Архив номеров

РАССЛЕДОВАНИЕ У ОТЦА ОТОБРАЛИ РОДНЫХ ДЕТЕЙ

История эта началась неожиданно - со случайно услышанного от знакомых рассказа. Все было настолько неправдоподобно, что мы сперва не поверили. У порядочного и работящего мужчины из Вышнего Волочка, недавно овдовевшего, забрали родных детей - мальчика восьми лет и девочку семи - и не отдают, мотивируя это тем, что их, мол, готовят на усыновление в Италию или Испанию.
      Уже на следующий день мы собрались и выехали в Вышний Волочек - этот вопиющий случай должен был стать достоянием общественности.
      Так началась наша первая поездка. Автомобиль летел по шоссе, а из головы не выходила жуткая история людей, попавших в водоворот несчастий.

СМЕРТЬ МАМЫ И СКЛОКА ИЗ-ЗА НАСЛЕДСТВА

В вышневолоцкой семье Вересовых у мужа Валерия и жены Любы было двое детей - дочь Ира и сын Павлик. Они жили на улице Тельмана в доме, который купили после перестройки. От отца Любы остался дом на улице Ломоносова. По завещанию он должен был принадлежать Любиному брату Александру. Александр в Вышнем не живет и предлагает сестре поделить дом пополам и владеть сообща. Семья Вересовых переезжает в дом на Ломоносова и живет там некоторое время. При оформлении документов происходит маленькая ошибка, и получается, что брат Александр дарит своей сестре Любе не полдома на Ломоносова, а весь дом.
      Вскоре на семью Вересовых обрушилось страшное несчастье - непонятным недугом заболела жена Люба. Ей долго не могли поставить точный диагноз, а потом оправдались самые страшные предположения - у мамы рак. Вместе с душевной болью в семью закрались неизбежные и изнуряющие материальные проблемы. На лекарства требовалось все больше и больше денег. А тут, как назло, на предприятии, где работал муж, начинаются задержки с зарплатой. Валерий старается как может: электронщик по специальности, он подрабатывает, ремонтирует знакомым телевизоры и другую аппаратуру. Умелые руки хвалили многие в округе, но денег все равно не хватало. И тогда в семье созревает вымученное решение фиктивно развестись. Это дает возможность получать хотя бы алименты с невыплачиваемой месяцами Валериной зарплаты. Так они и сделали.
      Люба умерла неожиданно. Крестная Елена рассказывала, что накануне ходили с Любой купаться, выглядела она хорошо, улыбалась, шутила. Но коварная болезнь подтачивала ее изнутри.
      Валерий остается один с двумя детьми на руках. Причем дом на Ломоносова принадлежит теперь исключительно этим двум маленьким детям. Жизнь отца-одиночки становится еще трудней. Нужно содержать детей, возить младшую в детский сад, старшего - в школу, успевать на работу, которая особых денег не приносит. А тут еще долги, оставшиеся после лечения жены. В общем, как крутился мужик - одному Богу известно. Спал по 2-3 часа в сутки, выбивался из сил. Но, тем не менее, дети у него были в полном порядке. Обуты, одеты, накормлены.
      На помощь родственников надеяться не приходилось. Сразу же после смерти жены они начали делить ее имущество - забрали даже золотые сережки, которые носила малышка: мол, вырастет - отдадим.

КТО И ЗАЧЕМ ИЗБИЛ ВАЛЕРИЯ ВЕРЕСОВА?

Однако неумолимый рок продолжал преследовать семью. Летом прошлого года в дом, где жил Валерий с детьми, врываются грабители и избивают хозяина железными прутьями по голове. Валерий попадает в больницу, а детей берут к себе соседи, живущие напротив. Девочку берет бабушка Зоя, а мальчика - его крестная Лена.
      Трудно сказать, почему произошло такое дикое нападение на эту очень небогатую семью. Грабители унесли только телевизор и еще кое-какую электроаппаратуру. Дело толком не расследовалось, но существуют подозрения, что грабители преследовали совсем другие цели.
      Сразу после смерти жены на Валерия стали поступать кляузы, что он, дескать, за детьми не смотрит, надо его лишить родительских прав. Источником кляуз были родственники Любы. В частности, соседка по улице Ломоносова по имени Равиля, а также Любина тетка. Они сразу после того, как Валерий попал в больницу, развернули особо бурную деятельность.
      Сначала к Валерию, который после тяжелых травм плохо понимал происходящее, был направлен брат умершей жены. Он уговорил больного подписать заявление, чтобы дети на время болезни были переданы в социальный приют. Валерий это заявление подписал. Чувствовал себя плохо, боялся за детей, а тут поют на ухо: детей надо пристроить, на время болезни...
      Непосредственно операцию по изыманию детей производили как раз Равиля и Любина тетка. Они размахивали какой-то бумажкой и силой тащили детей. Павлик плакал и пытался сопротивляться. Соседка Вересовых, бабушка Зоя, заметила: "А вам не дать наручники, чтобы заковать детей?" Но "родственнички" были неумолимы. Дети попали в приют. Всяческое их общение с отцом и другими близкими людьми, бабушкой Зоей и крестной, было затруднено - даже чтобы съездить на Пасху на кладбище к матери, их отпустили лишь на пару часов.
      После выхода из больницы Валерий постепенно восстановил здоровье, вернулся на работу. И начал пытаться забрать детей из приюта обратно в семью. Однако он и не предполагал, с какими трудностями в этом деле он столкнется.

КАК И ПОЧЕМУ НЕ ОТДАВАЛИ ДЕТЕЙ

Инспекторши из гороно Копьева и Иванова сперва сказали, что должны сделать проверку его дома на предмет, есть ли условия для проживания детей. С проверкой пришли внезапно и обследовали все очень тщательно. Что в холодильнике? Как в шкафу вещи висят? Не обнаружив ни в чем беспорядка, специалисты гороно вдруг заявили: "Это не вы убрались в доме. Такой порядок мужчина навести не может. Тут чувствуется женская рука". Согласитесь, странное основание, чтобы не возвращать детей родному отцу.
      Другой причиной отказа сотрудники гороно называли то, что на заводе "Дороги России", где работает Валерий, давно не платят зарплату. Но если у всех людей, которые не получают зарплату вовремя, отбирать детей, то детские дома и приюты сразу же окажутся переполненными. Чиновничий беспредел дошел до того, что у Валерия затребовали справку о психическом здоровье. Бред какой-то, скажете вы. Но что самое удивительное, задерганный чиновниками отец пошел и принес.
      Все отказы не имели официальных юридических оснований. Вересова никакой суд не лишал родительских прав и не признавал недееспособным - он родной отец своих детей, и не только имеет право, но просто должен жить с ними. Тем не менее, детей из приюта не отдавали, и даже запрещали им встречи с отцом.
      
Мало того, гороно инициирует в суде дело о лишении Вересова отцовства. Понимая, что оно заведомо проигрышное, они уговаривают отца подписать отказ от детей, доведя ситуацию до абсурда - мол, подпишешь отказ от детей и получишь детей обратно. Затюканный чиновниками простой человек, ничего не понимая, соглашается. Написав заявление, он хотел его порвать. Инспектор Копьева вырвала заявление из рук отца. К счастью, сразу после этого Вересов пошел в суд - у него хватило сообразительности заявить, что его обманули.

ДЕТИ СТАЛИ ЗАЛОЖНИКАМИ СВОЕГО НАСЛЕДСТВА

Они владельцы целого дома. Если дети в приюте, отца можно лишить родительских прав, установить над детьми опекунство и владеть их имуществом. А можно и того легче. Отправить детей из приюта на усыновление. Куда-нибудь за границу. Западные усыновители тоже в долгу не останутся. А спустя время разве дети вспомнят, что у них есть в собственности вышневолоцкий дом? Конечно, не вспомнят. Другого объяснения просто невозможно придумать, почему тянется целый год эта история с невозвращением детей отцу. И тянулась бы еще очень и очень долго, если бы не вмешалась наша газета.

ЧИНОВНИЧЬЕ ВРАНЬЕ, ИЛИ КИДНЕППИНГ ПО-ВЫШНЕВОЛОЦКИ

Мы встречались с представителями Вышневолоцкого гороно. Заведующая официально была в отпуске, но находилась у себя в кабинете. Только настойчивые просьбы принять людей из областного центра, которые приехали по серьезному вопросу, отвлекли ее от длительного совещания на тему, как и где провести лето. Завгороно Надежда Антонова, узнав о цели визита журналистов из Твери, удивилась, почему мы этим занимаемся. Вересов, по ее словам, не работает, ведет асоциальный образ жизни и вообще он сам писал заявление о лишении его родительских прав. Когда мы стали задавать наводящие вопросы, она вдруг ответила, что не совсем в курсе этого дела. Точно обо всем знает специалист по охране прав детства Нина Копьева.
      Не прошло и минуты, как Копьева очутилась в кабинете заведующей. Она заявила, что Вересов постоянно на работе, времени на детей у него нет, и вообще он не приходит в гороно, чтобы решить свой вопрос. Было видно, что чиновницы не успели согласовать свои ответы, и получилась полная путаница. А по их поведению было видно, что что-то тут нечисто. Когда это предположение было нами озвучено, чиновницы в один голос заявили: "Пусть приходит, мы ему сразу же детей отдадим".
      Мы попросили подождать некоторое время и поехали за Валерием. По дороге он рассказал, каких мучений натерпелся за год разлуки с детьми. Сын Павлик не раз говорил, когда его навещала крестная, что убежит из приюта, если его не отпустят домой к отцу. Меленькие дети очень тяжело переживали разлуку с родным домом. Общим нажимом нам удалось получить направление гороно на возвращение детей в семью.
      Вообще-то действия, совершенные вышневолоцкими чиновницами, в цивилизованных странах трактуются как киднеппинг или похищение детей. Но они, наверное, об этом не знают.

(c) "Караван"

ПАПА, ПОЙДЁМ ДОМОЙ!

Свое продолжение история обрела уже через день. 20 июля братика и сестричку Вересовых должны были вернуть отцу. Мы снова отправились в Вышний Волочек, чтобы убедиться в счастливом окончании их непрерывных злоключений.
      Ранним утром в пятницу, когда на Тверскую Венецию только-только наползала изнуряющая жара, мы остановились у дома бабушки Зои - матери Елены, крестной Вересовых. Навстречу нам вышли приветливые обитатели дома, во взглядах и движениях которых все-таки нельзя было не заметить тревоги и волнения. Женщины суетились по дому, Валерий часто курил. И только всегда жизнерадостная собачка Ника ластилась ко всем, прыгала и виляла хвостом, не понимая, почему в доме так напряженно и обычно приветливые люди прикрикивают на нее.
      Наконец, отправились в путь. В дороге Вересовы вспоминали жуткие события последнего времени - о неизлечимой болезни и неожиданной кончине Любы, о нападении на Валеру, о том, что в прошлый раз опрометчиво пообещали забрать Пашку еще в ноябре и не по своей вине обманули доверчивые детские глазенки. Вспоминали, словно желая остановить, оставить позади поток неудач, прервать роковую череду семейных трагедий, не отпускавшую столько времени из своих железных объятий этих простых и искренних людей. Мы переживали не меньше Вересовых. Все-таки события развивались по нашей инициативе, чем они закончатся? Нам было уготовано томительное ожидание у ворот приюта. Валерия пригласили внутрь для соблюдения формальностей.

Наконец сквозь буйную зелень детского палисадника замелькали яркие пятнышки. И через минуту в воротах мы увидели Павлика и Иринку. Малыши щурились на солнце и шли навстречу нам. То, что они не бросились сразу на шею родным, а пребывали в легком оцепенении, глядя на окружающий мир с радостью, но и с легкой настороженностью, было нам вполне понятно. Этим детям за их короткую жизнь уже пришлось пережить столько всего, что у иного взрослого не найдется сил выдержать. Осознать смерть самого родного человека - мамы, стать свидетелями жестокого нападения на отца, в ужасе прячась от бандитов под покрывалом, а потом стараясь "разбудить" папу в бессознательном состоянии, наконец, долгая разлука с родными - каково это, по-вашему? Большинство из нас этого не знает. Большинству из нас повезло не оказаться в детстве разменной монетой алчности взрослых и не остаться с циничным окружающим миром один на один.
      Но сейчас его острые ранящие душу осколки разлетались прочь веселыми солнечными бликами и на лицах ребят превращались постепенно в неуверенные, но уже все более спокойные улыбки. Обратно к бабушке ехали с разговорами о будущем, в планах и мечтах.
      Когда уже шли к воротам, в них появилась бабушка Зоя с двумя огромными красными яблоками. Обняла Пашку с Иринкой, прижала к себе и заплакала.
      За общим обеденным столом растаяли остатки тревоги и напряжения. И в паузе между шумными взрослыми разговорами прозвучал тонкий Иришкин голосок: "Папа, пойдем к нам домой!" И мы поняли, что нам тоже пора.
      В заднем стекле автомобиля всего несколько секунд были видны машущие вслед обнявшиеся Вересовы, их заплаканные лица. Хочется надеяться, что с этих пор плакать они будут только вот так, как сегодня, - от радости.

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru