Архив номеров

    ЖЕНСКИЕ ИСТОРИИ
  ТРАГЕДИЯ АННЫ КАЛЫГИНОЙ 

Кто-то из мудрых однажды сказал: "Всякую революцию готовят идеалисты, совершают прагматики, а плодами ее пользуются негодяи". Что касается революции в России, то к сказанному надо добавить слова о погублении негодяями тех, кто готовил и реализовывал революцию.

ЯНВАРЬ 1934 года, Калинин. В преддверии 17 съезда ВКП(б) проходит городская партийная конференция. В зале присутствуют 480 делегатов с решающим и 160 - с совещательным голосами. Как водится - избран огромный президиум из 73 человек.
      Затем пошли выступления на злобу дня. И в них непременно в адрес первого секретаря горкома партии звучат такие выражения: "Да здравствует наша славная Калининская организация, руководимая лучшим большевиком тов. Калыгиной!" (апл., - начальник штаба 143-го стрелкового полка тов. Ковалев); "Да здравствует городской комитет партии и ее руководительница тов. Калыгина!" (апл., - пионеры);
      Партколлектив Ситцевой фабрики преподнес подарок - сотканный из ткани этой фабрики портрет Анны Степановны Калыгиной. А представитель Прядильной фабрики тов. Карандашева выразилась так: "Товарищи, под непосредственным конкретным руководством со стороны парткома, горкома, МК и ЦК партии во главе с товарищами Анны Степановны Калыгиной, товарищем Кагановичем и вождем мирового пролетарита товарищем Сталиным (апл.), коллектив Прядильной фабрики добился следующих результатов: выполнение плана за 1933 год дали на 101, 4%, снижение себестоимости за 11 месяцев на 0,34%, брак ниже плана на 0,16% (апл)".
      Кто же такая Анна Степановна Калыгина, которую в выступлениях без опаски славили прежде, чем вождя мирового пролетариата?
      Она родилась 18(30) декабря 1895 года в деревне Малахово Лаптевской волости Тульского уезда и губернии в крестьянской семье. После смерти матери переехала в Москву, служила няней, училась ткачеству, работала прислугой, затем на химическом заводе, а с 1912 года стала работницей текстильно-суконной фабрики Неймана.
      Ей не было и 16 лет, когда выдали замуж за рабочего из крестьян. Муж пил, поэтому она беременной ушла от него. Овладела грамотой, стала ходить на маевки, расклеивала листовки, за такую деятельность ее уволили с работы. В 1915 году приняли в члены РСДРП. В февральские и последующие месяцы 1917 года избиралась в районный и Московский Советы рабочих депутатов, членом райисполкома и президиума райсовета.
      В июне 1918 года добровольно уходит на Восточный фронт, служит агитатором, затем в контрразведке 1-й армии, попадает в плен к белочехам, бежит, снова работает агитатором политотдела и организатором по мобилизации Инзенской дивизии, затем в политотделе 1-й (затем 20-й) Пензенской дивизии, была ранена в ногу. Осенью 1919 года болела тифом, возвратилась в Москву, потом в Алексеевско-Ростокинский райком ВКП(б), поступает в лекторскую группу Коммунистического университета имени Свердлова. На подобного рода работе Калыгина находится до 1928 года, когда ее назначают председателем Смоленского губисполкома.
      Партийным работникам такого ранга не давали засиживаться на одном месте, "перебрасывали" в другие организации. 5 июля 1929 года Анна Калыгина переводится на должность ответственного секретаря Тверского губкома ВКП(б) и секретаря Оргбюро ВКП(б) Тверского округа, а с сентября она становится ответственным секретарем Тверского окружкома ВКП(б).
      Анна была деятельной натурой: воспитанная на большевистских принципах бороться и побеждать во что бы то ни стало, она в полной мере проявила себя на этом поприще. Началась борьба за выполнение пятилетки, и она с трибуны 1-й общегородской партконференции 27 августа 1930 года уверенно говорит: "Очень недавно доказывали, что пятилетка - это фантазия, это доказывали оппортунисты всех мастей, вплоть до Бухаринской группы, доказывали, что пятилетка неосуществима, но она осуществима не только в пять лет, но и в два, и в два с половиной года".
      На селе крестьян силой загоняют в колхозы, со стороны крестьян - сопротивление. Анна Калыгина, руководствуясь указаниями партии и правительства, гневно бичует врага: "Перед нами стоит вопрос - эту кулацкую силу, нашего классового врага в деревне, выкорчевать - изъять из деревни, ликвидировать кулачество как класс".
      Наступило время усиленной борьбы с "опиумом народа" - религией. В Калинине уничтожаются церкви, арестовываются священники. В апреле 1935 года с благословения горкома взрывается Спасо-Преображенский собор - Анна Степановна награждается почетной грамотой за благоустройство города. Ни грамма сомнений в правильности политики партии и ее вождя, и Анна Степановна, наверное, искренне убеждена, что "товарищ Сталин дает образцы, как можно совместить гигантские победы с конкретным руководством на каждом отдельном участке. Это - гений, и только великий народ мог воспитать такого прекрасного руководителя, как товарищ Сталин".
      Энергичного руководителя заметили - ее с 1930 года избирают кандидатом ЦК ВКП(б), она участвует в работах XIV-XVII съездов, а на последнем - 17-м съезде - выступает в прениях. Видимо, это выступление стало для нее роковым...
      В 1935 году образуется Калининская область. Оргбюро ЦК ВКП(б) по Калининской области занимается формированием областной партийной организации, и Калыгину назначают (избирают - по сути это одно и то же) вторым секретарем Оргбюро - будущего обкома. Анну Калыгину ценят, ее знают в ЦК, с ней соглашаются, она критикует, выражает собственное мнение. Может, поэтому в апреле 1936 года ее и 1-го секретаря обкома Михайлова переводят в Воронеж, где Калыгину избирают 1-м секретарем Воронежского горкома ВКП(б), однако в марте 1937 года она стала исполнять обязанности второго секретаря горкома. В Воронеже живет и работает директором Воронежского вагоноремонтного завода им. Тельмана ее муж Эрнест Липшиц.
      Это было время Николая Ежова, наркома внутренних дел. Хозяин - "великий вождь" тов. Сталин - руками Ежова беспощадно расправляется с явной и тайной оппозицией, которая отчетливо дала о себе знать на XVII съезде. Съезд избрал ЦК в составе 139 членов, в числе которых была и Анна Калыгина. Возможно, она была среди тех, кто на съезде голосовал против Сталина...
      19 мая 1936 года состоялся 26-й пленум Воронежского горкома, который освободил ее от обязанностей второго секретаря, вывел из состава бюро и членов пленума горкома "без основания причин освобождения", как гласит архивная справка. 26 июня она была арестована ГУГБ НКВД СССР по обвинению в руководстве "право-троцкистской террористической организацией" в Калининской области. Это она-то, награжденная редким тогда орденом Ленина? Анна себя виновной не признала.
      27 ноября Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила семерых бывших кандидатов в члены ЦК: Балицкого, Калыгину, Комарова, Кубяка, Любимова, Носова и Сулимова к расстрелу, и в тот же день они были расстреляны. Суд тогда вершился скорым.
      В те жуткие годы среди известных тверских, потом калининских партийцев были расстреляны Криницкий, Михайлов, Чудов, Аросев, Невский, Полуян, Смирнов. Они посмели иметь собственное мнение.
      Из 139 избранных членов и кандидатов в члены ЦК Сталин уничтожил руками Ежова 97 человек. Ежова "убрали" в 1940 году. Не знаменитых простых людей погубили в СССР сотни тысяч.
      Большевистский Молох продолжал пожирать своих детей.

Борис Ершов
      По материалам Тверского и Воронежского Центров документации новейшей истории; книги С.Н. Корсакова "Тверские руководители (1917-1991)".

СОЛДАТСКАЯ МАТЬ НА ВОИНЕ 

Когда в далеком уже 1995 году Россию потрясла первая чеченская война, все содрогнулись от ужаса. Настолько вся эта кампания была бесчеловечной. Все тяготы военных действий легли на плечи наших солдат. И, конечно, на плечи их матерей, которые отправляли своих сыновей в Чечню, ждали, волновались за них, страдали и мучились вместе с ними.

СЕГОДНЯ наш рассказ о простой тверской женщине Ирине Викторовне ЛИСИЦЫНОЙ. В 1995 году ее восемнадцатилетнего сына, призванного служить Родине и только что принявшего присягу, послали в Чечню. Что испытывала мать после такого известия, вряд ли в настоящее время нам можно понять. Это был шок! Она и еще многие тысячи матерей пребывали в трансовом состоянии. Что будет с их сыновьями? Ответ на этот вопрос не знал никто, хотя в части клятвенно заверяли, что в боевых действиях он участвовать не будет. Надежды на это было мало. Когда же Ирина Викторовна узнала, что ее сын, а вместе с ним еще многие и многие воюют в Чечне непонятно за что, она вместе с двумя такими же, как она, солдатскими матерями приняла решение: лететь в Чечню, узнать, как там обстоят дела, и проведать своих сыновей.
      Это решение было подогрето еще и тем, что от солдат не было никаких известий - ни писем, ни телеграмм. Судьба сыновей была абсолютно неизвестна. Тогда же было принято то судьбоносное решение - лететь.
      Прежде чем осуществить задуманное, Ирине Викторовне пришлось сделать еще многое. Ясно, что в Чечню она собиралась ехать не только к своему сыну. Она ехала ко всем солдатам, служившим там. Для нее они были такими же родными. Она пошла в администрацию города, области, в военный комиссариат с просьбой посодействовать и помочь попасть в Чечню. Ирина Викторовна активно участвовала в комитете солдатских матерей. Вместе с другими матерями она стала просить помощь для наших солдат. Пресса тогда активно поддержала задуманную акцию. Собирали помощь для всех и ото всех. Равнодушных не было. Каждый хоть чем-нибудь да помогал: кто-то по-крупному, а кто-то - в основном родители - присылали просто посылки или чаще всего письма, просьбы выяснить, жив их сын или нет. Это был самый главный вопрос.
      Попасть в зону боевых действий было не так-то просто. Но выезд разрешили. Было выделено несколько мест в самолете, летящем в Чечню. О тяготах перелета Ирина Викторовна не стала рассказывать, но можно догадаться, что пришлось ей испытать во время него.
      Вечером прилетели в Моздок. Вокруг сплошные обстрелы. На ночь отвели помещение практически без окон и дверей. Там и ночевали. Ночлег этот оставил неизгладимые воспоминания. Грязь, запустение были в этом доме. Самое страшное, что пришлось тогда увидеть, это стол с хирургическими инструментами, который содержался в жутких антисанитарных условиях. Толстый слой пыли покрывал их. Как тут не дрогнуть сердцу матери! Самое ужасное, что в соседней комнате ожидал прибывших еще больший ужас. Там один на одном были сложены трупы молодых ребят. Убиенных невинно. Этот страшнейший шок сопровождался указанием молчать. Эмоции, какими бы они ни были, выражать было нельзя под страхом смерти.
      На следующее утро стали искать часть. На перевале колонну с машинами обстреляли. Везде смерть, везде опасность. Но, несмотря на нее, Ирина Викторовна и другие матери не прекращали поисковой работы. Они искали своих. Солдаты же видели в них своих мам, они просили забрать их из этого пекла. Но разве было это возможно?
      Ирина Викторовна рассказывает, что они искали повсюду, ими были обследованы почти все госпитали, в которых было находиться просто невозможно. Солдатские письма, которых так ждали дома, лежали целыми мешками, никем не отправляемые. Сам вид защитников отечества (только от кого и зачем) заставлял содрогнуться. Валенки, обмотанные полиэтиленовыми мешками, от влаги не спасали. Вода хлюпала, ноги находились все время в холоде. О еде и говорить не приходилось. Пшено, превратившееся в сплошной ком, есть было просто невозможно, но солдаты это ели. Вытерпеть это были способны немногие. Солдаты были все черные, исхудавшие, грязные. Все время спрашивали Ирину Викторовну и других приехавших матерей, откуда они, просили опять же забрать...
      Несмотря на такую ужасающую обстановку, начальство не предъявляло солдатам меньше требований. Ирина Лисицына рассказывает, что они наблюдали за тем, как солдаты шли в баню и у кого-то был не так застегнут воротничок. Тогда начальник заставил всех их копать землю. Изможденные, солдаты падали с лопатой.
      - Мы стали ругаться, - вспоминает Ирина Викторовна, - нам невозможно на это было смотреть, как издеваются над ними, но все равно мы ничего сделать не могли. Хорошо, что вообще нас туда пропустили.
      В дальнейшем они стали собирать по госпиталям письма от солдат, чтобы впоследствии их отправить домой, родителям. Был и неприятный случай, но это мягко сказано. Среди писем врачи умудрились всунуть им похоронку. Письмо с ней было адресовано на сельсовет Бежецкого района Тверской области. Когда же по совершенной случайности мать открыла это письмо, там ее ждало страшное известие...
      Единственным положительным моментом в этой поездке была встреча с тверскими хирургами, которые работали тогда в Чечне. И все. Остальное же - боль и страдание...
      Чеченская война до сих пор не закончена. Мы не знаем, как там. Но мы знаем, как было, знаем это по рассказам, по воспоминаниям матерей, которые побывали там. Не верить мы им не можем. Все, что они рассказывали и будут рассказывать, - истинная правда. Та правда, которую никогда не скажут по радио или телевидению. Она останется в их душах, в их сердцах. О ней будут напоминать матерям их сыновья, вернувшиеся с войны инвалидами и калеками, людьми с психологическими, душевными и телесными травмами, от которых излечиться будет непросто.

Евгений Пантелеев Фото Анаиды Джилавян

ЖЕНЩИНЫ ЗАЩИЩАЮТ ТВЕРСКУЮ КУЛЬТУРУ

Есть в Твери официальные комитеты и даже управления, где изрядный штат служащих получает зарплату за "поддержку и развитие культуры". Есть и общественные организации, в которых объединились те, кто занимается делом защиты культуры по велению своей души. Бесплатно.

ГОДА три назад в Твери прошла акция под девизом "Чистое слово", участники которой протестовали против употребления в деловом и межличностном общении нецензурных слов и выражений. Она имела большой резонанс в нашем городе, инициативу подхватили в других городах, и с тех пор борьба за чистоту русского языка идет не переставая.
      Наверное, многим неизвестно, что начало этому положило Тверское отделение Международной общественной организации "Лига защиты культуры", куда вошли представители ряда гуманитарных учреждений Твери, в основном женщины.
      "Лига" оказалась деятельной организацией. Спустя некоторое время она организовала в Твери научную конференцию философско-этического направления с названием "Человек, культура, развитие", в которой приняли участие именитые гости, включая космонавтов и ученых. Членам "Лиги" удалось участвовать в марш-протесте на штаб-квартиру НАТО в Брюсселе вместе с 30 группами из европейских стран. Российскую группу составляли в большинстве своем тверские представители. В 1999 году наши дамы участвовали в проведении "Круглого стола" в Государственной Думе, посвященном теме "Роль женщины в представительстве культуры", осенью прошлого 2000 года в Твери прошла конференция "Этические проблемы местного и регионального управления", организованная "Лигой". В апреле 2001 года планируется проведение еще одной конференции в Твери с условным пока названием "Информация как средство совершенствования сознания".
      Российская "Лига защиты культуры" была основана в 1996 году, в число ее учредителей вошли такие известные в России деятели культуры, как покойный академик Дмитрий Лихачев, космонавт Владимир Аксенов, директор института мозга РАН Наталья Бехтерева, физик Сергей Капица. Почва для создания в Твери отделения "Лиги" была готова - Тверь славится своими культурными свершениями и в этом отношении хорошо "смотрится" на общероссийском фоне. Однако не будь инициативы трех замечательных женщин, взявших на себя ответственность по организации отделения "Лиги" - ее бы у нас не было: это Инна Образцова, избранная председателем отделения, ее два заместителя-помощника Лариса Ораевская и Ольга Якубовская. Вскоре в "Лигу" вошли еще тверские деятельницы культуры из вузов, библиотек, других организаций. Принимают участие в работе "Лиги" и мужчины, например, доктор военных наук Сергей Бурмистров из военного университета ПВО, Андрей Мезенко - ученый секретарь научного Совета ТГТУ. "Лига" в своей деятельности тесно сотрудничает с Рериховским обществом, проводя с ним совместно дни культуры в Твери. Их целью, как сформировано в уставе "Лиги", является "содействие духовному совершенству жителей Твери в сфере культуры на основе веротерпимости и уважения ко всем религиозным и духовным учениям, служащим общему благу". Немного длинно и отвлеченно, зато верно и от души. А потому пожелаем "Лиге" творческих успехов в ее благородном деле.

Борис Ершов

На фото: активистки тверского отделения "Лиги защиты культуры" (слева направо): Лариса Ораевская, Инна Образцова, Валентина Успенская.

"СЛЕДУЮЩАЯ ОСТАНОВКА - УЛИЦА ЗИНАИДЫ КОНОПЛЯННИКОВОЙ"  

Топонимика во всех городах отражает большей частью "вклад" мужчин в историю. Но на тверской карте много и женских имен.

Александра АРТЮХИНА (1889-1969), из Вышнего Волочка, революционерка, активная участница женского коммунистического движения. Директор ряда текстильных фабрик в Москве. Ее фамилию носит новая улица в микрорайоне "Юность".
      Лидия БАЗАНОВА (1920-1944), радистка партизанского отряда, училась в Редкине, затем в Калининском текстильном техникуме, в 1942 году добровольно ушла на фронт, действовала в Бобруйске и Бресте. Схвачена гестапо в апреле 1944 года, об этом стало у нас известно лишь в 1966 году. В ее честь переименована улица Солодовая в Центральном районе.
      Вера БОНЧ-БРУЕВИЧ (1868-1918), врач, революционерка-подпольщица, член первой коллегии Наркомздрава СССР. В ее честь в 20-х годах переименована улица Борисоглебская в Пролетарском районе.
      Надежда ГОНЧАРОВА (1902-1963), актриса нашего драмтеатра, народная артистка РСФСР, родом из Твери, окончила женское коммерческое училище, сыграла более 300 ролей, любима публикой, похоронена на Первомайском кладбище. В ее честь переименована бывшая ул. 3-я Профинтерна в Пролетарском районе.
      Тамара ИЛЬИНА (1921-1943), партизанка-разведчица, родом из Твери, окончила СШ №1, училась на физмате пединститута, в 1942 году зачислена во 2-ю партизанскую бригаду, в схватке с врагом подорвала себя гранатой. Ее именем названа бывшая улица Гаражная в Московском районе.
      Зинаида КОНОПЛЯННИКОВА (1879-1906), террористка из левых эсеров. Сама из Петербурга, в 1906 году из браунинга застрелила генерала Мина, казнена в том же году. Ее именем названа бывшая улица Воскресенская в Заволжье.
      Зоя КОСМОДЕМЬЯНСКАЯ (1923-1941), партизанка, уроженка Москвы, добровольно пошла на фронт в 1941 году, схвачена немцами, казнена как диверсант. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. В ее честь названа новая улица в Пролетарском районе.
      Роза ЛЮКСЕМБУРГ (1871-1919), деятельница немецкого и польского рабочего движения, основательница (вместе с К. Либкнехтом) компартии Германии. Убита в 1919 году. До революции улица сначала называлась Воскресенским переулком, затем Сергиевской улицей в Затверечье.
      Полина ОСИПЕНКО (1907-1939), летчица, Герой Советского Союза, обладательница 5 международных женских авиарекордов. В ее честь названы две сравнительно новые улицы в Затверечье.
      Софья ПЕРОВСКАЯ (1853-1881), террористка из "Народной воли", принимала активное участие в подготовке и убийстве 1 марта 1881 года императора Александра II, в том же году казнена вместе с гражданским мужем Желябовым. Дореволюционную улицу 1-я Никольская в Центральном районе назвали в ее честь в 20-х годах.
      Марина РАСКОВА (1912-1943), известная летчица, Герой Советского Союза, участник дальних перелетов в экипаже Гризодубовой. Ее имя носит новая улица в Пролетарском районе (между Волоколамским шоссе и Октябрьским пр-том).
      Паша САВЕЛЬЕВА (1918-1944), подпольщица, родом из-под Ржева, с 1940 г. работала в г. Луцке Волынской области, на Украине. В 1943 году возглавляла Луцкое подполье, схвачена гестапо, заживо сожжена на костре 14 января 1944 года. В ее честь переименована улица Полярная в Заволжье.
      Валентина ТЕРЕШКОВА (род. в 1937 году), ивановская ткачиха, затем первая в мире женщина-космонавт, Герой Советского Союза. В ее честь в 1963 г. в Твери переименована бывшая Новопромышленная площадь Московского района.
      Зинаида ТИМОФЕЕВА (1922-1942), партизанка-минер, родом из Твери, табельщица вагонзавода, в 1941 году добровольно ушла на фронт, затем зачислена в партизанский отряд, попали в окружение с Екатериной Фарафоновой, обе взяты в плен в Псковской области и расстреляны. Ее именем названа бывшая улица 2-я Поселковая в Заволжье.
      Екатерина ФАРАФОНОВА (1922-1942), партизанка-минер, родом из Твери, лаборантка городского молочного завода. Прежнее название улицы - 2-я Шевченко в Заволжском районе.
      Мария УЛЬЯНОВА (1878-1937), сестра Владимира Ленина, после революции была организатором рабселькоровского движения. Улица и три проезда в ее честь находятся в пос. им. Крупской Московского района.
      Лиза ЧАЙКИНА (1918-1941), партизанка, Герой Советского Союза, родом из-под пос. Пено, разведчица Пеновского отряда, схвачена по доносу и после пыток расстреляна. Ее именем названа новая улица в Пролетарском районе.

Составил Борис Ершов

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru