор фабрики по общим вопросам С. Корнев и директор компании "Мосжилстрой" г-н Головин. Корнев представил Головина как официального покупателя общежития. Из всего этого следовало, что студентам и не работающим на предприятии надлежит в двухмесячный срок выселиться. Работники фабрики переселяются в левую половину общежития. О матерях-одиночках "подумали" отдельно: для них отремонтируют 4 холла, разделив каждый перегородкой на 2 половины. А в освободившейся правой половине г-н Головин через полгода планирует строить 1, 2, 3-комнатные квартиры для продажи. Для желающих приобрести здесь жилье он назвал стоимость - 5 тысяч рублей за квадратный метр. Интересно, он и правда думает, что кто-то из рабочих "потянет" хотя бы однокомнатную?
      То, что происходит сейчас в общежитии, похоже на панику на тонущем корабле. После того собрания многие студенты стали лихорадочно искать жилье, некоторые съехали. Но, когда прошла эта горячка, жильцы подумали: а ведь если мы не съедем, общежитие с людьми никто не купит. Насильно выселить не имеют права - в паспортах стоит прописка. Выходит, надо не поддаваться панике и продолжать здесь жить. Загвоздка только в том, что спокойной жизни уже не будет.
      С фабрикой "Тверитекс" с самого начала происходило что-то неладное. Лет 20 назад существовало крупное "Калининское производственное трикотажное объединение", в которое входили "Тверитекс" и еще 4 фабрики области. В конце 80-х годов эти предприятия приобрели самостоятельность, и в городе Калинине остались ЗАО "Тверитекс" и его филиал. Филиал через некоторое время закрыли. Четыре года назад, в 1997 году, сам "Тверитекс" признали банкротом и всех работников тут же перевели на "Тверитекс-97", созданный только что. Проходит два с половиной года - и людей переводят в филиал организации "Патриот", а в декабре 2000 года - в филиал организации "Инватекс". Полное название этого предприятия, на котором работают сейчас жильцы общежития, звучит довольно странно: общественная организация Тверской областной общественной организации Всероссийского общества инвалидов Заволжского района г. Твери (филиал "Инватекс" ОО ТООО ВОИ Заволжского района г. Твери). На самом деле нет никаких оснований утверждать, что данная организация, равно, как и ее филиал, имеют какое-либо отношение к инвалидам, кроме снижения налогов. Тогда же, в декабре прошлого года, работницы фабрики, проживающие в этом общежитии, заключили с "Инватексом" договоры об аренде жилых мест сроком на 1 год - с 30 декабря 2000 года по 30 декабря 2001 года. С юридической точки зрения, договор составлен довольно странно: из него не ясно, является ли "Инватекс" собственником или только арендатором и почему по этому документу срок аренды всего лишь год. Ведь по жилищному законодательству, сотрудники предприятия, которые отработали более 10 лет, а также имеющие малолетних детей, инвалиды, не могут быть выселены с занимаемой ими жилплощади без их личного согласия.
      Как результат такой обстановки по общежитию поползли слухи один другого нелепее. Будто бы комендант в отсутствие девушек-студенток зашла к ним в комнату, забрала паспорта и выписала их. Девушки пришли - а они уже здесь не живут... Будто на фабрике ожидается сокращение: уволят 300 человек, живущих в общежитии, значит, они вынуждены будут выехать. Будто бы у коменданта есть собственная печать для прописки и соответствующие записи в паспорте занесены ее рукой. Но самый грандиозный слух: руководство фабрики уволит общежитский персонал вплоть до вахтеров и уборщиц, начнется беспредел, и жильцы сами сбегут.
      И совершенно реальный случай. Комендант Хохлова взяла у девушки паспорт, сказала, что продлит прописку, но вернула документ уже со штампом о выписке.
      Конкурсный управляющий "Тверитекса" Владимир Пахомов общаться с нами не захотел. Мало того, что его невозможно застать на месте, так секретарь открытым текстом сказала: "Говорить он с вами не будет, только что отказался дать интервью телевидению". Комендант Антонина Хохлова по поводу происходящего говорит так:
      - Этот Головин - наше спасение. Мы молимся, чтобы он купил общежитие, спас фабрику от долгов. О том, что необходимо выехать, студентам давно известно. А рабочие все остаются, только в другой части. Правая половина, которую переделают под квартиры, у нас всегда была самой аварийной: протекает потолок, обваливается штукатурка...
      Жители обращались к главе администрации Центрального района Твери Александру Палехову. Для выяснения обстоятельств комендант и конкурсный управляющий "Тверитекса" Владимир Пахомов были приглашены в администрацию, но так там и не появились.
      1 ноября на планерке начальников отделов "Инватекса" г-н Панарин (кто это - выяснить нам так и не удалось) объявил, что общежитие продаваться не будет. Но это тоже подозрительно: решение по его продаже за долги было принято в сентябре на собрании кредиторов "Тверитекса", и отменено оно может быть либо в судебном порядке, либо опять же на собрании кредиторов. Ни о чем подобном г-н Панарин не упомянул и документов не предоставил. Все это похоже на усыпление бдительности.
      Интересы жильцов защищает адвокат Фахри Мамедов. Он собрал заявления жильцов с временной регистрацией и добивается того, чтобы ее заменили на постоянную. Он же объяснил, что проживающий может быть выселен только в судебном порядке, даже если регистрация временная. Фахри Мамедов ведет переговоры с главой Твери по урегулированию вопроса о передаче общежития в муниципальную собственность.
      Похоже на то, что это общежитие является хорошей "кормушкой" для кого-то. В "красном уголке" справляют свадьбы, дни рождения, поминки. На первом этаже комнату арендует магазин аудио- и видеопродукции. Интересно, знает ли об этом налоговая инспекция?
      Говорят, что "Инватекс" тоже скоро будет признан банкротом. На фабрике распродано почти все оборудование. Имущество и люди перетекли на "Инватекс", а долги остались от "Тверитекса". Похоже, что до конца срока договора (30.12.2001 г.) все эти страсти замрут. А что потом? Жители не собираются успокаиваться и добиваются передачи общежития городу.

Татьяна Батарина

МЫ - СЕМЬЯ

В поселке Великооктябрьский Фировского района живет уникальная семья, в которой одиннадцать детей. Уникальность ее не в количестве, а в том, что только для троих детей Светлана Петровна и Александр Сатарович ШУЛЕШКИНЫ являются биологическими родителями. Для остальных восьми они - приемные.
      
      В КОНЦЕ 80-х годов была "мода" на детские семейные дома. Тогда Шулешкины стали задумываться об этом. И когда в 1988 году произошло землетрясение в Армении, они решили взять к себе хотя бы некоторых обездоленных детей. Начали звонить в соответствующие инстанции, но в одной из них огорчили: всех детей решено оставить там, в Армении. Правда, в другой обрадовали. Светлана Петровна рассказывает:
      - Вдруг в профкоме нам говорят: а почему вы не хотите взять своих, тверских? И муж сказал: действительно, а чем наши хуже? В то время в Тверской области был только один детский семейный дом, мы собирались стать вторыми.
      7 июня 1990 года вместе с представителями роно и Детского фонда Шулешкины поехали в Осташковский детский дом. Там их посадили в отдельном кабинете и начали зачитывать дела детей. После каждого дела в кабинет вводили ребенка со словами: "За тобой приехали мама с папой!" После пятого дела Светлана Петровна сказала: все, хватит, этих пятерых и берем.
      - Если бы нас вначале провели по комнатам, дали посмотреть на всех детей, может, выбрали бы других, к кому бы больше потянуло... но ведь так нельзя: говорить ребенку, что за ним приехали, и потом объяснять, что он им не понравился! Поэтому мы взяли тех, кого представили нам первыми. Пока не разочаровались!
      Это были Олеся, Марина, Маша, Оля и Тимур. В то время третьему ребенку Шулешиных, Саше, исполнилось полтора года, и Светлана Петровна сидела с ним дома. Еще были 11-летний Рустам и 7-летний Игорь. "Новые" дети не были обделены вниманием. К их появлению уже все было готово: одежда, постельные принадлежности... Светлана Петровна и Александр Сатарович не думали (и сейчас не думают), что им кто-то должен помогать, и покупали это на собственные деньги. Дети из Осташкова не были чужими. Почувствовав это, они сразу назвали своих новых родителей мамой и папой...
      Через некоторое время в семье появились сестренки Нина и Юля. Мама у них умерла, папа куда-то исчез, и девочки остались жить с бабушкой и больным дедом. Через два года умирает бабушка... Сестер хотели отправить в детский дом, но с этим возникли какие-то проблемы, и с просьбой об опекунстве роно обратилось к Шулешкиным. Дело было летом, девочки отдыхали в пионерском лагере, и Светлана Петровна поехала туда.
      - Я позвала Нину с Юлей прогуляться и по дороге все им объяснила. Они сразу согласились. Потом они собирали вещи в корпусе, а я ждала на улице. Слышу, девчонки их спрашивают: "Кто это за вами приехал?" И кто-то, Нина или Юля, с вызовом так отвечает: "Кто-кто, мама приехала!" Я тогда расплакалась...
      И сейчас у Светланы Петровны слезы катятся. Полгода назад Шулешкиных стало еще на одного больше. Светлана Петровна работает в кассе Дома культуры. Васю выгоняют с дискотеки, а он не хочет идти домой. Прямо в истерике бьется: мама живет с дядей Колей, он меня не любит. В конце концов он согласился пойти домой, а на следующий день прийти в гости к Саше, однокласснику. А еще через день остался жить у Шулешкиных. Приходила его тетя, посмотрела и сказала: "Я бы Васю забрала к себе, но такие условия не смогу ему создать..." Правда, через год, в феврале 2001 года, Вася ушел от Шулешкиных.
      Самая ломаная судьба у старшей Марины. Когда ей было четыре года, брат матери застрелил маму. Марина осталась жить с бабушкой, которая скоро умерла. Ее взяли в семью подруги, оформили опекунство. Три года назад умирает опекун. В 10 классе, совсем уже взрослая, Марина оказалась у Шулешкиных.
      Сейчас Шулешкины живут в 5-комнатной квартире. Есть детская и взрослая "половины". Вообще эта семья со стороны похожа на дружную компанию. Да и дети почти ровесники: Марине 19 лет, Олесе, Игорю, Юле, Марине по 18, Нине 17, Оле и Саше по 16, Тимуру 15 и Саше 13 лет. Рустам женился 9 декабря, в день 23-летия свадьбы родителей. Марина работает продавцом. Олеся и младшая Марина учатся в Осташкове на ветеринара и на экономиста. Юля с Ниной - будущие бухгалтер и электрик, с ними на "Красном Мае" учится и Саша на механизатора. Остальные пока еще школьники.
      - Единственная моя головная боль из детей - это Саша. Что поделаешь, цыганская кровь дает о себе знать... Как уехал учиться - свободу почувствовал. Вот, девчонки на выходные приехали, а Саша просил передать, что больше не приедет...
      Светлана Петровна сокрушается, что очень мало внимания уделяется детям со стороны властей. Опекунское пособие на каждого приемного ребенка - 700 рублей в месяц. На учебу они должны поступать только туда, где есть государственное обеспечение. А если дети не хотят там учиться?
      На прошлый Новый год Путин и председатель Московского детского фонда Лиханов прислали Шулешкиным подарок - по 10 тысяч рублей на каждого приемного ребенка. Благодаря этому семья купила зимнюю одежду и смогла приобрести машину.
      Ирина Валентиновна Мастина, специалист по охране детства Фировского роно, говорит о семье Шулешкиных как о палочке-выручалочке:
      - Они очень любят тех, кого берут в свою семью, привязываются к ним, как к родным, всей душой. Ведь очень сложно воспитывать чужих детей. Вот Вася ушел от них к матери, так Светлана Петровна до сих пор переживает. Вот и сейчас нам, похоже, придется идти к Шулешкиным с поклоном. Одну мать на "Великом Октябре" надо лишать родительских прав, а у нее - две дочери-школьницы, сын в тюрьме сидит за убийство отчима.
      А сама Светлана Петровна говорит так:
      - Нам с мужем не привыкать к большим семьям: у моей мамы нас было трое, в семье мужа - пятеро детей. А у нас - одиннадцать, а еще сноха! Иногда, конечно, устаем... Я вообще строгая мать, могу на кого-то из детей голос повысить, отругать, но всегда за дело. Правда, потом, ночью, уснуть не могу, переживаю, вдруг зря обидела ребенка, плачу...

Татьяна Вавер
      Фото автора

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru