Архив номеров

    АКТУАЛЬНО
  ЗАЧЕМ ЦЕРКВИ ИДТИ В МИР

  Наше нынешнее общество все больше и больше становится православным. Люди возвращаются к истокам русской духовности, шаг за шагом преодолевая трудную дорогу к храму. Причем что характерно - если в XIX веке опорой православия были простые люди, крестьянство, сегодня в храм идет элита общества, интеллигенция. Возрождение православной Руси началось сверху, но не из-под палки, как уже случалось в нашей истории, а по осознанному велению сердца.

МЫ ТОЧНО знаем, что многие известные тверские предприниматели и политики очень строго держали Великий пост, один очень высокий чиновник был замечен нами на пасхальной службе в малолюдном отдаленном храме Ниловой Пустыни - мы специально не называем имен, поскольку уверены: это делалось отнюдь не ради мирской славы. А чего стоит пример бывшего заместителя председателя Тверской городской Думы Сергея Дмитриева! Лишь только закончился срок его депутатских полномочий, Сергей Юрьевич сразу же рукоположился в священники и служит ныне в кафедральном соборе Белая Троица.
      Современная православная церковь меняется. Меняются прихожане: бабушки в платочках, сберегшие во дни гонений православную веру, приводят в храм своих внуков (а иногда - внуки приводят воспитанных во времена государственного атеизма бабушек). Обновляется духовенство: на смену выдрессированным в былое время священникам, привыкшим ходить по острию ножа и постоянно оглядывающимся, как бы не вышло каких проблем со светской советской властью, приходят смелые и образованные пастыри, способные нести слово Божие в мир, в котором уже как данность присутствуют Интернет, клонирование и всемирная глобализация.
      Ответом церкви на происходящие изменения стали принятые на Архиерейском соборе, состоявшемся в юбилейный, 2000-й от Рождества Христова год, основы социальной концепции Русской православной церкви. Накануне Пасхи нам удалось побывать на состоявшихся в Государственной Думе общероссийских чтениях по Основам социальной концепции, где главный их разработчик, митрополит Смоленский и Калининградский КИРИЛЛ, хорошо знакомый большинству наших соотечественников по многочисленным телевыступлениям, дал нам ответы на главные вопросы, возникающие при размышлении на тему "Православие и современность".
      - Зачем вообще нужна социальная концепция православной церкви? Разве задача Церкви идти в мир? Те, кто хочет спасти свою душу, сами придут в храм.
      
- Да, у Церкви нет иной цели, кроме спасения души. Когда мы говорим о спасении, то имеем в виду вечность, жизнь бессмертного человеческого духа. Однако начинается оно здесь, на земле, здесь оно раскрывается и реализуется. Мы говорим о полноте человеческого бытия, о гармоничном сочетании духовного и материального, о синергии - взаимодействии Божественного и человеческого. Гармония в этой сфере приносит счастье, и, таким образом, быть счастливым - значит быть спасенным. Божественная благодать взаимодействует с человеческой свободой. Основы социальной концепции православной церкви - попытка рационально артикулировать принципы этого взаимодействия, регламентировать отношения Церкви с обществом, содействовать тому, чтобы как можно больше людей обрело счастье как полноту жизни. Поставлена не миссионерская задача, не задача обратить в православие как можно больше людей, а задача наладить практическое социальное сотрудничество.
      Существуют люди, и их среди православных довольно много, которые полагают, что Церковь, как сказано в Священном Писании, "малое стадо", которое должно спасаться само, "блюсти чистоту риз". Но Христос послал апостолов проповедовать Евангелие по всему миру. Уйти в гетто, к чему призывают некоторые ревнители православия, - очень опасный призыв. Если мы вернемся в клетку, быстро найдутся те, кто повесит на ней замок. Участия в общественной жизни не избежать, но оно должно основываться на принципах христианской нравственности.
      - Ни одна поместная православная церковь до сего дня не имела социальной концепции. Как рождались принятые на Архиерейском соборе "Основы", сколько времени заняла их разработка, как она происходила?
      
- В 1990 году с Церкви "сняли замок", но выходить к людям надо было в условиях социальных катаклизмов, с одной стороны, и небывалой свободы - с другой. Таких условий, как сейчас, у Церкви никогда не было. Надо было учиться жить в них. В 1994 году Архиерейский собор поставил перед Священным Синодом задачу: сформулировать основы социальной концепции. Надо было немедленно выстраивать модель отношений Церкви и государства. Возникало множество совершенно новых вопросов: Церковь и политика, Церковь и нация, Церковь и собственность. В духовнической практике у священников на приходах ежедневно вставала проблема, как ответить на тот или иной вопрос, касающийся реалий, еще несколько лет назад неизвестных - об интимных сторонах жизни, о генной инженерии. Мнения священников диаметрально различались: они исходили из собственного понимания проблемы, которое обуславливалось их уровнем образования в той или иной сфере. В результате прихожане, выслушав нескольких священников, впадали в полную растерянность.
      Не в меньшей растерянности пребывали и архиереи, которых все активнее вовлекали в события в их регионах. Турбуленция резко возрастала перед выборами. Доходило до курьезов: в одной из областей по храмам раскидывали листовки в поддержку одного из кандидатов. Когда я позвонил тамошнему епископу и обратил внимание на недопустимость подобных вещей, он пообещал исправиться... и на следующий день по храмам разбросали листовки в поддержку конкурента того кандидата.
      - Каково отношение Церкви к политике?
      
- Вспомним 1990 год. Шло массовое выдвижение духовенства в депутаты. Возникала опасность появления государства "а-ля Хомейни", где РПЦ заменила бы КПСС. Именно тогда Церковь заявила о своем невмешательстве в политику.
      Иногда нам говорят, не идет ли это вразрез с заветами преподобного Сергия Радонежского, пославшего на поле Куликово Пересвета и Ослябю. Имея 20 тысяч "первичных организаций" - приходов, не создать ли "Православную партию"? Нежелание этого делать вызывает у многих снисходительную ухмылку. Сейчас создается мусульманская партия, но я категорически против того, чтобы идти тем же путем - те, кто создает конфессиональные партии, разрушают межконфессиональный мир. Если церковь отождествит себя с какой-либо партией, куда деваться членам других партий - тоже нашим, на 80% крещеным людям. Как можно Церкви создавать свою политическую организацию и бороться с другими как с политическими противниками?
      Логика политической борьбы - заявить, что "я хороший - он плохой", и убедить в этом народ. Может ли это сделать священник? Он - пастырь, он должен прийти и сказать: "Мир всем". Поэтому Церковь, не участвуя в политической борьбе, взаимодействует со всеми здоровыми силами во имя утверждения добра.
      - Многие считают, что единственная возможная реформа православного государства - монархия.
      
- Кстати, именно при обсуждении этого вопроса разработчики "Основ" зашли в тупик - ведь в рабочей группе собрались противоположные по своим политическим взглядам верующие люди. Шли очень серьезные споры, пока мы не решили руководствоваться прежде всего Священным Писанием.
      Понятия демократии и прав человека - культурологические. А о монархии прямо говорится в Ветхом Завете. Бог сказал Самуилу: "Помажь на царство Саула" (а не велел избрать парламент на многопартийной основе и приступить к работе по фракциям). При внимательном чтении Библии проступает градация институтов власти. Высшая форма - теократия, когда народом управляет сам Бог - описана в книгах Судей. Когда земные цели стали преобладать над духовными, Израиль стал просить царя - эта форма правления соответствует более низкому духовному состоянию общества.
      Когда же религиозная идея перестала быть идеей, объединяющей народ, - возникла республика. Свобода совести - следствие упадка нравов (может быть, говорить так несовременно, но мы - не современные люди, мы стоим над историей).
      Когда религиозные ценности перестают объединять общество - является ли монархия органичной для этого общества формой правления? Не станет ли она карикатурой? Вывод один: в наше время демократия соответствует духовно-нравственному состоянию народа, а монархия, хотя и стоит выше республики, - нет.
      - И каковы в этом случае должны быть отношения Церкви и государства?
      
- В древней Византии и дореволюционной России был цезарепапизм: император являлся главой Церкви. В послепетровские времена Церковью управлял Св. Синод, где императора - его официального главу - представлял обер-прокурор. Это очень опасная модель - Церковь превращалась в ведомство православного исповедания. Она не могла воздействовать на общество, поскольку была частью власти.
      Многие идеализируют дореволюционные времена, но если бы все было так хорошо, мы не потеряли бы страну.
      Идеал - симфонические отношения Церкви и государства, которые символизирует византийский двуглавый орел, унаследованный Россией - так и не был никогда достигнут. Сейчас мы исповедует принцип невмешательства: Церковь не должна отождествлять себя с политическими решениями государства. Она объединяет людей поверх границ. И Церковь, и государство работают на одну и ту же цель - делать добро. В этом мы партнеры.
      - Очень тонкая тема - Церковь и рост национального самосознания.
      
- Христианство не знает разницы между "иудеем и эллином", член Церкви - каждый крещеный. Православная церковь есть Церковь вселенская, но Иисус никогда не отказывался от своей национальности (вспомним его общение с самарянкой), апостол Павел всегда подчеркивал, что он по рождению иудей, а по гражданству римлянин.
      Однако развитие национального самосознания вне христианской этики может вылиться в шовинизм. Религиозная этика балансирует национальную идею, но только эта идея отрывается от христианства - она становится опасной.
      - Существует мнение, что наша православная ментальность мешает экономическим успехам. "Легче верблюду пройти в игольное ушко, чем богатому войти в Царство Небесное", - сказано в Евангелии. Каково отношение Церкви к собственности?
      
- Православная Россия на рубеже веков развивалась динамичнее многих других стран. Другое дело, что для Церкви единственный собственник - Бог. Он дает свою собственность людям в пользование и смотрит, как человек ее использует - на зло или на добро. С точки зрения Церкви форма собственности вторична. Не надо спрашивать у Церкви: "Вы "за" или "против" частной собственности на землю?" Важно не кто использует, а как используют.
      В следующих номерах мы продолжим рассказывать о том, что говорит современная Православная церковь об основополагающих жизненных вопросах: семья и брак, всемирная глобализация и биомедицинская этика - это и многое другое в "Основах социальной концепции Русской православной церкви" и еженедельника "Караван".

Подготовила Мария Орлова

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru