Архив номеров

ПАМЯТЬ В ОКТЯБРЕ 41-ГО... ОККУПАЦИЯ. НЕПРЕРЫВНЫЕ БОИ

Из всех книг, посвященных событиям сентября-декабря 1941 года вокруг Калинина, наиболее точно и объективно рисует картину сборник "На правом фланге Московской битвы", изданный в 1991 году под председательством общественной редколлегии Юрия Бошняка (составитель - Марк Майстровский). Поэтому очередной наш рассказ основывается на материалах этого сборника.
      ПЕРВАЯ часть плана немцев - захват Калинина и нависание войск группы армий "Центр" над Москвой - была выполнена. Осталось исполнить замысел до конца: взять Торжок и Вышний Волочек, ударить в направлении на Бежецк и далее на Рыбинск. Тем самым создались бы предпосылки для уничтожения правого крыла наших Западного и Северо-Западного фронтов, а для Москвы - охват ее с севера и северо-востока.
      К 14 октября к Калинину подошла 8-я танковая бригада полковника Ротмистрова, которая во взаимодействии с другими частями уже на следующий день вела бои в Заволжье, за Горбатым мостом, возле деревень Николо-Малица и Дорошиха. 16 октября немцы ударили из района станции Дорошиха на Николо-Малицу и к вечеру прорвались в Медное. Ротмистрову Конев приказал выйти к Полустову и перекрыть шоссе на Торжок, Ротмистров эту задачу поручил исполнять полку майора А.В.Егорова. Однако немцы прорвались к селу Марьино и захватили переправу через Логовеж. До Торжка оставалось 20 км.
      В этой обстановке Ротмистров отвел свою бригаду за Лихославль, возле деревни Поторочкино, между Вышковом и Микшином. Получив эту информацию, Конев "за невыполнение боевого приказа и самовольный уход с поля боя с бригадой" приказал Ватутину арестовать Ротмистрова и предать суду военного трибунала. Ватутин потребовал от танкиста немедленно вернуть бригаду в Лихославль, откуда ударить на Медное, захватить его и "покончить с трусостью". Что и было выполнено. Только вот с "трусостью" Ватутин и Конев погорячились, в те дни неразберихи многие командиры, желая спасти людей и технику, совершали "неадекватные" поступки.
      Всюду вокруг города шли бои, наши войска не оставляли попыток выбить немцев. 17 октября приказом Ставки создан Калининский фронт с командующим генерал-полковником И.С. Коневым, членами Военного Cовета - Д.С. Леоновым, первым секретарем обкома ВКП(б) И.П. Бойцовым, начштаба И.И. Ивановым с месторасположением в Кушалине.
      На следующий день, 18 октября, наши войска начали наступление с разных направлений. Противник был разгромлен в районах: Марьино, Ямки, Слобода и Медное, а еще ранее - под Ново-Каликиным и Николо-Малицей. Это была первая победа, считай, не только возле Калинина, но на всем фронте в битве за Москву.
      Драматично развивались события южнее Калинина. По приказу К.К. Рокосcовского прибывшей 21-й танковой бригаде надо было из Завидова и Решетникова перейти в наступление в направлении Пушкино - Иванцево - Калинин, преодолевая реки Ламу и Шошу и сосредоточившись в Тургинове. Утром 17 октября двадцать семь танков "Т-34" и восемь "Т-60" двинулись в поход. Немцы бомбили танки с воздуха, а при подходе к Троянову и Калинину по ним ударили противотанковые орудия. К окраинам города подошли только восемь танков, и лишь один танк "Т-34" старшего сержанта С.Х. Горобца прорвался в город, наделал переполох среди немцев и вышел на южную окраину, став легендой. Уцелевшие танки из этих восьми вышли на Тургиновское шоссе.
      20 октября Конев ставит своим войскам задачу окружить группировки немцев в районе Калинина и к исходу 21 октября ворваться в город. Эта задача не была выполнена, только к 25 октября создалась реальная угроза окружения немцев. Подтянув две новые дивизии, немцы ликвидировали угрозу.
      Постоянно шли ожесточенные бои. Большие и Малые Перемерки, Элеватор, Кольцово, Власьево несколько раз переходили из рук в руки.
      А у населения Калинина и других мест жизнь началась нелегкая. Информация о положении дел противоречила и менялась с каждым часом. Как доносили чекисты, "отставшие от своей части и находившиеся в плену у немцев некоторые красноармейцы, находясь в населенных пунктах, распускают слухи, что у нас воевать нечем, Красную Армию не кормят, Москва окружена противником и победа немцам обеспечена".
      Вслед за войсками у немцев шли эсэсовские части и зондеркоманды, которые на деле реализовывали борьбу с партизанами, план "Ост", захват имущества и продовольствия, "зачистку" местности . Убийства, казни шли везде - об этом можно прочитать в любых документах того времени, в воспоминаниях и книгах.

Борис Ершов

ПЕРВАЯ ПОБЕДА НА КАЛИНИНСКОМ ФРОНТЕ

В книге "На правом фланге Московской битвы", посвященной 50-летию освобождения нашего города от оккупации, в воспоминаниях командира 2-го батальона 418-го стрелкового полка 133-й стрелковой дивизии лейтенанта А.Ф. Чайковского можно прочесть: "В Брянцеве нас встретил начальник станции Солодихин... Рядом вертелся его сын Олег - 15-летний мальчишка, который вызвался сбегать со своим приятелем Виктором Николаевым в Каликино..." В 1943 году Олег Солодихин был призван в армию, в 1944 году направлен на учебу в Калининское военное училище механических войск, в 1946 году окончил его в Костроме. Участник Парада Победы.

      В 1950 году вернулся в Калинин, работал техником, заместителем начальника отделения "Главсельэлектро", в электроцехе завода №510, в 1970 году - на "Химволокне" энергетиком цеха. В 1995 году вышел на пенсию, майор в отставке, вырастил троих детей.
      Через 60 лет Олег Михайлович Солодихин вспоминает...

      14 ОКТЯБРЯ 1941 года немцы внезапно взяли Калинин, а 16-го - сосредоточили крупные силы и во второй половине дня начали наступление по Ленинградскому шоссе на Торжок с целью выйти в тыл Северо-Западного фронта.
      Как и ранее, с утра 16 октября в небе постоянно висела "рама" (немецкий самолет "Фокке-Вульф", разведчик-корректировщик). Из района Горбатого моста слышалась стрельба, доносившаяся до нашего Брянцева. У нас на станции, в привокзальном саду, стоят две бронемашины, орудия которых направлены в сторону Калинина. Никакой другой техники в Брянцеве нет. Вечером 15 октября я и Виктор Николаев проводили через деревню Красное Знамя в совхоз "Дорошиха" пришедшие со стороны Старого Каликина части 46-го мотоциклетного полка. Всю ночь там шел бой, но ворваться в город нашим не удалось. Немцы за два дня успели создать оборону по Никандровке (так называлась тогда низина между окраиной города и поселком Вагонников).
      Наступило утро 17 октября. Со стороны деревни Павловское к Сакулину и Красному Знамени начали подходить наши части, авиация немцев стала их бомбить, нашей авиации нет. Немцы летают очень низко. Я спросил у наших бойцов, почему их не сбивают. Они ответили, что нижняя часть фюзеляжа бронирована, поэтому и сбить их трудно.
      К полудню 17 октября к Брянцеву подошли наши части, это был 2-й батальон 418-го стрелкового полка 133-й дивизии, командир - лейтенант А.Ф. Чайковский. Батальон занял оборону по линии железной дороги в сторону Старого Каликина, бойцы окапывались в посадках елок вдоль полотна. Батальон подошел скрытно, в момент отсутствия немецких самолетов, с воздуха батальон в зарослях был незаметен.
      Мой отец, начальник станции Брянцево Михаил Константинович Солодихин, я и сын бригадира пути Виктор Николаев находились на станции. Когда отец уже закрывал помещение станции, к нам подошла группа военных. После представления друг другу выяснилось, что в группе были комбат А.Д. Чайковский и начальник штаба батальона младший лейтенант И. Щеглов.
      Отец сообщил обстановку, сложившуюся здесь с 13 октября, а также обстановку возле станции и деревень Старое и Новое Брянцево и как быстро и скрытно можно подойти к деревне Старое Каликино и Ленинградскому шоссе. Так как сведений о настоящей обстановке в деревнях Старое и Новое Каликино не имелось, я и Виктор Николаев вызвались сходить в эти деревни в разведку.
      Зная, что жители Старого Каликина еще перед боем 15 октября со скотом ушли в лес в сторону платформы Санаторий, мы решили войти в деревню лесной дорогой со стороны Санатория. По дороге встретили женщину из Старого Каликина, которая сказала, что 16 числа вечером во время боя (бой вела 8-я танковая бригада) часть домов Старого Каликина сгорела, а Новое Каликино сгорело полностью. Захватив Старое Каликино, немцы расположились в уцелевших домах, топят печи, жарят кур, режут поросят, пьют спиртное. Жителей деревни в лес не пускают, заставляют их топить печи и готовить еду. На улице дежурят постовые.
      Войдя в деревню, мы наткнулись на часового, он задержал нас и стал по-немецки что-то расспрашивать, мы плохо его понимали. Проходя по деревне, мы запоминали все, что видели: где стоят часовые, сколько автомашин, мотоциклов. Среди немцев царило спокойствие, солдаты ходили по деревне, не обращая на нас внимания, так как наших войск вблизи не было.
      В конце деревни мы свернули на шоссе. На месте Нового Каликина было сплошное пепелище, уцелела только стоявшая отдельно от домов школа. Около нее стоял бронетранспортер, находились солдаты, по шоссе в сторону города и Медного периодически проезжали машины и мотоциклы с немцами, а раза два в сторону Медного проехали бронетранспортеры.
      Отойдя от Ново-Каликина на достаточное расстояние и выбрав момент, когда движения немцев на шоссе не было, мы шмыгнули в кусты, росшие вдоль канавы, а дальше - ползком до леса, который подходил здесь вплотную к шоссе. Лесом возвратились в Брянцево и рассказали комбату обо всем, что видели, а с наступлением сумерек проводили лесом бойцов батальона к Старому Каликину.
      Всю ночь с двух сторон под покровом темноты бесшумно сосредотачивались роты батальона на исходные позиции для внезапного броска по противнику. Группу младшего лейтенанта И. Щеглова с северо-запада проводил мой отец и Виктор Николаев. Группа комбата Чайковского сосредотачивалась на северо-востоке, где был птичник, проводником здесь был я.
      Медленно начинался рассвет 18 октября. Из леса нам было видно, как немцы спокойно выходили из домов и прохаживались по улице. Батальон замер, ожидая атаки. Но вот в небо взвилась зеленая ракета - сигнал к общей атаке. С двух сторон бойцы ворвались в деревню. Застигнутые врасплох, немцы выбегали из домов, отстреливались, началась паника, в деревне стояла сплошная стрельба. Бойцы батальона очищали дом за домом, не давая опомниться врагу. Через час Старое Каликино было очищено от немцев, много их было убито, а оставшиеся в живых бегом отступили через низину к шоссе к месту, где была деревня Ново-Каликино.
      Батальон вышел на шоссе, перерезал его, отсекая медновскую группировку немцев от калининской. Весь день 18 октября батальон вел бой, к концу дня, сломив сопротивление врага, батальон продолжил наступление в сторону города и освободил село Николо-Малица. Жители Старого Каликина несколько дней убирали трупы убитых немецких солдат.
      Батальон до 22 октября сдерживал натиск немцев, пытавшихся прорваться из деревни Городня в Калинин через Ново-Каликино и Николо-Малицу, подбив три танка, три бронетранспортера, захватив шестнадцать грузовиков, три автомашины с горючим, шесть противотанковых орудий и сорок четыре мотоцикла.
      Это была первая победа 133-й дивизии в боях за Калинин, ставшая первым шагом на пути к Берлину.

Материал подготовил Сергей Васенин

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru