Архив номеров

    ПАМЯТЬ
  "СТАЛИНСКИЙ" ДОМИК В СЕЛЕ ХОРОШЕВЕ 

НА САМОЙ ОКРАИНЕ небольшого села в Ржевском районе Тверской области стоит примечательный крашеный деревянный домик. На первый взгляд дом как дом, таких по России пруд пруди. А когда подъезжаешь к нему поближе, то ненароком в глаза бросается скромная надпись, говоря любопытному прохожему о том, что это не просто жилой дом, а дом-музей Иосифа Виссарионовича Сталина. Естественно, напрашивается существенный вопрос, какое отношение имеет имя "вождя народов", генералиссимуса, Верховного главнокомандующего Советского Союза к маленькому сельцу под Ржевом? Для начала следует рассказать о тех, кому сей дом принадлежал. В годы Великой Отечественной войны дом на окраине села Хорошево принадлежал Наталье Кондратьевне Кондратьевой, которая трудилась сменным мастером на льночесальной фабрике. В честь 8-летия пролетарской революции в 1925 году ей первой (!) на предприятии было присвоено высокое звание Героя труда. После смерти мужа осталась Наталья Кондратьевна одна с пятилетней дочкой Соней на руках. Вдвоем они и пережили войну. Натальи Кондратьевны давно уже нет в живых. Но история ее осталась.

ИТАК, 4 августа 1943 года дочь Кондратьевой София возвращалась домой. С апреля она трудилась на земляных работах. Делалось это на случай, если немцы вдруг прорвут нашу оборону и опять устремятся в глубь страны. Подойдя к дому, девушка увидела много военных, они посыпали территорию возле дома песком, устанавливали зачем-то телефонную связь, в саду сооружали печку-времянку. В доме мама разговаривала с солдатами. Через некоторое время приехало начальство поважнее. Были среди них и генералы, которые осмотрели все то, что творилось вокруг дома, прошлись по комнатам, провели кое-какую перестановку вещей. Затем военные обратились к Наталье Кондратьевне с просьбой освободить дом на некоторое время (дня на 2-3) и пожить у соседей. Хозяева смутились, испугались. Но гости уверили: "Мы не выгоняем вас, а просим временно освободить дом, ибо он очень понравился нам". Мать с дочерью покинули родительский дом и временно поселились у соседей. Но в чем причина столь странного и спонтанного переселения обычной деревенской семьи? Вспоминает в интервью одному из ржевских журналистов София Александровна:
      - Сидим мы как-то с девчонками на улице и видим: к нашему дому одна за другой подъезжают легковые автомашины, из которых выходят военные и направляются в наш дом. Среди них я узнала Сталина. В ту пору, когда училась, в школе висели его портреты. Увиденным поделилась с подругами. "Ты ошиблась, - сказали они. - Сталин в Москве, зачем ему ехать в деревню?"
      А тем временем вокруг дома Кондратьевых уже была выставлена охрана, дом замаскировали на случай бомбежки. В огороде и в саду кроме военных были люди в гражданской одежде.
      Вскоре девчата собрались идти за водой на Волгу. По пути на реку они увидели еще одного известного по портретам человека - Лаврентия Павловича Берию. "На носу у него, - вспоминает София Александровна, - были не привычные нам по картинам очки, а золотое сверкающее пенсне". Берия завел разговор с сельскими девчонками, интересовался, как они пережили немецкую оккупацию, много ли погибло людей, хорошего ли качества вода в Волге. Поинтересовался, как боевое настроение молодежи. В конце разговора сожалел, что людям далековато ходить за водой... Сталин приехал на специальном, оборудованном для генералиссимуса поезде. Перед своей поездкой "вождь народов" позвонил тогда еще генералу (позже маршалу) А.И. Еременко - командующему Калининским фронтом.
      И в конце короткого разговора Иосиф Виссарионович сообщил о своем выезде на Калининский фронт, назначил срок, указал "место и время встречи..."
      
      И ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, генерал Еременко 5 августа 1943 года рано утром выехал в Хорошево на встречу с генералиссимусом. В 5 часов утра в двух километрах от села машину встретил генерал из Ставки и проводил в село, где уже находился Сталин.
      Когда Еременко вошел в дом, сразу увидел Сталина. Он ходил по комнате ровным, размеренным и очень спокойным шагом, потягивая любимую трубку. У окна на обычном крестьянском столе была разложена карта, по которой он обдумывал план дальнейших боевых операций. Тут же поодаль стоял военный телефон.
      Завидев вошедшего, Сталин остановился и должным образом принял рапорт. "Здравствуйте, товарищ Еременко, - произнес он и замолчал, подав руку. - Вы, по-видимому, до сих пор обижаетесь на меня за то, что я не принял вашего предложения на последнем этапе Сталинградской битвы добить Паулюса. Обижаться не следует. Мы знаем, знает весь наш народ, что в Сталинградской битве вы командовали двумя фронтами и сыграли главную роль в разгроме фашистской группировки под Сталинградом, а кто доколачивал привязанного зайца, это уже особой роли и не играет..."
      Ни для кого не секрет, что Сталин повинен в истреблении военных кадров перед войной, что, естественно, значительно отразилось на боеспособности советской армии. Поэтому прежде чем заслушать от только что приехавшего генерала план предстоящей операции, перевел разговор на "кадровую" тему, чтобы узнать мнение Еременко по этому скользкому и важному вопросу. В ходе сей беседы Сталин неоднократно заводил речь о многих генералах, которые были освобождены из мест заключения перед началом войны, а потом хорошо воевали.
      И тут, сам не ожидая того, генерал осмелился задать резкий, смелый и обличающий вопрос: "А кто виноват, что эти бедные, ни в чем не повинные люди были посажены?"
      "Кто, кто... - раздраженно бросил Сталин. - Те, кто давал санкции на их арест, те, кто стоял тогда во главе армии". И тут же назвал товарищей Ворошилова, Буденного, Тимошенко.
      По словам вождя, именно они во многом были повинны в истреблении кадров, так сейчас необходимых для стремительной и быстрой победы над врагом.
      Затем генерал зачитал свой доклад главнокомандующему, центральным штрихом в котором стала Духовщинско-Смоленская операция. Ее успешное проведение открывало так называемые "смоленские ворота", соответственно ослаблялось левое крыло фронта противника и открывался выход на поля Белоруссии и Прибалтики. А оттуда в Восточную Пруссию рукой подать. Сталин эту битву назвал "воротами в Западную Европу".
      Во время доклада Сталин слегка нервно, но все же размеренно шагал по освещенной августовским солнцем комнате, периодически останавливаясь и замирая, что-то озабоченно вспоминая.
      
      ХОД выступления Еременко прервал стук в дверь. Вошел какой-то генерал радостно сообщил важную новость:
      - Нашими войсками взят Белгород!
      - Замечательно! Очень хорошо! - сказал разгоряченно Сталин.
      Он чаще зашагал по комнате, видимо, что-то обдумывая, как бы сосредоточившись на особо важной мысли.
      Вскоре Сталин остановился, затем, подойдя к столу, серьезно произнес следующее:
      - Как вы смотрите на то, чтобы дать салют в честь тех войск, которые взяли сегодня Орел и Белгород!
      Вопрос для генерала оказался столь неожиданным, что Еременко не смог ответить. Сталин повторил вопрос. Генерал ответил, что, на его взгляд, найдена новая замечательная форма благодарности войскам. Иосиф Виссарионович радостно улыбнулся и подошел стремительно к телефону. Подняв трубку, он произнес:
      - Молотова.
      Тут же последовал ответ.
      - Вячеслав, ты слышал, что наши войска взяли Орел и Белгород?
      Молотов произнес продолжительную речь, после чего Сталин продолжил:
      - Так вот. Я тут сейчас посоветовался с товарищем Еременко и решил устроить салют в честь солдат, взявших героическим образом города Орел и Белгород, поэтому прикажи приготовить в Москве салют из 100 пушек, но без меня давать не смейте, чтобы ни в коем случае не испортить это мероприятие. Мы сейчас пообедаем, и я уеду в Москву.
      Так 5 августа 1943 года в 15 часов в небольшом домике в Хорошеве, селе под Ржевом, родилась идея проведения первого салюта, которые до сих пор гремят по нашей стране в дни праздников.
      За время пребывания в деревне Хорошево Сталин редко выходил из дома. По словам Софии Александровны, Иосиф Виссарионович любовался Волгой (специально переставили обычную деревенскую кровать, на которой он спал, к окну), осматривал оставшиеся немецкие блиндажи, гулял по саду. Особенно его привлекали в саду огненные красные цветы...
      Станция, где стоял поезд Сталина, находилась от села Хорошева в полутора-двух километрах. Нужно заметить и то, что состав, на котором прибыл под Ржев Верховный главнокомандующий, вел машинист Ржевского локомотивного депо (тогда паровозного) Петр Веновский, депутат Верховного Совета СССР 1-го, 1938 года, созыва.
      
      ОТЪЕЗД генералиссимуса также описан в воспоминаниях маршала А.И. Еременко.
      "...Проселочная дорога пересекла железнодорожный путь. Справа тянулись три железнодорожные линии, на одной из них готовился к отправке поезд товарища Сталина, другая была только что расчищена для сквозного движения поездов. По сторонам виднелись многочисленные следы недавних разрушений, горячего дыхания войны. На третьей лежал сваленный ударами бомб пассажирский состав и много товарных вагонов...
      ...Товарищ Сталин пригласил меня на обед, который состоялся в обычном пассажирском вагоне с несколькими купе и небольшим салоном, просто, но со вкусом обставленным.
      После обеда Иосиф Виссарионович тепло распрощался со мной и подарил на прощание две бутылки цинандали..."
      К Наталье Кондратьевне подошел генерал и сказал, чтобы она пришла в свой дом, где с ней хотели бы побеседовать. Однако она то ли на работе задержалась, то ли за хлебом в город ушла, но к назначенному сроку она опоздала. Позднее этот же генерал сказал ей: "Очень сожалею, что вовремя вы не пришли к нам. Товарищ Сталин хотел поговорить с вами, поблагодарить за оказанную услугу. Иосифу Виссарионовичу очень понравился хорошо ухоженный дом с приусадебным участком".
      После отъезда вождя в Москву в деревню Хорошево прибыла воинская часть. Ее командованию также понравился дом родителей Софии Александровны. Перед отъездом на фронт один из командиров Советской Армии подарил хозяйке дома фотографию с видом ее жилья. На обратной стороне снимка он написал: "На память о прожитых моих днях в вашем доме. Этот дом ценен тем, что в нем жил И.В. Сталин". И дата на обороте гласила: "26 сентября 1944 года".
      Через два года матери Софии Александровны предложили обменять дом на жилье в любом городе или районе Советского Союза, где ей понравится жить. Наталья Кондратьевна выбрала новым местом жительства Ржев. На одной из центральных улиц города ей построили дом, а в родительском доме в Хорошеве организовали библиотеку имени Сталина, а позднее и музей вождя, который посещали люди из разных уголков Советского Союза.
      
       И ДО СИХ ПОР на этом же самом месте стоит тот самый "сталинский" дом в деревне Хорошево Ржевского района. И на доме этом висит все та же памятная доска в честь пребывания Верховного главнокомандующего, генералиссимуса Советского Союза И.В. Сталина.

Максим Страхов

Использованы материалы из воспоминаний маршала Советского Союза А.И. Еременко, главнокомандующего Калининским фронтом.

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru