Архив номеров

ПАМЯТЬ СУВОРОВЕЦ НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВ НА ПАРАДЕ ПОБЕДЫ

... После тяжелого ранения мой отец прибыл на побывку подлечиться домой. Еще не закончился его отпуск по ранению, как вдруг пришла повестка: надо явиться в действующую армию. А отец в тот же день умер. И было ему всего 38 неполных лет.       В семье у нас остались 4 малыша, все мал мала меньше. Жили в сплошной нищете, нам, мальцам, приходилось работать на колхозных полях за взрослых: сажали, сеяли, пололи, косили, убирали. Был такой лозунг: "Все для фронта, все для Победы!" И мы, 10-12-летние мальчишки и девчонки, выполняли нормы взрослого колхозника. Помнится голод - каждую минуту хотелось есть.
      Совсем не помню, каким чудом я попал в Калининское Суворовское военное училище. Там я впервые узнал, что на белом свете существует такая вкусная вещь, как колбаса, что есть, оказывается, сгущенное молоко, что можно спать под двумя простынями и совсем не заботиться о пропитании. Была одна задача - учиться.
      ... Этот парад моя память держит крепко, хотя никто из нас тогда не понимал его историческую значимость. Привезли нас в Марьину рощу, в госпиталь, где нас разместили на 2-3 недели. Запомнился такой эпизод. Выйдя на построения, я подошел к крытому брезентом грузовику, куда санитары что-то складывали. Спрашиваю: "Что это такое?" Отвечают: "Это? Трупы умерших солдат".
      Вот так. Война окончилась, а люди от нее все продолжают умирать.
      Тренировались по 6-7 часов в день, уставали. Хорошо помню генеральную репетицию на центральном аэродроме. Нас, суворовцев, после прохождения мимо импровизированной трибуны поставили около нее посмотреть, как ходят строем фронтовики. Вот появился батальон с фашистскими знаменами, полотнища которых подметали асфальт под ногами солдат. Это была политическая смерть немецких войск. Знамена складывались возле трибуны.
      Вдруг генерал, не помню кто, воскликнул: "Знамена нужно швырнуть, а не класть!" И весь парадный расчет процедуру прохождения прошел заново. Нас не взяли - пожалели, ведь нам, мальчишкам, в это время было по 12-15 лет.
      Утро 24 июня 1945 года. Пасмурно, накрапывал дождь. На грузовиках доехали до Красной площади, встали на отведенное нам место. Дождь усиливался. И вот - 10 часов: доклад командующего Парадом Победы маршала К.К. Рокоссовского принимающему парад маршалу Г.К. Жукову, их приветствия. Хорошо помнятся почему-то два ордена Победы на кителе Жукова. Прозвучало троекратное "ура", речь маршала, начало марша, торжественное прохождение мимо Мавзолея. 1400 оркестрантов грянули марш, и мы пошли. Вот наступила и наша очередь: последний разворот перед финишной прямой и... вдруг весь строй как-то смешался при повороте. Казалось - все расстроится, нет равнения. Но нет! Через несколько минут строй восстановился, выровнялся, и мы пошли. С трибун - аплодисменты, это нам, малышам. Но все наше внимание - на взметнувшиеся ввысь клинки. Это - знак. Вот сейчас произойдет... Резкий взмах - и руки наши прижаты к телу, резкий поворот головы вправо, каждый видит лишь грудь четвертого человека, считая себя первым. Но боковым зрением видим и Мавзолей, видим членов нашего правительства, а где же...? Вот он! Генералиссимус Советского Союза Иосиф Виссарионович Сталин! Вижу теперь только его.
      Снова отмашка клинка, и мы пошли свободно. Все закончилось. Все то, к чему мы готовились долгие дни, часы, все сжалось в какие-то 3-4 минуты. Замечаний не получили, Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин объявил нам благодарность.
      Потом мы узнали, что и помост, на который были брошены знамена немецкой армии, и перчатки солдат и офицеров, которые касались этих знамен, были сожжены. Это была символическая политическая казнь захватчиков.
      В парадах в Москве я прошагал по брусчатке Красной площади 10 раз. Все парады похожи друг на друга, как близнецы-братья, все тренировки парадных расчетов одинаковы. Но Парад Победы не сравнить ни с чем.
      Прошли годы. Многих из нас уже нет в живых, но Парад Победы, тренировки, прохождение мимо Мавзолея, впервые увиденных членов правительства и самого И.В. Сталина - не забыть. И даже сейчас, когда я слышу марш "Прощание Славянки", так и хочется встать в строй в свою шеренгу, чувствовать на себе внимательный взгляд своего офицера-воспитателя, участника Великой Отечественной войны, участника Парада Победы - Николая Алексеевича Сицинского.

Борис Ершов

ВОСПОМИНАНИЯ СТАРЫХ СОЛДАТ

Газета "Караван" продолжает публикацию воспоминаний тверских ветеранов Великой Отечественной войны, Советской, потом Российской армии.

Они - разные, кто-то начал войну 22 июня 1941 года, кто-то позже, одним из них судьба уготовила участвовать в Параде Победы, другие после войны трудились на малоприметных должностях. Отнесемся же к их воспоминаниям с почтением и вниманием.

КАК ДЕСАНТНИК ВАСИЛИЙ ЛУКИН ПОЗДРАВЛЯЛ ГИТЛЕРА С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ

Участник Парада Победы, инвалид II группы, житель Твери Василий Михайлович Лукин родился в 1924 году в Приморском крае. В Красной Армии с августа 1942 года, служил в десантных войсках. На фронте с 1944 года, освобождал Румынию, Венгрию, Австрию, Чехословакию. Был ранен. Награжден орденами и медалями. В Твери с 1959 года, работал на областной сельхозстанции, председателем колхоза, заместителем директора молочного завода, завода стройматериалов, зам. начальника "Водоканала", начальником отдела снабжения "Калининских электросетей".
      Василий Михайлович вспоминает один эпизод из боевого прошлого.
      - В конце войны наша десантная группа проводила "партизанские" действия западнее Вены в Альпах. Внезапными наскоками на обозы, на мелкие вражеские гарнизоны, обстрелами колонн на дорогах мы очень досаждали немцам. От больших стычек нам удавалось благополучно уклоняться в покрытых лесом горах и продолжать свою диверсионную работу.
      Числа 10-15 апреля 1945 года на рассвете мы подошли к железнодорожной станции (много лет спустя ее название стерлось из памяти, но в 1998 году показывали по телевидению соревнования горнолыжников, услышал название "Рамзау" - и сразу многое всколыхнулось в памяти).
      Туман не позволял рассмотреть, что на станции делалось, зато мы хорошо слышали пыхтение паровозов, негромкие переговоры железнодорожников, иногда - свет ручных фонарей. Рассветало.
      Передали команду атаковать, и мы крадучись стали спускаться по склону горы. Нам, бронебойщикам, нужно было вывести из строя паровозы, пулеметчикам и автоматчикам - перебить охрану и завладеть станцией. Внезапным броском мы выскочили на полотно и почти в упор расстреляли сначала один, потом второй паровозы. Залегли и стали вести огонь по мечущейся охране. Наше нападение было столь внезапным, что охрана почти не оказала сопротивления, частью была перебита, частью разбежалась. Мы начали вскрывать вагоны.
      Чего там только не было! Дорогие французские вина, шоколад, колбасы, сыры, железные кресты в холщовых мешочках, различных сортов конфеты, консервы в банках и прочее съестное богатство.
      Когда рассвело и туман окончательно рассеялся, из пристанционного поселка, расположенного рядом, за горной речушкой, сначала робко, а потом смелее стали подходить к нам дети, женщины, старики. Мы их щедро угощали, разрешали брать ящиками продукты, и они, обрадованные, сновали по мосту через речушку от поселка на станцию и обратно. На востоке, в направлении к Вене, постоянно слышалась пушечная канонада: бои шли непрерывно, наши части наступали.
      До трех часов все было тихо. Но затем стал слышен разносимый рельсами какой-то звук, и мы поняли, что с запада к нам идет, наверное, поезд - на выручку захваченным нами составам. Мы спешно выдвинулись по полотну навстречу до 2 км и на склоне горы, засаженной (или поросшей) голубыми елями, заняли оборону. Вскоре послышался вой танковых моторов, а потом показались и сами танки. Впереди шла самоходка "Фердинанд", за нею - три средних танка, на их броне сидела пехота. Через каждые 300-400 метров танки останавливались, вперед выходили саперы с миноискателями, затем танки вновь трогались. Так они подошли к нам на расстояние 300, может, 500 метров. Со склона горы мы хорошо видели немецких автоматчиков, трех пулеметчиков, немцев, стоявших в открытых люках с биноклями, осматривающих окрестность.
      Когда они поравнялись с нами, мы открыли огонь. Три средних танка сразу загорелись, пехота бросилась врассыпную, завязался бой. Только "Фердинанд" оказался неуязвимым: по клубам огневых вспышек на его броне мы видели, что попадания в него были точны, но безрезультатны - броня для наших патронов оказалась непробиваемой. "Фердинанд", отстреливаясь, двинулся на станцию, за ним бежало несколько человек пехоты. Мы отступили к станции, вновь захватив ее и составы, а "Фердинанд", развернувшись на рельсах и разворотив их, задним ходом стал подниматься по склону горы. Поднявшись на высоту метров 300, он стал методично расстреливать вагоны и поливать огнем всю станцию.
      К ночи "Фердинанд" ушел. Ночь прошла почти спокойно. А утром мы завязали бой с отступавшей из Вены колонной. Такие колонны накатывались на нас раза три и нами были отбиты, они уходили в сторону, спешили на запад, в затяжные стычки не втягивались. Так мы продержались три дня до подхода наших передовых частей.
      Потом мы узнали, что Гитлер послал эти железнодорожные составы немецким частям, воевавшим на Западе, с подарками в честь своего дня рождения 22 апреля. Не получилось - подарки достались нам, а скоро и ему пришел конец.

Борис Ершов

КТО ЭТО - ПАВЕЛ КОРОБКОВ?

На карте Твери есть улица Коробкова, расположенная в Пролетарском и Центральном районах, в основном за Тьмакой, в том месте, которое раньше называлось Рождественской слободой.

В июне 1941 года авиационный полк, которым командовал майор Коробков, дислоцировался в городе Станиславе (затем Ивано-Франковск, Западная Украина). В первый же день войны, 22 июня, его летчики вступили в бой с превосходящими силами, сбив 10 самолетов, а командир лично сбил два бомбардировщика. Как сообщала в те же дни "Иллюстрированная газета", №28 за 1941 год, "пять летчиков-истребителей этого полка успешно сражались с тридцатью вражескими самолетами и сбили один из них, сами не понеся потерь".
      Майор Коробков был одним из немногих тогда Героев Советского Союза - это звание ему присвоено 22 февраля 1939 года за бои, проведенные в небе Испании на стороне республиканцев. Испанцы его звали "комарадо Павлито" за храбрость и бесстрашие в боях, которых он провел 150 на "ишачке" - "И-16".
      Далее военная судьба забросила его на Халхин-Гол, где Павел Коробков командовал эскадрильей, воевавшей с японцами, а зимой 1939-1940 гг. его переводят в холодную Карелию на финскую войну, где Коробков показал себя с лучшей стороны.
      В июне 1942 года Коробков назначается командиром 256-й истребительной авиационной дивизии, воевавшей на Северо-Кавказском фронте. Окончил войну в составе 4-й ВА генерала Вершинина в Берлине, заслужив еще много орденов и медалей.
      В 1954 году генерал-майор Коробков окончил Академию генерального штаба, и назначается начальником Высших академических курсов ПВО при создаваемой академии ПВО в Калинине, которой тогда руководил генерал-лейтенант Петр Шафранов. В 1960 году вышел в отставку с благодарностью от министра обороны СССР.
      В отставке Павел Терентьевич занялся общественной работой, выступая в школах, организациях, перед новобранцами, ведя переписку с однополчанами, работая в Комитете содействия при Новопромышленном райвоенкомате. Руководил секцией ветеранов войны в Центральном районе.
      Умер Павел Коробков в 1978 году на 70-м году жизни. В его честь улицу 1-я Парковая переименовали в улицу Коробкова, отважного летчика-истребителя.
      Примечание. Использованы материалы: И.А. Долгов "Золотые звезды калининцев", "Иллюстрированная газета", 1941 г., "Военная командная Краснознаменная академия ПВО им. Г.К. Жукова", исторический очерк, 1987 г.

Борис Ершов

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru