Архив номеров

    ТВЕРСКИЕ СЮЖЕТЫ
  В ТОРЖОКСКОМ РАИОНЕ МАТЬ ОТДАЛА РЕБЕНКА БОМЖАМ?  

Жизнь в Торжке и районе идет параллельно общероссийской: кое в чем хорошо, где-то ни шатко ни валко, но в целом причин для радости нет. Жизнь трудна и непредсказуема. Особенно на селе.

ДЕТИ - ЦВЕТЫ ЖИЗНИ?

Без преувеличения следует сказать, что в наше время школа на селе стала центром социума ближайшей округи. Последний бастион русского сельского общества. Учителя, подвижники ХХI века, изо всех сил поддерживают огонек слабеющего пламени сельской культуры, но и у них возможности не безграничны.
      В Торжокском районе каждый десятый первоклассник представляет собой недоразвитое существо - это либо олигофрен, либо ребенок с задержкой развития. Их путь - в школы корректировки, которых стало больше обычных. Да и многие нормальные сельские дети нынче впервые видят тетрадь и ручку с карандашом, приходя в школу. Причин надвигающейся катастрофы несколько.
      Первая - отношение к детям в семье. Родителям, по крайней мере, тем, у которых чада недоразвиты, нет дела до своих детей, и дети с ранних лет предоставлены самим себе. Ну а если родители пьющие, то отсталость в развитии ребенку гарантирована.
      Вторая - падающая экономика села. Раньше на селе была развита сеть дошкольных учреждений. Однако сейчас за ребенка надо платить до 150 рублей в месяц при заработках родителей 250, 300, от силы 400 рублей. Кто же решится оторвать 150 рублей на детсад? Вот и сидят дети дома либо озорничают в компании старших товарищей.
      Третья причина - пьянство. Народ на селе Торжокского района, как и в других районах Тверской области, несет невосполнимые потери от самогона и водки. Пьют семьями, заражая детей, которые к 10-летнему возрасту не видят ничего зазорного в том, чтобы стащить где-нибудь вещь ценой 5-10 рублей и купить на это полстакана зелья. Пьют пожилые женщины, пьют беременные, рожая неполноценных детей. К 15 годам недоразвитый в физическом и умственном отношении подросток покидает школу, сидя по два года в некоторых классах, увеличивая армию будущих пьяниц, бомжей и воров.
      Учителя по-своему стараются сгладить этот общественный недуг. Вводят бесплатные подготовительные группы, считая, что для нервной системы учителя это дешевле, чем потом во 2-м классе долбить ученика заданиями из 1-го класса без особого эффекта. Потому и противятся учителя введению программы обучения в начальной школе за три года: сейчас некоторым детям и за 5 лет не научиться нормально писать и читать!
      В этом учебном году произойдет очередное снижение на 8-10% числа первоклассников на селе. Но учителю от этого не легче - среди них неразвитых ребятишек в процентном отношении будет столько же, если не больше. Да и откуда взяться снижению, если на селе против самогона нет закона! Дело доходит до таких случаев, которые превращаются молвой в мрачную легенду вроде такой. В отдаленной деревне Тредубье одна пьющая мамаша якобы отдала своего 5-летнего ребенка бомжам на съедение, поскольку ей не на что пить, а они поели всех собак и кошек. К счастью, слухи оказались ложными, ребенок жив, находится на излечении в больнице, и ничего, кроме сиротства, ему не угрожает. Лет десять назад разве возможны были подобные слухи?
      Еще 5-8 лет такой обстановки, и село должно рухнуть: население перейдет в контингент индейских резерваций, школа перестанет быть центром социума, так как молодые специалисты отказываются работать за 400-500 рублей в глубинке, пьянство довершит свою черную работу, а жизнь общества переместится в районный центр.

СЕЛЬСКИЙ СОЦКУЛЬТБЫТ УЖЕ РЕГУЛИРУЕТСЯ В РАЙОННОМ ЦЕНТРЕ

Кризис села поставил вопрос ребром: кто будет поддерживать существование (то есть ремонт, снабжение, эксплуатацию) больниц, складов, котельных, двухэтажных кирпичных домов, понастроенных в крупных селах и поселках в некогда пропагандируемой надежде об агрогородах, клубов, фельдшерских пунктов, теплотрасс, водопроводов и прочего, напрямую не относящегося к сельхозпроизводству? Хозяйства, за исключением небольшого числа крепких, таких, как колхоз "Мир", с радостью передают всю эту инфраструктуру новому хозяину - МУП ЖКХ, создаваемому в стране по решению правительства. Однако когда еще руки этого самого МУП ЖКХ дойдут до каждой котельной (а их в районе 48), до каждого жилого дома с коммуникациями - трудно сказать: для этого надо на всей территории создавать участки с 5-6 мастерами, техникой, транспортом. На это уйдут годы, большие деньги, а людям-то жить надо сейчас.

У СЕЛЬСКОЙ ЗЕМЛИ НАСТОЯЩИХ ХОЗЯЕВ ВСЕ МЕНЬШЕ И МЕНЬШЕ

Как бы ни сопротивлялись противники частной собственности на землю, процесс ее купли-продажи начался, и его не остановить. Рынок земли в Торжокском районе существует, его участниками являются граждане, владеющие землей в частной собственности для ведения личного хозяйства, жилищного строительства и садоводства. Как пишет руководитель райкомзема Нина Черкасова, "наибольший удельный вес в структуре сделок с земельными участками составляют купля-продажа - 58%, наследование - 37%, дарение - 3%, прочие сделки - 2%".
      Цена установилась такая: за 15 соток - 3800 рублей. Но это в среднем, все зависит от конкретных условий и договоренностей участников сделки.
      Все сельские жители - члены хозяйств, владеют земельными паями, таких в районе 12 тысяч. Ими приватизировано 86% всех сельхозугодий, всем выданы свидетельства на право собственности на долю. К настоящему времени в районе сложилась следующая картина. Если хозяйство (бывший колхоз или совхоз) заключило так называемый множественный договор аренды с собственниками долей, то их не застанет врасплох решение о продаже земель сельхозназначения. И сами владельцы могут быть спокойны за свою долю - за ее аренду они что-нибудь получат. Однако экономическое положение хозяйств очень напряженное, и уже бывают случаи, когда владельцу пая отказывают в его использовании: делай с ним что хочешь. Он даже был бы рад его продать, но кто же его купит? К тому же нет и механизма купли-продажи. Вот почему в Торжокском районе с каждым годом увеличивается так называемый свободный фонд, на селе не используется уже около 20 тысяч га земель, прокуратура требует с хозяйств за это двойную оплату 16,5 рубля с гектара вместо обычного налога 8 рублей, но глава района Зинаида Кирмасова пока как-то защищает хозяйства от этих поборов, зная их нищету и беспросветность в финансовых делах. Недоимки растут, многие хозяйства находятся на картотеке.
      Получается, что земельную реформу, если эти нововведения можно назвать реформой, начали не с того конца. В земельном комитете райсельхозуправления считают, что надо бы начать с учета земли, с разработки кадастровых нормативов.
      ... В 2001 году, по прогнозам, в Торжокском районе снова не засеют еще 17 тысяч га пашни. Земля сиротеет.

Борис Ершов

ВСТРЕЧА С ЮНЫМ ПУШКИНЫМ АЛЕКСАНДРОМ СЕРГЕЕВИЧЕМ  

Чтобы взять интервью у Пушкина, мне не пришлось прибегать к спиритическим сеансам для связи с потусторонним миром. Даже магический круг с алфавитом и блюдце не понадобились.
      Оказалось, нашу редакцию от нынешнего жилища Александра Сергеевича отделяют лишь два часа езды. В старинном городке Старица, где любил бывать великий русский поэт, сегодня здравствует полный тезка, а возможно, и прямой потомок любвеобильного Пушкина.

КАК ВЫЯСНИЛОСЬ, юный Пушкин проживает в одноэтажном домике на юго-западной окраине Старицы. Сразу видно, что Саше не в пер вый раз приходится давать интервью, и с прессой он держится по-свойски.
      - Учусь нормально, - рассказывает Пушкин. - Только две тройки в четверти по русскому и литературе.
      - ???

      Бабушка Светлана Владимировна, сконфузившись, поясняет временный неуспех Саши тем, что он чересчур подвижный и много времени отдает спорту. Александр Сергеевич увлекается футболом и волейболом. Ходил на греко-римскую борьбу, но секцию эту распустили, поскольку тренера забрали служить в армию. Читает Саша приключенческие книжки, но иногда и стихи, играет в компьютерные игры.
      Учился Пушкин раньше в Старицкой базовой школе при педагогическом училище, потом перешел в Старицкую среднюю школу, где ныне и пребывает в 5 "А" классе. Саня не только лучше всех одноклассников играет в баскетбол, но и отличился недавно в интеллектуальной сфере, победив своих соучеников на математической олимпиаде.
      Как и великий русский поэт, Александр Сергеевич очень общителен и имеет много друзей. Это Гера Перцев, Владик Шаганин, два Артема, Куракин и Филиппов, Леша Кривицкий, Руслан Гасин.
      - Саша, а какие тебе нравятся девочки, беленькие или черненькие?
      
Пушкин, как видно, от жизни не отстает, поэтому отвечает:
      - Умненькие.
      
Его подружки - Таня Хохлова, Аня Романова и Неля Тихомирова.
      Саша младше своего дореволюционного тезки на 190 лет, поскольку родился в 1989 году. Пушкинское наследие он почитает. "Руслан и Людмила" - любимое произведение мальчика, выученное им наизусть.
      - Приходилось ли тебе, Саша, бывать в Бернове, в Пушкинском музее?
      - Хочу туда поехать каждый год, да никак не соберусь.
      
Что касается планов на будущее, то они меняются по мере взросления Пушкина. Раньше он хотел стать учителем физкультуры и скалолазом, потом работать в милиции. Теперь же по примеру своего политически активного тезки, который, как известно, едва не принял участие в восстании декабристов, Саня хочет помочь своим согражданам, став мэром или даже президентом.
      - Саша, а что сделал бы ты для Старицы, если бы пришел к власти сегодня?
      - Прежде всего, выплатил бы всем пенсии и зарплаты и не выключал бы свет. (Город страдает от постоянных веерных отключений.) И Чубайса бы я не оставил, он не очень хорошо делает свои дела. Стадион бы городской огородил, чтобы там не паслись коровы, бараны и козы.
      
Раньше сверстники Александра, гоняя мяч по стадиону, нередко в азарте игры попадали в коровьи лепешки. Но, вероятно, местные власти прислушиваются к юному Пушкину, поскольку последнее его пожелание было выполнено. Стадион недавно был выровнен и огорожен.
      А своим имиджмейкером Пушкин, когда к власти придет, наверное, назначит бабушку, благо управленческий опыт у нее есть. В былые годы Светлана Владимировна работала в райкоме комсомола и горсовете. Сейчас бабушка разводит цветы, которые, кажется, занимают все свободное место в пушкинском домике.
      Когда Пушкин повзрослеет и будет отправлять нежные послания прекрасным дамам и гневные эпиграммы Чубайсу, задержки с их доставкой не будет: мать Саши, Лариса Геннадьевна, трудится оператором почтовой связи.
      - Александр, а хотел бы ты встретиться с родственниками Пушкина, поговорить с ними?
      - Конечно, я буду им рад.
      - Скажи, а ты сам не потомок ли Александра Сергеевича?
      - Во всяком случае, я чувствую с ним духовное родство и стремлюсь быть продолжателем его дела.
      
- Да, - поддерживает Пушкина бабушка. - Саша - мальчик умный.
      Ну, а пока на улице Строителей не появились многочисленные отпрыски династии Пушкиных, юный Александр Сергеевич может общаться с носителями других великих имен. Не столь далеко от него на зеленой старицкой улочке живет и здравствует Тарас Шевченко.

Борис Гуров

ЗОЛОТНОЕ ШИТЬЕ - ПРЕСТИЖ ДЛЯ ДЕРЖАВЫ 

Золотное шитье - один из видов тверской народной вышивки, известный еще с XIII века. В те далекие времена умелые мастерицы позолоченными да посеребренными нитями расшивали по сафьяну, бархату, сукну, замше остромодные наряды для своих господ. Так что выглядели те платья как диво дивное. А всего любимей для первых авторов была родная русская природа, потому самым характерным для вышивки стал растительный орнамент с мотивами ветки розы.
      Семь веков насчитывает ныне искусство вышивания торжокских золотошвей. Но те традиции и приемы, что сложились на заре его рождения, живы до сих пор. Во многом благодаря практическому умению народа русского хранить как зеницу ока тайны мастерства, передавать от отца к сыну, от бабки к внучке его секреты. Потому и дошли они до наших дней.

В 1928 году золотошвейные мастерские, существовавшие в Торжке при уездной земской управе, преобразовались в фабрику. В том же году для обучения мастериц высокой квалификации было создано Торжокское золотошвейное училище. С тех пор и идут они рука об руку. Современное предприятие - акционерное общество "Торжокские золотошвеи" - выросло на их базе.
      В годы перестройки интерес к народным ремеслам заметно упал. Потому лет шесть-семь назад фабрика едва держалась на плаву. Нынче картина меняется. С приходом к власти президента Владимира Путина, проводящего политику укрепления государственной власти, появилась необходимость в атрибутах государственности.
      Это не замедлило сказаться и на деятельности предприятия, способного выполнить любую самую сложную работу.
      Генеральный директор АО "Торжокские золотошвеи" Александр Иванович Болобонов с особым удовольствием поведал, что буквально на днях выполнен почетный заказ для Соловецкого монастыря. В канун Вербного Воскресенья уникальная Плащаница для положения Христа во гроб - расшитая золотом картина с ликом Богоматери - передана в Москве архимандриту Иосифу.
      К большой радости удалось получить крупный и очень важный заказ Государственного Российского таможенного комитета. К своему десятилетнему юбилею российская таможенная служба попросила изготовить очень красивые и дорогие панно с российской национальной символикой. Вышитые золотом, еще раз родятся храм Христа Спасителя, Московский Кремль, Собор Василия Блаженного, здание адмиралтейства, Исакиевский Собор. Золотая нить усилиями торжокских вышивальщиц еще раз сведет воедино память глубины столетий и нынешнюю судьбу России.
      По заказу таможенников, более чем на полтора миллиона рублей, будут вышиты штандарты, погоны для высшего комсостава, настенные и настольные панно с символикой Государственного таможенного комитета.
      В ходе рассказа Александра Ивановича представляю кадры из фильма В. Мотыля "Белое солнце пустыни" и емкое, беспредельно четкое, берущее за душу высказывание героя-таможенника: "За державу обидно". Наверное, вся эта красота в виде атрибутов должна постоянно и естественно напоминать всем, и кто с хлебом, и кто с мечом, что Россия всегда была, есть и будет уважаемой, гордой и великой. Сегодня свою лепту в этот процесс вносят торжокские мастерицы.
      Чтобы вызвать еще большее удивление и восхищение читателя, скажу, что вся упомянутая программа по вышиванию выполняется очень небольшим творческим коллективом. На золотошвейном участке работают всего тридцать человек плюс пять в лаборатории. Так что судите сами!
      Всего же на фабрике триста работающих. Кроме золотошитья здесь шьют еще и одежду, столовое и постельное белье, комплекты для ритуальных услуг.
      Как выяснилось, спрос на золотное шитье не так уж и велик. К сожалению, большинству жителей нашей страны пока приходится думать не о диковинной красоте, а о хлебе насущном. Так что золотошвейные изделия расходятся трудно. Медленно возвращаются из магазинов оборотные средства. Из-за нехватки финансов из четырех этажей фабрики два пустуют в ожидании своего часа. Главная мечта руководителей предприятия - запустить в них производство.
      Вера Ивановна Сутягина, технический директор, рассказывает о способности и готовности своего коллектива выполнить любой заказ - от государственного до индивидуального. Сейчас, к примеру, идет работа над подарком известному в стране и за рубежом хоккеисту Владиславу Третьяку. О том, какой это будет сюрприз, пока молчок. Не хочется разглашать тайну заказавшей юбилейный подарок фирмы. А вот о том, что здесь сшили роскошный ансамбль с вышивкой для Лидии Федосеевой-Шукшиной, говорить уже можно. Так же, как и о том, что неоднократно обращались к новоторам известные режиссеры различных киностудий. В свое время поработали золотошвеи и на "Войну и мир", и на "Анну Каренину", и на "Посла Советского Союза", а если обратиться в недалекое прошлое, то и на "Сибирского цирюльника". Герои знакомых всем нам кинолент прошлись на экране в нарядах от "Торжокских золотошвей".
      Сама Вера Ивановна работает на фабрике уже четверть века. Смолоду поднималась по ступенькам служебной лестницы: от швеи до главного инженера. Была и вышивальщицей. Отсюда полное знание всех проблем и нюансов производства. Как никого другого ее тревожит, что из-за отсутствия финансов предприятие не может закупить нужные ткани, потому приходится работать на давальческом сырье. Так что прибыль невелика. Да и парк оборудования нуждается в обновлении. Удалось, правда, поставить десять новых стачивающе-обметочных высокоскоростных машин, но этого крайне недостаточно.
      Спрашиваю о помощи городской администрации. Ответ откровенный: "Выкручиваемся сами. Ищем заказы, даем рекламу. Удалось пробиться на выставку в Государственную Думу, есть надежда, что поступят предложения".
      Очень бережно относятся на фабрике к своим редким эксклюзивным работам. Они уже стали экспонатами и хранятся в выставочном зале или музее предприятия. Сюда непременно приглашают гостей, знакомят с возможностями. Директор музея Наталья Ивановна Горбунова просто влюблена в золотное шитье. Показывая экспонаты музея - кусочек театрального занавеса середины XVIII века, сумочку образца XIX века, расшитые тюбетейки 50-60-х годов прошлого века, она делится переживаниями по поводу того, что предметов старины, вышитых золотом, в Торжке сохранилось очень мало. В XIX веке существовал такой адский промысел, как выжиг. Ради получения нескольких капель золота безумные варвары сжигали в огне шедевры, уникальные творения души и рук человеческих.
      Среди музейных экспонатов изделия, выполненные по заказам. В 1999 году была вышита Плащаница положения Христа во гроб. На работу четырех мастериц ушло две тысячи сорок пять часов. Шитье выполнено знаменитым торжокским "кованым швом". Внешне он напоминает чеканку на металле. Золотая нить идет только по верху и фиксируется специальными прикрепами, которых более ста. От них и зависит сама техника исполнения - лицевое шитье. Как правило, применяется для выполнения ликов святых. Таких работ на фабрике было немного. В свое время Александр Лебедь сделал заказ для Норильского кадетского корпуса: знамя с вышивкой на одной из сторон лика Николая Чудотворца. Затем решено было создать отдельно икону. На выполнение заказов, связанных с религиозной символикой, необходимо церковное благословение. Упомянутая Плащаница побывала у самого патриарха Алексия II. Было получено благословение на работу всей фабрики.
      В технике лицевого шитья сделаны портреты Александра Пушкина и Натальи Гончаровой. В основном же применяется другой вид шитья - орнаментное.
      Хранится в музее оригинальный раритет - вышитая золотом книга "Приди и виждь. Свидетельства Бога на земле". Тираж ее очень невелик - всего сорок экземпляров. Печаталась в Югославии, а переплеталась в Торжке. Выполнена по заказу "Русского делового агентства" для Бориса Ельцина. Рассказывают, что, будучи в Вифлееме, Борис Ельцин преподнес в качестве подарка двадцать книг главам различных зарубежных конфессий, а девятнадцать, уходя с поста президента, передал своему преемнику Владимиру Путину.
      Новый президент России одарил торжественным изданием всех российских премьер-министров, бывших и настоящего - Михаила Касьянова.
      Возможно, что этим жестом нынешний глава государства обязал правительство страны не забывать о том, что все под Богом ходим, а потому неплохо сверять мысли и дела свои с божественными откровениями.

Валентина Касьянова

СТО ЛЕТ НА ТРОИХ

Родной город можно любить по-разному. Можно развешивать плакаты, призывающие горожан к чистоте, можно закидывать сырыми яйцами неправильных, по мнению "патриотов", гостей. Есть другой путь. Его избрали трое тверских журналистов - Виктор Куликов, Дмитрий Герасимов и Андрей Ульянов. Они снимают телесериал "Тверь. XX век". Фильм показывают по пятницам в девять часов вечера, на телеканале "Пилот". Сериал идет очень скромно - нет ни рекламных заставок, ни иной общественной шумихи. Но все равно ясно - фильм стал событием культурной жизни Твери, и если в очередную пятницу на экране не будет величественного Куликова, печального Ульянова и бодрого Герасимова, телевизор лучше сразу выключить. Что любопытно - из троицы только Андрей Ульянов - тверичанин по рождению. Куликов приехал из Средней Азии. Герасимов до поступления в университет жил в Кимрах. Все трое встретились в газете "Тверская жизнь", где образовывали лучший на то время (1995-97 годы) в городе отдел новостей. Одновременно с работой в газете создали независимую студию телепередач "Акценты". Потом с газетой пришлось распрощаться, что пошло на пользу тверскому телевидению. "Акценты" сняли много интересных передач. А как рождался сериал про Тверь? Рассказывает Андрей Ульянов.

- Девятого апреля студии исполнилось шесть лет. Сериал в два раза моложе - ему три года. Первая серия вышла в апреле 1998 года. Как мы решились на него? К тому времени нами было снято уже несколько отдельных фильмов о Твери, о знаменитых земляках. Предтечей "Твери" стал шестисерийный фильм "По главной улице" - о Советской улице. Сняв шесть серий о главной улице, мы решили приступить к 100-серийному фильму об истории Твери. Идея принадлежит руководителю студии Виктору Ивановичу Куликову.
      - С каким капиталом вы начинали сериал? Я не только о финансах. Я знаю, что ты много лет работал экскурсоводом в бюро путешествий и экскурсий, водил туристов по Твери и пушкинским местам.
      - Это было очень давно. Профессия экскурсовода с тех пор практически исчезла по причине невостребованности, но знания остались, как и знакомства с краеведами, привычка работать в архивах. Герасимов к тому времени освоил профессии оператора и видеоинженера. Я считаю, то, что Дима делает на монтаже, у нас в Твери умеют не на всех каналах, разве что на "Тверском проспекте". Виктор Иванович - наш идейный руководитель. Так что творческая часть проекта у нас представлена достаточно. Чего не скажешь о финансовой составляющей. Когда съемки начинались, было много обещаний помощи, однако большинство из них так обещаниями и остались. Кроме администрации области, систематической поддержки практически не оказывает никто, хотя было бы логичнее финансировать фильм властям Твери - сериал ведь о Твери, а не о всей области. Почти не помогают предприятия, которые обещали, а ведь почти в каждой серии мы рассказываем о рождении и развитии того или иного тверского завода, фабрики.
      - Как вы находите деньги?
      - Приходится заниматься, что называется, перекрестным финансированием. Зарабатываем деньги на другой продукции - рекламных роликах, в том числе политических, и направляем прибыль на сериал. Поэтому приходится постоянно отвлекаться, и работа над фильмом в итоге несколько затянулась. Когда в апреле 1998 года мы сняли первую серию, то казалось, что до конца века уйма времени и к декабрю 2000 года будут сняты все сто серий. Но время пролетело незаметно. Сейчас апрель 2001, а мы только перешли в 40-е годы.
      - Когда вы сможете закончить съемки?
      
Боюсь называть конкретные сроки, они могут опять сорваться. Недавно мы пробовали ускорить работу, снимать за одну неделю по две серии, но оказалось, что это нереально.

- А вы не пробовали решить проблему с финансами, обратившись за помощью к зарубежным благотворительным организациям? Гранты сейчас не получают только самые ленивые.

- Ты сама знаешь, как трудно пробиться провинциальному журналисту. Гранты оседают в столицах. Мы пытались обращаться к миллиардеру Соросу, но безрезультатно, застряли на дальних подступах к его империи. Так же печально закончилась наша попытка выставить свою работу на премию ТЭФИ. Все премии забирает Москва. С другой стороны, выставлять незаконченную работу не очень хорошо. Вот снимем все сто серий, тогда и покажем.
      - Как проходит работа над сериалом? Что в основе отбора событий? Ведь за год в Твери происходило довольно много разного. Как не пропустить главного? Вы спорите?
      
- Конечно, спорим, но в рамках работы. А сама работа? Проходит довольно рутинно и малоинтересно для посторонних глаз. Приходится много сидеть в архивах, и не только в тверских. Ездим в Москву, в Ленинскую библиотеку, где хранятся подшивки тверских газет начала века, в Красногорск, в архив кино- и фотодокументов. Скоро придется ехать в Питер, где на студии документальных фильмов в 50-80-е годы снимали киножурнал "Наш край". Будем искать тверские сюжеты.
      - Как вы создавали видеоряд о начале века? Ведь ничего нет.
      
- Нельзя сказать, что ничего. Что-то осталось, фотографии, например. А кроме того, нельзя и ожидать многого. Когда мы рассказывали об убийстве тверского губернатора фон Бюнтинга, достаточно было показать его портрет, дом на Советской, где он жил, и место убийства. Нельзя ведь требовать, чтобы в архиве были кадры самого убийства. А вообще, в архивах есть много интересного. Недавно, когда делали 41-й год, я нашел жуткие кадры - как после освобождения Калинина вытаскивали трупы немецких солдат с площади перед Путевым дворцом. Это вошло в фильм. Думаю, люди должны знать, как освобождали город.
      - Вы работаете в архивах Москвы, встречаете ли вы там коллег из других городов России? Кто-нибудь делает что-то подобное?
      
- В архивах мы встречаем людей из группы Леонида Парфенова. И завидуем им черной завистью. На него работают человек пятьдесят. А мы все сами, втроем. Силы конечно, несравнимые. Относительно коллег из других городов - насколько я знаю, никто ничего подобного не снимает. В Красногорском архиве расспрашивают о цели работы, директор Людмила Петровна, выслушав наш рассказ, сделала круглые глаза. К ней никто не обращался с такими просьбами.

- В сериале у вас распределение ролей: Герасимов - простак, Куликов - отец-руководитель, а ты, Андрей, извини, герой-любовник печального образа. Так с самого начала задумывалось?

- Не совсем. Виктор Иванович - ведущий. В фильме он выступает в интерьере музея Салтыкова-Щедрина. Дима исполняет роль архивариуса, читает наиболее забавные заметки из газет. Видимо, скоро ему будет делать нечего - печать с годами становилась все менее свободной. Я - репортер, рассказываю о главных событиях года. Мое место в фильме - городские улицы. Вот об отборе событий я не договорил. Учитываются интересы каждого автора. Мне, например, как увлеченному спортом, хотелось бы видеть больше спортивных сюжетов, кому-то - музыкальных. В газетах той поры много чего написано. Мы сами были газетчиками, знаем, как пишутся заметки. Напишут, что приехала звезда мировой величины, а мы ее и знать не знаем. В таких случаях проверяем - смотрим в энциклопедиях. Сто лет - достаточный срок, чтобы история расставила своих героев по местам. Критерий такой: имя есть в энциклопедии, значит, достоин упоминания в сериале. Это в мировом масштабе. А в истории Твери достаточно белых пятен. Недавно делали серию о 41-м годе. Вроде бы всего шестьдесят лет прошло, а подлинная история еще не написана. Город-то фактически сдали без боя. Об этом мало кто знает. А как жили люди 62 дня оккупации? Об этом почти ничего не известно. Сорок первый год нам особенно запомнился, и мы решили сделать отдельный фильм об освобождении Калинина. В нынешнем году как раз исполняется 60 лет.
      - Мне показалось, что серии о 30-х годах у вас получились чрезмерно благостными.
      
- Дело в том, что это время было очень неоднозначным. Да, репрессии, да, еженочные расстрелы в подвалах НКВД, да, взрыв Спасо-Преображенского собора. Но ведь в те же годы в городе было построено огромное количество предприятий и социальных объектов. Заработал будущий "Искож", открылись областная больница, кинотеатр "Звезда", школы, магазины, строилось жилье, благоустраивался город. От этого никуда не уйти. Все это было.
      - Как считаешь, с переходом во вторую половину века делать серии будет легче, ведь сохранилась хроника?
      
- С одной стороны, легче, а с другой - труднее. Никто не помнит, какой была Тверь в начале века, а о Калинине 40-50-х у тысяч горожан свое мнение. Поэтому, наверное, будет много недовольных - не так показали город. Что сделаешь - всем не угодишь.
      - А вообще есть реакция от зрителей?
      
- Когда мы начинали сериал, то ожидали больше критики. Без ошибок ведь невозможно сделать историческую работу. А в Твери есть круг краеведов, которые очень ревностно относятся ко всему выходящему по истории родного города. Мы должны их поблагодарить - тверские краеведы нам очень помогают в работе, советуют, предоставляют материалы. Есть реакция и от рядовых зрителей. Звонят, интересуются, где можно приобрести фильм.
      - И где?
      
- Нигде, возможно, если его растиражировать, то он будет продаваться, но кто это будет делать? У нас на это времени не хватает, правда, если кто просит, то мы стараемся идти навстречу. Учителя истории, бывает, обращаются, мы им переписываем отдельные серии.
      - Андрей, ты сам в какое время XX века хотел бы жить в Твери?
      
- Пожалуй, в конце 90-х. В другое время я не смог бы снимать фильм.

Беседовала Марина Шандарова

ОДИН ВЗГЛЯД НА МЕЛЬПОМЕНУ

В День театра в Тверском академическом театре драмы на малой сцене шла постановка - дипломная работа студентов 4 курса Тверского высшего театрального училища им. Щепкина. "Бешеные деньги" - пьеса весьма популярного в главном театре Твери драматурга Островского, повествующая о двух типах денег и о том, как их тратить со скоростью Меркурия. Аншлаг. Билеты все проданы, но мне удалось посмотреть спектакль и расспросить театралов.


      Любите ли вы театр?
      Как вы можете определить тверское театральное пространство?

Лариса СОРИНА, государственный человек:
      - Да, я люблю театр, как любят искусство, как любят книги, жизнь. Любит театр, может быть, не каждый, а тот, кто склонен к поэтическому восприятию жизни. В театре тоже идет жизнь, только через призму наших чувств она более обогащена духом, любовью. На сцене идет нечто такое, что позволяет проживать то, чего в жизни не случается, хотя очень бы хотелось.
      Когда я училась в Москве, то каждый свободный вечер проводила в театре. Тогда, в начале 80-х, он был в очень большой моде. В Твери я живу давно и полюбила драматический театр. Полюбила актеров, знаю их. Любопытно их наблюдать - многие мне нравятся, и я слежу, какие они в той или иной роли.
      
      Л. МАСЛЕННИКОВА, служащая:
      - Люблю театр. Почему? Потому что там все вживую, нет такого понятия - "за кадром", все в кадре. И это интересно. Я знаю актеров нашего драмтеатра, его руководителей - Веру Андреевну Ефремову и Александра Александровича Чуйкова - и желаю им успехов. Хотя я давно не была в театре, но репертуар его мне хорошо известен. Хотелось бы, чтобы у нас чаще случались гастроли других российских театров, антрепризы.
      
      Анатолий УХАРЕВ, непризнанный гений:
      - Театр? Люблю. Но мой студенческий бюджет не позволяет посещать его часто, поскольку деньги расходуются на другое, не менее культурное времяпрепровождение.
      Театральное пространство? Сцена, что ли? Хорошо, когда их много и есть из чего выбрать. Нашему городу трех театров - Тверского академического, ТЮЗа и театра кукол - мне кажется, достаточно.
      Ольга КНЫШ, студентка факультета иностранных языков и международной коммуникации ТвГУ:
      - К театру отношусь нейтрально. Мне трудно составить о нем мнение, поскольку в "настоящем театре" была лишь раз - в Москве, в Кремлевском Дворце съездов.
      Из тверских театров я посещала драматический театр, правда, давно, так как сейчас у меня очень мало свободного времени, а в ТЮЗ хожу лишь тогда, когда наш факультет снимает весь зал. Одной на простом спектакле там находиться невозможно.
      
      Светлана ПИМЕНКОВА, студентка факультета управления и социологии:
      - Люблю. Во-первых, театр - это интересно, во-вторых - красиво, в-третьих - это настоящий отдых. Ну и, конечно же, что касается нашего театра, доступный отдых. Лично я хожу туда нечасто, но когда там бываю, то чувствую, что отдыхаю и душой и телом именно здесь, а не в прокуренных кабаках и клубах.
      Что касается нашего театра, то хотелось бы сказать, что спектакли там замечательные, но... никакой рекламы! Я понимаю, что кому нужно, тот и без нее все знает, и все же. В городе рекламы пива, телефонов, кроссовок так много, будто в них вся жизнь. А почему бы таким же образом не рекламировать ту же "Анну Каренину"?

Подготовил Роман Масленников

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru