Архив номеров

    КУЛЬТУРА
  ГЕННАДИЙ ЗАКАРЖЕВСКИЙ: "МЫ ХОТИМ, ЧТОБЫ НАШ ТЕАТР ЗНАЛИ"  

В декабре нынешнего года Вышневолоцкому драматическому театру исполняется 105 лет. Первый спектакль был показан зрителям актерами драматического кружка на сцене Дома трудолюбия. Учредителем кружка был потомственный купец Николай Никифорович Федоров. Признанным лидером и бессменным руководителем кружка вплоть до Октябрьской революции был купец Василий Григорьевич Демидов. О буднях и праздниках театра, его актерах, проблемах и надеждах рассказал "Каравану" директор театра Геннадий ЗАКАРЖЕВСКИЙ.

- Геннадий Александрович, что бы вы назвали самым значимым в жизни театра?
      
- Наверное, его невероятную, великую преданность зрителю. Театр, созданный русскими купцами, покровителями музы, никогда не прекращал своей работы. Купцы наши умели ценить искусство, им хотелось, чтобы театр посещали люди всех сословий, и они дарили им такую возможность. Театр содержался за счет богатых людей. Можно много говорить о любви к искусству и театру и ничего не делать. Они делали. Каждый год, к примеру, дарили новый интерьер. Наша замечательная мебель - старинный шкаф, зеркальная мебель - они в театре с тех времен.
      Купцы посещали каждую премьеру. Устраивали балы до четырех утра. Играл духовой оркестр. Актерам дарили подарки. До 1939 года театр наш был синтетическим. Существовали балетная, оперная, драматическая труппы и симфонический оркестр. В труппе синтетического театра начинали свой путь в большое искусство народный артист СССР Иван Петрович Дмитриев и лауреат Государственной премии СССР Василий Васильевич Лещев. Оба они уроженцы Вышнего Волочка.
      В первые дни войны 1941 года многие актеры ушли на фронт, но уже в октябре по инициативе директора театра Петра Алексеевича Енова и художественного руководителя Ивана Петровича Милославского создан хозрасчетный театральный коллектив для обслуживания воинских формирований и раненых в госпиталях. В июле 1942 года этот коллектив вновь преобразован в Вышневолоцкий государственный драматический театр.
      В труппе театра было много заслуженных актеров. Мама Муслима Магомаева - актриса Кинжалова - сыграла здесь много ролей. Татьяна Павловна Жуковская, заслуженная артистка РСФСР, создала интересные образы. Около тридцати лет руководил театром заслуженный работник культуры Георгий Николаевич Зайцев. Ныне он работает заведующим музеем театра. Признанные мастера сцены - Георгий Дмитриевич Недоступов, Маргарита Александровна Станченко. Ныне они ветераны. Но мы не забываем их. Приглашаем на спектакли. Устраиваем встречи.
      - Если говорить о ведущих актерах театра в наши дни, кого бы вы назвали?
      
- Т.П. Назарова - заслуженная артистка России. 30 лет работает на сцене. Создала очень много прекрасных образов. Н.А. Тютяева - заслуженная артистка России. Начала работать на сцене в пятилетнем возрасте. Затем окончила ГИТИС и пришла вновь к нам. Ю.Н. Назаров - мастер сцены. Художник-постановщик Ю.П. Муравьев - заслуженный художник РФ. Наша плеяда замечательных актеров пополняется, и нам это очень приятно.
      Режиссер-постановщик Дмитрий Леонтьев имеет очень большой опыт работы, работал во многих театрах России. Любит сказки. У него прекрасно получаются детские мюзиклы. Вообще, у нас работают люди творческие. Каждый находит что-то свое, чтобы в театре было совершенное чудо. Люди, которые работают с постановочной частью, получают очень маленькую зарплату, но бесконечно готовы служить своему делу. Они мастера на все руки. И красят, и рисуют, и делают бутафорию, и думают о сценических эффектах, чтобы театр нашел своего зрителя. Кроме основной у нас есть еще малая сцена. Она интересна тем, что актер максимально приближен к зрителю. Метр, полметра... Сердце замирает. Это камерный театр. Готовим спектакль "Двое на качелях". Два актера, много костюмов, музыки. Беседа. Зритель видит то, что происходит рядом. Окно в чью-то жизнь приоткрыто. Эта близость поглощает. И заставляет думать, в первую очередь, о нас самих.
      - Геннадий Александрович, мы много говорили о театре, его актерах. Хотелось бы немного и о директоре. Вы уже пятнадцать лет возглавляете коллектив. А как пришли в искусство?
      
- По образованию я режиссер. Окончил Московский государственный институт культуры. Театр мне очень дорог и близок. Около десяти лет я вел театральную студию Дома работников просвещения. Поставил много спектаклей. Это мне нравилось еще со школьной скамьи.
      У меня и сейчас огромная надежда на то, что театр обретет свою студию для одаренных ребят. Мы уже подобрали актеров театра, которые будут заниматься с детьми. Бесконечно благодарны генеральному директору стеклозавода им. 9 января Юрию Калиткину. Администрация города тоже нас поддерживает, поэтому мы надеемся, что будет финансирование. Сейчас это очень важная проблема.
      - А на гастролях театр бывает?
      
- Да. Со спектаклем "Дядя Ваня" мы посетили Удомлю и Торжок. Собираемся в Бежецк. Из-за отсутствия денежных средств не так велики наши возможности, как было ранее, но изредка посещаем места иные. Приглашаем и к себе на гастроли. Приезжал московский театр "Сопричастность" и театр имени Рубена Симонова с художественным руководителем Вячеславом Шалевичем. У нас бывают спектакли-оперетты. Гостил Академический театр имени Пушкина из Санкт-Петербурга, театр Комиссаржевской, студенты училищ им. Щепкина и им. Щукина. Нам интересно и учиться, и соприкасаться. Мы хотим, чтобы наш театр знали как можно больше и везде.

Беседовала Валентина Касьянова

РЕВОЛЮЦИЯ ЗА ОДИН ДЕНЬ

Современная художественная культура в Твери переживает сегодня не лучшие свои времена. Несмотря на явную близость к столице, с ее буйством фантазии, идей и экспозиций, складывается такое ощущение, что Тверь находится в полной власти застойной эпохи социализма. Открывшиеся в последнее время художественные выставки мало чем отличаются друг от друга. Но сходятся в одном - во внешнем благополучии и однообразии. Так, на традиционно проводимой в музейно-выставочном комплексе имени Лизы Чайкиной выставке самодеятельных художников "Я люблю эту землю" выставляли все подряд. И это не всегда оказывалось оправдано.

Выставка мастодонта (так и напрашивается слово "монстра") тверской живописи Вячеслава Шумилова, хотя и отличается своим качеством (что и говорить, Вячеслав Шумилов с его-то регалиями - все-таки народный художник - просто не может представить слабые картины), но его мощная, тяготеющая к монументальности живопись находится далеко за пределами наступившего XXI века. Автор так и остался продолжателем так называемой московской школы живописи, яркими представителями которой были Поленов, Суриков и другие художники. Глядя на картины Шумилова, задаешься невольным вопросом: "Школа школой, а где же собственный, оригинальный и современный взгляд на мир?" Его, к сожалению, нет. Так и остались Суриков и Поленов.
      Новый подход представила Галина Камардина с ее довольно любопытными экспериментами со светом, идущим как бы ниоткуда. Ее работы подкупают обращением к русскому фольклору и некоторой игрой с мифологией разных стран и народов. Но и это все остается в рамках традиционной живописи, с ее восходами и закатами.
      Интерес вызвала открывшаяся на прошлой неделе в выставочном зале Союза художников областная молодежная выставка. Как выяснилось, ее кураторами стали Алексей и Инга Аксеновы, авторы инсталляции, о которой речь пойдет позже. К сожалению, кураторами они были назначены буквально за день до открытия выставки, когда организаторы поняли, что она получается скучной, не молодежной. До этого момента свобода Аксеновых была неполной, поскольку кроме них были назначены еще несколько ответственных за выставку, к мнению которых нужно было прислушиваться. Абсурдность ситуации в том, что Аксеновы, которые, как позже призналось руководство Союза художников, спасли выставку, не были включены в состав выставкома (комиссии по отбору работ). В итоге за день до открытия Инга и Алексей Аксеновы были оставлены наедине с грудой реалистических картин. Как говорят они сами, некоторые из них являли собой добротную, сильную живопись, а были и такие, которые как будто бы только что принесли с художественной панели. Аксеновы принялись менять уже ординарно сделанную общими усилиями многочисленных доброжелателей экспозицию. Они вспомнили постулат современного искусства о том, что подать можно любое произведение искусства, даже самое слабое. Поэтому из слабых панельных картинок пришлось делать китч, вывешивая их на окна как витражи, привязывать бантики.
      Самая добротная, на их взгляд, живопись, была водружена на центральную стену реалистического зала, напротив входа. По бокам поместились работы, более или менее похожие на современную живопись. Зритель, вошедший в этот зал, удивлялся, почему так мало работ. И только когда он проходил в глубь зала и оглядывался, обнаруживал целую стену, обвешанную реализмом, с его бесконечными пейзажами, натюрмортами и портретами.
      Поэтому-то, наверное, пришедшие на открытие и не задерживались в этих залах и все свое внимание сосредоточивали на первом, где свою экспозицию представили Инга и Алексей Аксеновы. Их инсталляция, названная "Аксеновы и чернота", вызвала безумный интерес.
      В центре внимания Аксеновых - вещи, которые никогда не стали бы предметом художественного осмысления художника-реалиста, зажатого в тисках реалистического мировоззрения. Его не интересует то, что находится буквально внутри человека, для Аксеновых же это главное. Отрубленные кисти, внутренности человека, заспиртованные эмбрионы, натуральная девичья коса, лежащая поверх платья, вырванный глаз с развевающимися нервами, представляя собой отдельные произведения искусства, вместе с фотографиями работают на общую концепцию. А лежащий в центре зала "покойник" служил своего рода объяснением ко всему этому анатомическому театру. Маска же, надетая на "покойника", подозрительно напоминала одного известного тверского художника, подвизающегося в последнее время совсем не на творческой ниве.
      Вокруг тела собралась толпа зрителей, ожидающих увидеть что-то, не понимая, что оно может и не быть прелюдией к какому-то театрализованному действию, а само по себе является объектом искусства. Выкроив время, на открытие выставки из Москвы приехала Старуха Изергиль. На этот раз без глаза и без ноги, что вполне соответствовало духу инсталляции. Старушка и Инга Аксенова учинили небольшой импровизированный перфоманс под веселую музыку группы "Нож для фрау Мюллер" и нарезку из фильмов ужасов итальянского режиссера Лючио Фульчи, преимущественно со сценами расчлененки. Идея инсталляции, как признаются ее авторы, была подсказана строчками Бориса Пастернака: "Во всем мне хочется дойти до самой сути..." А название "Аксеновы и чернота", по словам Алексея, означает, что за всю "черноту", которая в том или ином виде присутствует на выставке, ответственны только Аксеновы. Да и невозможно понять природу белого без черного, и наоборот.
      - На современной выставке, - говорит Инга, - в которой участвуют много художников, обязательно присутствуют инсталляция, перфоманс и видео. Видео стало частью современного искусства. Но в Твери этого не могут понять. Нам нужно было представить все виды современного искусства. Мы это сделали. Остается только пожалеть, что было катастрофически мало времени, а то можно было бы еще сильней шокировать тверскую публику.
      Нам удалось спасти весь реализм, подтянуть его к современному уровню путем неординарной подачи. Это понравилось руководству Союза, художникам, которые не забыли, что искусство - это поиск, а не топтание на месте. Так что можно сказать, что мы совершили революцию за один день.
      Для многих инсталляция Аксеновых оказалась непонятной. И поэтому и сама инсталляция, и показанный перфоманс были своеобразным ликбезом и для публики, пришедшей на выставку, и для некоторых известных в городе искусствоведов, которые не хотели признаться себе в значимости и авангардности экспозиции и заявляли это с экрана телевизора. А авторы репортажа не удосужились почему-то взять комментарий у художников, а ограничились только вышеупомянутым искусствоведом.
      Инга и Алексей Аксеновы - лауреаты всероссийского фестиваля "Культурные герои XXI века". После его окончания они были на целый год забыты, несмотря на то, что, по замыслу организаторов фестиваля, все его участники должны были вернуться из Москвы в новом статусе. Наконец-то это свершилось. Остается надеяться, что это не последняя выставка, на которой Аксеновы будут кураторами, и их работа в этом качестве найдет продолжение.

Евгений Петренко
      Рисунок Инги Аксеновой

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru