Архив номеров

ВОЙНА КОГДА ТВЕРСКИЕ РЕБЯТА ПЕРЕСТАНУТ ПОГИБАТЬ В ЧЕЧНЕ?

Гибель тверских милиционеров в РОВД Курчалоя в ночь на 29 сентября в очередной раз заставляет задуматься о влиянии на нашу размеренную жизнь бесконечной и малорезультативной войны в далекой Чечне.

      ЧЕГО же скрывать, во время похорон погибших тверских ребят в мозгу неотвязно вертятся два извечных вопроса: "кто виноват?" и "что делать?"
      Зачем туда посылают милицию? У нас в Твери и области своих проблем хватает, сотрудников УВД не так уж и много, чтобы разгрести криминальные завалы у себя дома. Так нет, регулярно осуществляются командировки куда-то к черту на кулички, чтобы принести в жертву очередных необученных, необстрелянных пацанов.
      Главной причиной в этой нелогичной ситуации с Чечней, видимо, является внутриполитическая: никто из правящей элиты, включая народных представителей из Государственной Думы, не хочет узаконить и признать действия в Чечне как войну. Пусть своеобразную, партизанскую, но ВОЙНУ, а не контртеррористическую "операцию", операцию по наведению "конституционного порядка". Население там и слова-то такого, наверно, не знает - "конституционного", у них - жизненный порядок, который формируется на основе средневековых понятий родов и тейпов.
      Как только будет узаконено понятие "ВОЙНА", сразу потянется цепочка логически связанных действий. Во-первых, Чечня станет местом действия не милиции, а внутренних войск и даже Вооруженных Сил, что и было в начальных фазах первой и второй чеченских войн. К военным действиям милицию не готовят, оттого и потери. Сотрудники наших ОМОНа и СОБРа убеждены, что одно дело - пострелять на полигоне, побегать с автоматами под Тверью, и другое - когда в Чечне тебя внезапно обстреливают из-за укрытий, подрывают на фугасах, и ты видишь разорванного в клочья еще минуту назад живого товарища. Рано и зря вывели войска из Чечни.
      Во-вторых, возврат понятия ВОЙНА мгновенно вызовет установление чрезвычайного положения в Чечне, но этого наши политики в штанах с лампасами и без оных делать не хотят: в чрезвычайных условиях личному составу придется платить больше, чем сейчас, а денег нет. До сих пор ветераны первой и второй чеченских кампаний не приравнены к участникам военных действий. Ребята-афганцы считаются таковыми, а воевавшие в Чечне - нет, хотя разницы особой не видно.
      Злые языки шепотом обвиняют генерала Бориса Кузнечика за какие-то упущения: это не сделал, то не проконтролировал, что-то не предусмотрел, не подвез, не закупил. Да не в генерале дело, а в общей нашей непонятной системе подавления мятежа!
      Неверная классификация действий силовых структур в Чечне связывает им руки. Над нашими солдатами и милицией стоит столько контролирующих органов, включая слишком цивилизованные, сверхгуманные западно-европейские структуры, за действиями наших парней следят столько глаз, что бороться с террористами просто невозможно. Практически каждый мужчина в Чечне - либо бывший, либо действующий, либо потенциальный боевик. Ликвидируется отряд - ему на смену подрастает молодое поколение, у которого нет других источников заработка, кроме как подстрелить федерала, милиционера или заложить фугас. Днем он гражданин России, и его пальцем не тронь, а ночью он бандит, целящийся в нашего парня. Партизанская война бесконечна, и при данных условиях победы в ней не будет: надо либо уничтожать всех, либо уходить оттуда. Они воюют без правил, а российских парней заставляют действовать по цивилизованным правилам.
      Не милицию надо посылать в Чечню, а хорошо подготовленных, хорошо оплачиваемых спецназовцев. Это дешевле. В окружающем море ненависти, когда каждый шаг милиционеров через час становится достоянием боевиков, нужны боевой опыт и хорошая выучка, злая ненависть к бандюгам, современное снаряжение, политическая поддержка... и приличное денежное обеспечение.
      Ничего этого у тверских милиционеров (как и у их коллег из других областей) нет. Оттого и похороны бывают часто.

Борис Ершов

А ВОТ мнение сотрудника МВД, живущего и работающего сейчас в другом городе. По роду своей работы он и в Чечне занимался розыском и обезвреживанием преступников, считай - боевиков. В том числе и причастных к проведению терактов.
      Исколесив практически всю Чечню, побывал в разных ситуациях, в том числе и в аналогичных недавней курчалоевской. Точно так же, находясь в здании отдела милиции, он с товарищами отражал нападение боевиков. Опыт работы позволяет ему говорить, что атаки боевиков на пункты дислокации милиционеров, в том числе и ВОВД, совершаются в основном по одной схеме. В сторону здания направляется машина, начиненная взрывчаткой. После взрыва начинается обстрел из "подствольников" и автоматов. В том числе и снайперский огонь. Отстреляв по одному боекомплекту, нападающие растворяются в темноте. И найти их в большинстве случаев не удается. Основные потери наши бойцы в таких случаях несут в первые минуты боя, когда, выбегая из здания, они попадают под гранатометы и автоматы боевиков. Хотя для отражения атаки порой достаточно сил, находящихся в окопах и блокпостах.
      В таких нападениях участвуют 4-6, в крайнем случае 10 боевиков. Большие силы боевики сейчас не используют. К тому же частая внешняя незащищенность зданий, удобная для ведения обстрела позиция и неожиданность нападения позволяют им достичь цели и таким числом. (Если нападающих 50-70 человек, потери бывают много больше и страшнее.) Подобные атаки, осуществленные боевиками в прошлом году в Аргуне и Урус-Мартане, когда погибли уже паковавшие вещи собиравшиеся домой омоновцы, проводились таким образом и такими малыми силами. Итог этих "операций" известен.
      Опасность в такой ситуации представляет еще и... паника. Это страшная вещь, приводящая порой к нелепым жертвам.
      Писать и говорить о том, почему так случилось, что погибли наши ребята, можно много. Но главная причина одна - в Чечне идет война, а рядом всегда ходит смерть. А наши бойцы не получают даже "боевых". А что - войны нет, нет и "боевых". 300 рублей суточных - вот плата за каждодневный риск и нечеловеческое напряжение. В сумме за три месяца получается около 30 тысяч рублей, из которых "тыловики" и то норовят вычесть, например, стоимость пришедших в негодность или утерянных спальника или разгрузки, которые не получилось списать.

Евгений Петров

В ОКТЯБРЕ 41-го... ПАДЕНИЕ КАЛИНИНА

"В 13.10 из города сбежала вся милиция, все работники НКВД и пожарная команда... Никакой эвакуации материальных ценностей из Калинина не производилось".
      Из донесения члена Военного совета 30-й армии А.В.Абрамова, 17.10.41 г.


      НАЧАЛЬНИК Генштаба Вермахта Ф.Гальдер 2 октября 1941 года записал в своем ставшем впоследствии знаменитым дневнике: "Группа армий "Центр". Сегодня в 5.30 войска, используя ясную осеннюю погоду, начали крупную операцию "Тайфун"... Танковая группа Гота и 9-я армия вполне успешно наступают, продвинувшись до 20 км в глубину". Конечной целью операции был захват Москвы.
      Немцы наступали стремительно. 4 октября они взяли город Белый, 10 октября - Сычевку, и 31-я армия вынуждена была отходить в направлении Ржева. В образовавшийся разрыв немцы бросили 1-ю, 6-ю, 7-ю танковые, 14-ю и 36-ю моторизованные дивизии и 900-ю учебную мотобригаду, на Калининском направлении действовало до 20% всех сил, введенных немцами в операцию "Тайфун".
      Ржев не был подготовлен к обороне, так как считалось, что он находится в тылу за строящимися ржевско-вяземскими укреплениями, которые к началу немецкого наступления были готовы едва ли наполовину. Поэтому немцы брали поселок за поселком, город за городом стремительно: 7 октября - Андреаполь, 8 октября - Нелидово и Пено, 11 октября - Погорелое Городище и Зубцов, 12 октября - Старицу и Оленино, 13 октября передовые части немцев подошли к Калинину.
      Впоследствии Г.К. Жуков горько сетовал: "Я не хочу набрасывать тень на войска. В этой критической ситуации они сделали все, что могли... Но я не могу умолчать, сколь неповоротливо оказалось командование Западным фронтом, в чем виноват, прежде всего, командующий Конев. Ничего иного он не нашел, как сделать попытку перевалить вину за поражение на других, - так он силился поступить с командующим армией Рокоссовским".
      Неудачи выглядели подозрительно. Исследование архивных материалов, проведенное научным сотрудником ТГОМ Светланой Герасимовой в Подольске (там находится архив Министерства обороны), дает такую картину обороны Ржева.
      Назначенные для обороны Ржева части 29А и группы Доватора к 10-11 октября подойти к городу не смогли, и командование 31А попыталось сосредоточить имеющиеся в районе Ржева небольшие силы, вплоть до офицеров штаба армии и отступающих красноармейцев. Силы для обороны были минимальны: курсы младших политруков - 40 человек; запасной полк - 144 человека; плотничий батальон - около 70 человек; 53-й полк НКВД - 53 человека; батальон охраны штаба армии; 744-й артполк (не весь); 510-й гаубичный артполк; 53-й железнодорожный батальон; сводный отряд командиров штаба; три эскадрона конницы - 70 человек без лошадей из группы Доватора; передовой отряд 126 СД; 20 орудий смешанной бригады.
      12 октября военный совет 29А приказал командующему 31А Далматову сдать Ржевский боевой участок и Ржевский гарнизон командованию 174 СД. Одним из оснований этого решения был прогремевший накануне, 11 октября, в 23.30 взрыв железнодорожного моста через Волгу. Пути для вывоза военного имущества были уничтожены. Впоследствии выяснилось, что взрыв произошел от детонации, а военное имущество пострадало от бомбежек, однако отмечались факты неорганизованности, растерянности и даже паники со стороны командования 31А.
      13 октября в Ржев прибыл заместитель командующего Западным фронтом И.С. Конев и увидел, что 29-я армия генерала Масленникова "активных действий, по существу, не вела и могла, прикрывшись незначительными силами, перегруппироваться и нанести удар с запада в тыл противнику, наступающему на Калинин". 13 октября в 15.30 появился приказ штаба 29А о переправе армии на северный берег Волги со словами: "Отход частей армии вести ускоренным темпом: 60-70 километров в сутки". Выражаясь житейским языком, армия бежала за Волгу без боя.
      Непосредственно к Калинину немцы выдвинули 6-й и 27-й армейские и 41-й механизированный корпуса. 13 октября в Калинин прибыла оперативная группа управления 30А, наблюдавшая паническое бегство населения в направлении Клин - Москва. "Местная власть проявила исключительные беспечность и безответственность... 12 и 13 октября были наспех сформированы 4 истребительных отряда и ополчение общей численностью 1000-1100 человек... Эти отряды после первого выстрела противника в панике бежали за несколько километров от Калинина", - говорилось в их донесении.
      Утром 13 октября танки немцев появились у села Даниловское, встретив отпор 142-го полка, танки со Старицкого шоссе ударили через Опарино на Мигалово. Во второй половине дня батальон мотопехоты немцев форсировал Волгу и взял Черкассы. Утром части их 41-го мехкорпуса вплотную подошли к Калинину, и в 10.30 они ударили по обоим берегам Волги, а в 12.30 начались уличные бои. К утру 15 октября наши части оставили город. Началась оккупация.

Сергей Васенин

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru