Архив номеров

    ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ
  БЕЛОКАМЕННАЯ СКАЗКА ДРЕВНЕЙ СТАРИЦЫ Когда создавался проект храма-часовни тверскому священномученику Фаддею, при возведении храма решено было использовать белый камень. Месторождения его имеются на севере, а также в Крыму и под городом Владимиром. Однако наши предки использовали для строительства материал из более близкого к Твери месторождения. На протяжении веков своим белым камнем славилась Старица, которую называли даже "каменной сказкой".
      Об истории древнего промысла, о старицких каменоломнях рассказывает сегодня читателям "Каравана" заведующий хирургическим отделением Старицкой районной больницы имени Тутолмина, краевед Виктор ХОТОЛЕВ.

ЕСЛИ посмотреть на карту Тверской области, то в районе города Старица река Волга делает подковообразный изгиб. Этот изгиб образовался благодаря тому, что волжские воды обходят залегающее здесь месторождение белого известняка. Использование этих месторождений для строительных целей началось, по словам Виктора Васильевича, еще в XII веке. Город Старица возводился из этого камня. По берегам Волги работали артели. В них трудились крестьяне из окрестных деревень. Приходили даже из значительно удаленной от Старицы Рясни. Шли в артели целыми семьями. Камнедобыча считалась выгодным делом, и были периоды, когда в этом промысле было занято до шестисот человек.
      В поисках качественного сырья камнедобытчики рыли тоннели, и знаменитые старицкие пещеры - это не что иное, как бывшие каменоломни. Там, глубоко под землей, в условиях определенной постоянной температуры и влажности камень настолько мягок, что его можно буквально резать ножом. Будучи же извлеченным на поверхность, известняк на солнце затвердевает в считанные часы.
      Камень из шахт вытаскивали волоком на устройствах, напоминающих салазки, и штабелевали на волжском берегу. Подходили баржи, загружались богатством недр и увозили их заказчикам. На сегодня доказано, что старицкий белый камень использовался кроме Старицы для строительства Торжка, Смоленска, Великого Новгорода, Москвы и Санкт-Петербурга. Есть гипотеза, что доходил камешек и до Казани, но она на сегодня не доказана.
      Добыча камня продолжалась и после революции. Выше Старицы по течению Волги была тюрьма. Есть сведения, что тюрьма эта была политическая. Свою трудовую повинность зэки отбывали на добыче белого камня, которая производилась тогда уже полуоткрытым способом. Из существовавшего карьера вели в разные стороны короткие тоннельчики. Но такого микроклимата, как глубоко под землей, там, разумеется, не существовало, и добытый известняк был худшего качества, чем дедовский камень.
      Однако в те времена репрессировали не только людей. Наказаны были и... пещеры. Считалось, что у молодой страны Советов очень много врагов, а враги эти теоретически могут скрываться в заброшенных старицких каменоломнях. Якобы было даже секретное постановление самого Сталина, согласно которому, те входы в пещеры, которые удалось отыскать, были засыпаны землей либо взорваны.
      Во время немецко-фашистской оккупации, которая продолжалась в Старице с 12 октября 1941 по 1 января 1942 года, многие старицкие жители прятались от оккупантов в каменоломнях. Оказалось, камень обладает феноменальной звукопроводностью. Сквозь толщи породы под землей хорошо была слышна немецкая речь, звуки канонады, а потом по наступившей вдруг тишине люди поняли, что оккупация закончилась.
      После войны пещеры некоторое время служили прибежищем различных банд, численность которых, по словам местных жителей, достигала трехсот человек. Однако это, скорее всего, преувеличение. Добыча белого камня продолжалась под Старицей до самой хрущевской оттепели и прекратилась с ликвидацией политической тюрьмы.
      Надо сказать, что, помимо добычи из-под земли, в советское время существовали методы добычи белого камня из существующих сооружений. Так, во время строительства в Калинине кинотеатра "Звезда" были разрушены стены старицкого монастыря. Однако попытки использования белого камня, заложенного в нижней части этих стен, не увенчались большим успехом. Напрочь скрепленные известковым раствором каменные блоки удалось раздробить лишь на бесформенные глыбы, которые сгодились только на фундамент строящегося кинотеатра.
      С прекращением камнедобычи интерес населения к подземным кладовым не пропал. Напротив, люди начали откапывать некоторые заваленные пещеры. И не только из праздного любопытства. Иногда средь бела дня вдруг исчезали, проваливаясь под землю, коровы и лошади. Такие случаи зафиксированы в районе деревень Федурново, Черешово, Воробьево, Сельцо.
      Сегодня большой интерес к старым каменоломням проявляют спелеологи, считая белокаменные подземные хоромы интереснейшим местом для своих походов. Одной из наиболее интересных, по их словам, является толпинская пещера. Общая протяженность ее подземных лабиринтов достигает тридцати километров.
      По мнению старицких краеведов, подземелья, существующие под их городом и районом, могут сослужить хорошую службу в деле развития туризма.
      Есть потенциал и для промышленной добычи камня. Запасы известняка по-прежнему очень велики, и добыча его была возобновлена в середине девяностых открытым карьерным способом. Однако Виктор Хотолев считает, что экономически более выгоден именно шахтный метод, поскольку наибольшую ценность имеет не каменная крошка, а именно "кирпичи" из белого камня. Распиловка же вынутых экскаватором и затвердевших на поверхности каменных глыб слишком дорога. Следовательно, качественный и дешевый старицкий камень можно и должно добывать лишь под землей.

Полосу подготовил Борис Гуров. Фото автора

СТАРИЦКИЙ БЕЛЫЙ КАМЕНЬ ПИЛЯТ В ТВЕРИ ЗА ВОСТОЧНЫМ МОСТОМ Расположившийся между Тверью и Ржевом город Старица раньше славился добычей белого камня - известняка. В послевоенные годы древний промысел был прекращен. Однако в середине девяностых годов в городе вновь появляется предприятие, занимающееся разработкой месторождений известняка. Сегодня в гостях у "Каравана" главный инженер ЗАО "Старицадорстрой" Александр СУВОРОВ.

- Здесь, в Старице, - рассказывает Александр Михайлович, - хотели строить большой цементный завод, и существующее с 1996 года предприятие создано с целью разведки целесообразности данного проекта.
      Особая заслуга в возрождении древнего производства принадлежит нынешнему директору Московского научно-исследовательского института НПИЦ "Геоэкология" Валентине Васильевне Земляной, которая часто приезжала в Старицу в бытность главным землеустроителем Тверской области.
      Сегодня известняк добывается открытым способом - экскаватором в карьере. Добытую в забое породу везут на дробилку. Там из нее получают щебень фракцией сорок-сто миллиметров. Это сырье поставляется в основном в Тверь на КСМ-1 и КСМ-2 для производства силикатного кирпича.
      Из остающейся мелкой фракции производят известковый порошок. Его для своих сезонных работ закупают с мая по октябрь предприятия, производящие асфальто-бетон. Ивестковая мука - ценное минеральное удобрение, но наше село сегодня бедное и закупок известковой муки не производит.
      К сожалению, добываемый белый известняк не всегда чистый. Попадаются в породе доломиты, мергил. Они порой снижают качество кирпича и вызывают нарекания заказчиков. Теоретически можно добывать и один чистый известняк, минуя слои, загрязненные примесями, но это сложно, поэтому сегодня берут все подряд. Отходы идут на рекультивацию выработок. Работы ведутся пока на глубинах до тридцати метров, в трех горизонтах. Сезонный оборот предприятия составляет три тысячи кубов.
       Наиболее ценные глыбы мраморовидных пород известняка не идут в камнедробилку, а откладываются в сторону.
      На ЗАО "Старицадорстрой" существует оборудование для производства плитки из добываемого камня. А когда шла реставрация Путевого дворца, то старицкий камень в глыбах отвозили в Тверь, где пилили на территории бывшего управления механизации №5, что находится за КСМ-2, в районе Восточного моста.
      Вообще же для налаживания производства строительного камня непосредственно в Старице нужны инвестиции. Как и для многих других нужных для области дел.

Полосу подготовил Борис Гуров. Фото автора

ВЕРУЮЩИЕ У "ПАРАДНОГО ПОДЪЕЗДА" "Не гони их, в тебе их спасенье, но счастливые глухи к добру..." - восклицает Некрасов, описывая в своем стихотворении "Размышления у парадного подъезда" мытарства своих современников, получивших отказ чиновника в решении своего вопроса.
      Увы, с произволом чиновника и бессилием просителя приходится сталкиваться и в наши дни.

В ПРОШЛОМ номере "Каравана" мы опубликовали статью о злоключениях проекта строительства храма-часовни священномученика, тверского архиепископа Фаддея. Храм, который очень украсил бы собой пустыри у Восточного моста, запрещает строить областной Комитет по охране памятников архитектуры. Верующие лишаются возможности почтить память одного из величайших подвижников Тверской земли. Уже после публикации история имела свое продолжение.
      Проект храма-часовни священномученика Фаддея, архиепископа Тверского, рассматривался на заседании совета при Комитете по охране памятников 29 март
      - В тот раз мы рассмотрели проект в рабочем порядке, - говорит председатель комитета Лариса Попова автору, архитектору Людмиле Напольновой. - Но возникли вопросы, отвечать на которые надо лично вам.
      Людмила Анатольевна, пожилая, сухощавая женщина, видимо, не один год проведшая у чертежной доски, быстро объясняет суть дела.
      Если первоначально предполагалось возвести на месте погребения священномученика Фаддея в районе Неопалимовского кладбища часовню, то по мере изучения жития этого святого в тверском обществе сформировалось мнение, что для увековечения его памяти нужен храм. Более того, уже существует община будущего храма. Проект часовни-храма предусматривает как помещение для молитв и проповедей, так и для воскресной школы, где будут обучаться дети прихожан. Заказчиком проекта является Региональный Общественный Фонд Памяти мучеников и исповедников русской православной церкви ХХ столетия, руководителем которого является игумен Дамаскин (Орловский), а председателем правления - известный тверской предприниматель Александр Буренков.
      Звучат вопросы и замечания членов Совета. Сразу становится ясно, что все они категорически против строительства храма святому на месте его захоронения и требуют от заказчика ограничиться лишь часовней, выстроив вместе с тем новый храм в стороне, на месте кладбищенской церкви Неопалимой Купины. Аргументы ученых мужей и дам подчас противоречивы. Утверждается, что будущий храм слишком высок и нарушит своим видом некую ось, по которой расположены затверецкие церкви (это находясь на пустыре-то!). И в то же время говорится, что церковь Фаддея нельзя строить в низине - там она будет недостаточно заметна: "Вы топите храм в низине!" Нельзя строить церковь, поскольку "там могила на могиле". А часовню можно: она, дескать, меньше. Похоже, существует некий норматив по останкам: сколько могил можно тревожить, а сколько нельзя. Наконец, строить не дадим, поскольку сомневаемся в подлинности останков Фаддея. А как же с часовней? Ну, тут мы, так и быть, уступим церкви, которая признала подлинность мощей.
      Но, пожалуй, главный аргумент прозвучал из уст председателя Комитета по охране памятников Ларисы Поповой:
      - Мы не знали, что Буренков - меценат. Почему он не придет сюда? Мы бы сумели его переубедить.
      Сознательно или нет, но Совет "забывает", что сооружение храма будет вести не отдельно взятый предприниматель, а общественный фонд, лидером которого является игумен Дамаскин. Блокируя строительство, чиновники идут на конфликт с Православной церковью, которую игумен Дамаскин и представляет. Впрочем, не в первый раз. Разговаривая на днях с представителями церковной общины одного из ржевских храмов, я узнал, что те хорошо знают "товарища Попову" и также имели трения с Комитетом по охране памятников. Чем это вызвано? По мнению моих собеседников, действия некоторых чиновников объясняются даже не принципом "не подмажешь - не поедешь", а сохранившейся еще с советских времен их неприязнью к религии, к православию.
      Что касается членов Совета, то, увы, нет среди них ни священнослужителей, ни представителей церковных общин. Правомочен ли такой состав - это не столько технический, сколько нравственный вопрос. Во всяком случае, на заседании 29 марта возведение храма-часовни священномученика Фаддея было Комитетом по охране памятников блокировано. Это значит, что с наступлением теплых дней не смогут начаться первые работы на месте будущего храма, а само обретение Тверью церкви священномученика Фаддея отодвинется на неопределенный срок. Если только наше общество не найдет в себе силы защитить память своего святого.

Полосу подготовил Борис Гуров. Фото автора

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru