Архив номеров

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Если глянуть на современную карту Тверской области, то можно заметить, что леса отступили от Бежецка на значительное расстояние. И это не только следы деятельности современных кооператоров, обеспечивающих дешевой древесиной высокопоставленных московских дачников. Леса вокруг Бежецка вырубили еще праотцы нынешних бежечан на строительство северной столицы Санкт-Петербурга. И местность вокруг города уже в гумилевские времена состояла из полей и болот. Одна из деревень в этих болотистых местах (современное Заручье) имела дурную славу. Для укрепления своего семейного бюджета некоторые ее жители увлекались экспроприацией - попросту разбойничали на дорогах. Посему Заручье тогда называли Грабиловкой.
       Деятельности уроженцев Грабиловки посвящает Гумилев следующие строки: "...посвист разбойный в полях, ссоры, кровавые драки в страшных, как сны, кабаках".
       Во время революции 1905 года, когда разбойничьи тенденции возобладали над разумом бежецких крестьян, пьяная молодежь едва не убила жену дяди поэта, контр-адмирала Льва Ивановича Львова, - Любовь Владимировну. Дикость и неосознанность действий пьяной толпы констатирует Николай Степанович в написанном в Слепневе стихотворении "Мужик": "В диком краю и убогом много таких мужиков..."
       И вскоре темные силы революции вновь материализовались. Накануне событий 1917 года в слепневскую усадьбу, разломав тесовый забор, ворвался мужик Зубов и стал демонстративно пилить березку. На вопрос матери Гумилева Анны Ивановны: "Что же ты делаешь, Михаил Гаврилович?" - хулиган ответил, что скоро с ней будет то же, что с березой. После этого барыня поспешила покинуть Слепнево.
       "В каждом дьявольская половина радуется, что она сильна", - так в стихотворении "Франция" поэт описывает зло, поднятое революцией из глубины людских душ.
       Как известно, Николай Гумилев принял смерть не в Бежецке, а был расстрелян в чекистских застенках. Однако существует и легенда о его чудесном спасении.
       Согласно этому мистическому преданию, когда "таганцев" вели на расстрел по железной дороге, на них спустился НЛО - "какой-то розовый шар", и все вокруг затем окуталось непроницаемым туманом. Когда же туман рассеялся, Гумилева среди арестантов уже не было.

Борис Гуров
       Фото автора и из архива

ТУТАНЬ - ТВЕРСКАЯ ТЬМУТАРАКАНЬ

История села со странным нерусским названием "Тутань" уходит в далекое прошлое. По преданию, еще в XIV веке монахи - ученики Сергия Радонежского Нектарий, Савва и Ксенофонт, желая вести отшельническую жизнь, остановились на живописных берегах Тьмы, заросших дремучим лесом, и построили себе здесь обители. Ксенофонт - на высоком берегу, где теперь Тутань, а Нектарий с Саввой - ниже Тутани по течению Тьмы километров пять, (впоследствии эти имена получили деревни Нектарьево и Саввино). Со временем к отшельникам примкнули другие, ушедшие из мира и обиженные судьбой. Появилось поселение, был построен небольшой деревянный монастырь. Жители этого поселения добывали средства к жизни землепашеством, рыбной ловлей, охотой, держали скот.
      
Во время литовского разорения Тутанский монастырь был разрушен, так что в нем не оставалось ни одного монаха. "А запустел то (Тутанский) монастырь от литовской войны. А для бережения живет в монастыре один старец, прислан из Троицкого Сергиева монастыря, кормится Христовым именем от проезжих людей". Такой же участи подверглись и все деревни, принадлежавшие Тутанскому монастырю. Все деревни разорены, опустошены и обратились в "пустоши".
       При императоре Петре I (в 1723 г.) Тутанский монастырь был приписан к Петербургской Александро-Невской Лавре.
       По указу императрицы Екатерины II от 26 февраля 1764 года у монастырей были отобраны все вотчинные имения с оставлением им небольшой части земли и служителей. А вместо того на содержание назначено было годовое жалованье, которое положено было соразмерно богатству и знатности монастыря.
       Монастыри, не имевшие необходимого числа монашествующих, стали известными под именем "заштатных" и были оставлены на своем содержании, большая же часть их была совсем закрыта. Те из них, которые имели еще не очень ветхие храмы, были обращены в приходские церкви с образованием при них церковного причта.
       Эта участь постигла и Тутанский монастырь.
       По описи 1642 г. видно, что "в вотчине Александро-Невской Лавры в Тутанском монастыре под папертию церкви Рождества Пресвятой Богородицы находился гроб преподобного Ксенофонта".
       В XVIII веке возникло дело о почитании Ксенофонта Тутанского в числе святых.
       В 1723 г. сгорела Рождество-Богородицкая церковь, в которой находилась гробница преподобного Ксенофонта. Во время пожара гроб его был вынесен из церкви.
       Когда же прихожане бывшей в Тутани монастырской церкви обратились к Тверскому архиепископу Феофилакту (Лопатинскому, 1723-2738 гг.) с прошением о построении новой церкви вместо сгоревшей в честь Рождества Пресвятой Богородицы и преподобного Ксенофонта, то архиепископ затребовал от тутанского священника Георгия Григорьева сведения: кто и когда положен под спудом, почему прихожане о том известны и во имя которого преподобного Ксенофонта тот образ написан?
       Священник Григорьев показал: "В том селе Тутани в теплой церкви устроен спуд таким образом: ящик деревянный длиною аршина с полтретья (т.е. два с половиной аршина) и покрыт доскою деревянною же; облечен тот ящик крашениною синею, и тот ящик опущен в решетку деревянную. А кто в том спуде положен и когда, того он, поп, не ведает и ни от кого не известен, и никто не свидетельствовал; токмо он, поп, слыхал от прихожан, от старых людей, которые же слышали от дедов своих, будто оный спуд устроен до литовского разорения, и образ, который над тем спудом стоял, прислан в то село Тутань, когда оное село было за Троицко-Сергиевым монастырем, от келаря иеромонаха Аверкия, может, лет с семьдесят, на котором изображен и подписан: "Преподобный Ксенофонт". А которого преподобного Ксенофонта, о том он, поп, неизвестен и ни от кого не слыхал".
       Икона преподобного Ксенофонта была вытребована в Тверь, в Казенную Палату. Но неизвестно, была ли она возвращена в Тутанскую церковь.
       В 1821 г. Тверской епископ Симеон (Крылов-Платонов, впоследствии ярославский архиепископ) разрешил в селе Тутани построить вместо деревянной каменную церковь в честь Вознесения Господня с приделом преп. Ксенофонта. И в этом приделе была устроена гробница и был написан образ преподобного Ксенофонта (Тутанского).
       В 1986 г. Тверской архиепископ Григорий (Постников), узнав о существовании в Тутанской церкви придела во имя преп. Ксенофонта и его иконы, поручил благочинному священнику села Савинова Петру Грязнову осмотреть гробницу и образ преп. Ксенофонта.
       Священник донес архиепископу Григорию, что действительно в церкви села Тутани есть гробница. Она из соснового дерева. На верху гробницы лежит образ, обращенный на восток. На образе надпись "Преподобный Ксенофонт", а празднуется 26 января (день преп. Ксенофонта, Марии и чад их Аркадия и Иоанны), а какого Ксенофонта образ находится в гробнице - прославленного ли всею Россиею или Ксенофонта, как начальника и основателя монастыря, неизвестно".
       Консистория постановила: "Образ преп. Ксенофонта немедленно взять из церкви в кафедральный собор, а гробницу разобрать, и от нее материал употребить для отопления церкви".
       С тех пор в селе Тутани стали праздновать преп. Ксенофонту, чтимому всею православною церковью 26 января, а не Ксенофонту Тутанскому.
       Преподобному Ксенофонту нет службы, нет даже тропаря.
       В 1930-х годах в Тутани можно было найти следы нахождения монастыря - старое кладбище на высоком берегу с обрывом, руины часовенки, надгробные камни, вросшие в землю со стертыми надписями, повалившиеся надгробные памятники.
       Кроме кладбища следами давнего пребывания здесь людей являлись остатки плотин водяных мельниц на реке - под горой. У берегов и на дне реки виднелись сваи, торчавшие кустами. Причем мельниц было, очевидно, две. Одна, более древняя, выше деревянного моста, другая ниже его, где еще сохранился омут (его занесло песком).
       Церковь действовала до конца 1920-х годов, когда была закрыта, разделив судьбу тысяч храмов по всей стране. Колокола были сброшены и увезены в Тверь. Среди них был один с надписью: "Сей колокол был отлит по повелению великого князя Московского Симеона Бекбулатовича", то есть во время царствования Ивана Грозного. Здание церкви простояло до осени 1941 года, когда было сильно повреждено артиллерийскими обстрелами. Немцы использовали колокольню и церковь как пункты наблюдения, что вызвало усиленный артиллерийский обстрел с советской стороны, приведший к разрушениям.
       После изгнания немцев окрестное сельское население стало разбирать церковь на кирпичи. В результате через несколько лет на этом месте осталась только куча кирпичного щебня.

Борис Гуров

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru