Архив номеров

    ГОРОДСКОЙ СЮЖЕТ
  ЧУДЕСА НЕРУКОТВОРНЫЕ

  АРКА, являющаяся частью Вознесенского собора, давно привлекала мое внимание. По разным поводам. Здесь, на фотографии, отражены не все ее прелести. А расположена она на углу одного из центральных перекрестков Твери; внутри нее, справа, вход в собор, а на самом верху арки находится колокольня.       В годы моего советского детства никакого собора в этом здании не было. Арка служила приютом для целующихся влюбленных, а также для тех, кто в жаркий день ищет прохлады, а в дождь - спасения от него. Помню время, когда арка эта была оккупирована неформальной молодежью, и благодаря великолепной акустике прохожие могли ознакомиться с шедеврами репертуара Б. Гребенщикова, Егора Летова, Виктора Цоя и прочих идеологов дня вчерашнего.
      Все это далеко в прошлом. Собор был восстановлен лет десять назад и ныне процветает. Оглушительно звонят колокола, в арке гнездятся нищие, а величественные батюшки приезжают служить на не менее величественных иномарках, и это вызывает в народе не классовую ненависть, а священный трепет и благоговение... Я гляжу на это дело не "с древнерусской тоской", а, скорее, прищурившись, как Клинт Иствуд. Единственное, что было для меня утратой - часы. Высоко над городом, там, где сейчас по нам звонит колокол Вознесенского собора, раньше были устроены электрочасы и электротермометр - очень удобная, скажу я вам, и удачная придумка. Тверичане долго еще не могли привыкнуть к отсутствию этих удобств и по-прежнему выворачивали шеи с надеждой выяснить, который час и сколько градусов... На этом краткий экскурс в историю заканчиваю, поскольку нынешняя жизнь арки гораздо занимательнее. Судите сами.

"НА ВСЕ ВОЛЯ БОЖЬЯ"?

Быть может, внутренняя жизнь постоянных обитателей арки и осталась бы незамеченной. Но случилось так, что ходить на работу по утрам мне предстояло мимо Вознесенского собора. Причем самый короткий путь лежал именно через арку, где стояли неутомимые стражи материального благополучия, те самые, да с протянутыми руками. Я ничего не имею против освобождения моих карманов от лишних денег, но только тогда, когда дело это добровольное и приносит мне если не радость, то, по крайней мере, удовлетворение. А если я не хочу давать денег этим людям, что ж, на все воля Божья...
      Но внутристоящие, видимо, так не считали. Всякого, кто приближался к ним, встречали они елейными вздохами и медоточивыми улыбками. Не робкая надежда, а полная уверенность в том, что дадут, царила здесь, и напрасно. Я не давал. Они мне не нравились. Не нравились ни разу. И изо дня в день продолжалась наша почти молчаливая борьба за мою погибающую душу. Признаюсь, в первые два-три месяца борьба эта меня изматывала: пройти с улыбкой мимо навязчивых "мытарей" было несложно, но вслед мне почему-то доносилось ядовитое шипение их шепота. Мое настроение слегка портилось, но инцидент быстро забывался, до следующего утра.
      Можно считать, что битву за свою душу и свой карман я в конце концов выиграл. Меня запомнили: с надеждой уже не смотрели, но и вслед шипеть перестали. И на том спасибо. Видно, дошло до них наконец одно из бесспорнейших откровений духа - "на все воля Божья". А значит, и на мое безмятежное "не хочу" тоже.
      Но на этом дело не кончилось...

"ХОЧЕШЬ ПРОЙТИ? - ПЛАТИ!"

Отвоевав у "мытарей" право на свободу волеизъявления, я вскоре обнаружил, что вообще-то пройти сквозь арку безвозмездно никто не в силах. Даже самых бессовестных моих знакомых и сотрудников совесть начинала мучить настолько, что они либо обходили арку (а это немалый крюк), либо откупались. Оказаться внутри и не заплатить почему-то ни у кого не получалось. Обнаружив эту закономерность, я начал свои наблюдения, силясь постичь тайну сего феномена.
      Вначале я думал, что все дело в силе воли и характера. И целью моих наблюдений было установить пропорциональное соотношение "дающих" и "игнорирующих". Действовал я, озаботившись отнюдь не вопросами веры, совести или психологии, но более практическими соображениями: любому понятно было, что путь через арку, по прямой - короче и удобнее. А по логике вещей получалось так: хочешь пройти к перекрестку по короткой дороге - плати. Средневековье помните? Там так же было. Некие проходимцы строили (или захватывали), например, мост через реку. Хочешь попасть на другой берег - плати. Иначе только вплавь...
      Так вот. Наблюдали за аркой на протяжении недели по очереди мои друзья-журналисты. Результаты выглядели так: из 100 прохожих 68 человек проходили через арку и платили нищим, 42 шли бесплатно, но в обход. На вопрос: "Почему вы обходите арку, это же крюк?" - большинство отвечали: "Нет мелочи". Тех, кто платил, спрашивали: "Почему вы подаете нищим?" Отвечали по-разному: "Я всегда подаю", "Это же - традиция", "Не знаю, подаю, и все"... Но один из прохожих был раздосадован и возмущен одновременно: "Почему даю? А и сам не знаю. Ведь не верю я в их благие намерения и в нищету не верю. Но сколько хожу здесь, а просто чудеса какие-то творятся. Не собираюсь я им подавать, а подойду поближе, и - вот чертовщина! Рука сама собой в кошелек лезет... И опомниться не успеешь, а уже полтинник у них, и они уже благодарят, обещают тебе все блага небесные. Сам себе удивляюсь, ведь не хотел же давать. Будто кто-то за меня действует. Я специально несколько раз тут проходил, и все одно выходит: раскошеливают меня силы небесные. Не знаю, что и думать. А вы еще спрашиваете..."
      Замороченный гражданин ушел, придав нам энтузиазма - благодаря ему наше расследование повернулось в совершенно иное русло. И вскоре, почти случайно, нами таки был обнаружен "корень зла (или "корень добра", как хотите)...

БОЖИЙ ДАР БОЖЬЕГО ОДУВАНЧИКА

В арке обычно "дежурили" три-четыре постоянных попрошайки, а в хорошую погоду привозили коляску с ребенком - для пущей наглядности. Как-то раз на месте не оказалось одной из колоритнейших бабулек. Называли ее кто Лукерьей, кто - Лизаветой, а наверняка никто не знал. Было ей лет семьдесят, и славилась она особой цепкостью и буравящим взглядом. Итак, божий одуванчик Лукерья-Лизавета не пришла, и сразу же наша статистика разбилась вдрызг: арку никто не обходил, а большинство прохожих совершенно равнодушно проходили мимо протянутых рук и жалобных причитаний. Так было дня два, потом Лизавета-Лукерья снова встала на пост, и все пошло по-прежнему.
      В общем, именно благодаря ее присутствию в арке Вознесенского собора мирные граждане испытывали непреодолимое желание отдать всю имевшуюся наличность "бедствующим" попрошайкам. "В деле" были я праздношатающиеся бомжи-карманники, которые отслеживали местонахождение кошельков и денег и легко находили подходящий объект для дальнейшего обезналичивания...
      Следующим этапом моего исследования был эксперимент. На место действия "нерукотворных сил" был вызван известный врач-гипнотизер, настоящий "удав". Он мог усыпить или ввести в транс кого угодно. Но с бабой Лукерьей-Лизаветой этот номер не прошел. Почувствовав на себе его взгляд, она вместо того, чтобы расслабиться и уснуть, уперлась в его глаза не менее пронзительным взглядом. Я, наблюдая все это со стороны, чувствовал, что в радиусе 4-5 метров от этих двух монстров гипноза атмосфера раскалена настолько, что вот-вот искры полетят...
      
      Короче, победила дружба. Гипнотизер сказал, что бабка несокрушима и может больших дел наворочать, и ушел восстанавливать поистраченный потенциал. Лукерья-Лизавета тоже долго не простояла, убралась восвояси, но на следующий день появилась и с удвоенной силой принялась сшибать с граждан во славу Господа, меня же эта цирковая программа больше не интересовала. Иногда я водил к арке своих знакомых, проверяя их на прочность, но и только. Опубликовал, правда, незатейливую заметочку в одной из местных газет "0 божьем даре божьего одуванчика" и по-прежнему ходил на работу коротким путем, не упуская случая заговорщически подмигнуть Лукерье-Лизавете. Она, видимо, зла на меня не держала. Мне даже казалось, что в ответ она тоже совсем незаметно подмигивает, краем глаза, чтобы не заметили "дающие".
      
      А недавно Лукерья-Лизавета с привычного места исчезла. Видимо, надолго, если не навсегда... Нет-нет, ничего плохого с ней не случилось. Просто один из местных авторитетов, прочитав мою статейку, решил, что Лукерью-Лизавету надобно использовать на полную катушку, чего уж мелочиться, и взял ее к себе на службу. В качестве кого, догадаться несложно.
      Арка Вознесенского собора почти опустела. Люди стали жадны и равнодушны, подают мало и неохотно. С уходом Лукерьи-Лизаветы нарушилась та гармония, о которой гласит важнейшая заповедь халявщиков всех времен и народов: "Да не оскудеет рука дающего, да не отсохнет рука берущего". Оскудела рука дающего.
      Такие дела.

Даниил Волков
      Фото Ларисы Воробьевой

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru