Архив номеров

    СЛУЖУ ОТЕЧЕСТВУ
  ОНИ ЗАЩИЩАЛИ ЧЕСТЬ СТРАНЫ, КОТОРАЯ ИХ ЗАБЫВАЕТ 

При слове "ветеран" почему-то многие из нас представляют себе участника только Великой Отечественной войны или партизана, увешанных ставшими старинными орденами и медалями. Однако наша страна и после 1945 года участвовала в десятках войн и конфликтов, поэтому пришла пора с уважением называть всех соотечественников, защищавших интересы и честь СССР, а потом России, тоже ветеранами. Об одном из них наш рассказ.

1970 год, Египет, район аэродрома Иншас в 40-50 км от Каира в направлении к Суэцкому каналу. Здесь расположилась зенитно-ракетная бригада подполковника Н.А. Руденко. Кругом один песок. Почему они здесь? В конфликте 1967 года войска ПВО Израиля потерпели поражение, а к 1969 году Египет начал "войну на истощение" - артобстрел израильских позиций на захваченном у Египта Синае. В ответ израильтяне устроили воздушную войну: наносили удары по египетским объектам без разбора, гражданский он или военный. Президент Гамаль Абдель Насер попросил дружественный СССР срочно прислать современные зенитно-ракетные комплексы ПВО. Прибытие в Египет дивизии ПВО вместе с бомбардировщиками-ракетоносцами и самолетами МиГ-25 с советскими экипажами отрезвляюще подействовало не только на израильтян, но и на американцев. Неоднократно делались попытки "проверить" боеспособность наших ЗРК С-125...
      В бою главная фигура - командир. От его качеств зависит успех боя. Николай Руденко был из таких командиров, он служил примером выдержки и самообладания (ныне боевой генерал проживает в Твери на заслуженном отдыхе). Четко и грамотно действовал его заместитель - командир маневренной группировки, майор Иван Коваленко - при первом налете 29 июня 1970 года в 18 часов 55 минут, когда над КП на высоте до 100 м пролетела пара Ф-4 ("Фантомы"), он не растерялся, выдавал команды четко и грамотно. Подчиненный ему дивизион капитана В. Маляука первым вступил в бой с "Фантомами", командир быстро разобрался с целями, дал четкие команды расчетам. И первый Ф-4 врезался в песок Египта. Второй пилот не стал испытывать судьбу.
      Это описание боя сухо и бедно. "Люди привыкли, что сражения - это выстрелы, дым, грохот, "ура", - пишет коллега Ивана Коваленко Борис Жайворонок, - в войсках ПВО все не так. Бой для нас - это тишина. Только шуршит вентилятор в кабине и светится экран. А на нем - несколько белых всплесков: самолеты противника. Слова команд сжаты до предела, ты сам - весь в этом экране, каждым нервом чувствуешь, как они приближаются, в какую секунду должны уйти в цель ракеты. Страшное напряжение. Эмоции исключены. Звуков боя почти не слышно - слишком большое расстояние. И только, если ты или сосед сплоховал, ухают разрывы, вздрагивает пустыня, и "Фантомы", "разгрузившись" где-то рядом, поворачивают назад".
      "Фантом" - серьезная машина, израильские летчики - способные ребята. Сплоховал - километрах в трех можно видеть, как горит расположение соседа, а там обгоревшие трупы, разрушения. Война - не игра и не маневры, и в Египте погибали наши люди, но уныния, упадка духа не было. Это было новое поколение российских солдат и офицеров, и оно не уронило чести своей страны.
      ...Иван Кузьмич Коваленко родился в 1935 году в Херсонской области. В 1953 году, закончив среднюю школу, поступил в Житомирское зенитно-артиллерийское училище, успешно окончил в 1956 году его курс и получил строевую должность командира огневого взвода в Запорожском зенитно-артиллерийском полку, оснащенном 100-мм пушками, поражавшими цель на высотах до 16 км. И хотя началось освоение более мощных 130-мм пушек - это был конец царствования ствольной зенитной артиллерии и начало внедрения в войска ПВО зенитно-ракетного оружия.
      В 1959 году полк, где служил Иван Коваленко, был отправлен на Кубу, а ему приказано строить позиции для нового тогда зенитно-ракетного комплекса С-75. В том же году он поступил на учебу в Минское высшее инженерно-радиотехническое училище, окончил его в 1964 году капитаном, получив назначение командовать первой батареей радиотехнических войск в Елгаве под Ригой. Через два года его направили в учебный центр в Югославию, там он отслужил год, затем был назначен командиром дивизиона С-125, а в 1968 году назначается заместителем командира бригады 2-й армии ПВО в городе Лида Гродненской области. Бригада была оснащена средствами ЗРК С-75 и С-125.
      На следующий год вновь вспыхнул арабо-израильский конфликт, и майора Коваленко направили заместителем командира полка, а после командовать маневренной группой в составе трех дивизионов С-125 из разных полков. В 1971 году вернулся домой, его назначают командиром бригады ЗРК в Каунасе, где он и прослужил до 1976 года, после чего Коваленко переезжает с семьей в Калинин на службу в НИИ-2 сначала заместителем начальника управления, затем в 1978 году его начальником. В эти годы ему представилась возможность участвовать в государственных (совместных) испытаниях образцов нового оружия войск ПВО страны, например, систем типа С-200 и С-300, а также в войсковых и научно-исследовательских учениях войск ПВО страны. Иван Кузьмич сожалеет, что за последние годы войска и военная наука перестали участвовать в такого рода мероприятиях.
      Закончил свою военную службу Иван Кузьмич в должности заместителя начальника института по научной работе. Сейчас генерал-майор Коваленко в запасе, но продолжает работу старшим научным сотрудником. Живет вместе с супругой Ириной Федоровной в Твери, у них сын Андрей, дочь Екатерина и двое внуков. Награжден орденами Красной Звезды, Почета, Трудового Красного Знамени, медалью "За службу Родине в Вооруженных Силах" 3-й степени.
      Вроде бы ничего особенного в биографии Ивана Кузьмича, как и в его имени обыкновенного россиянина, нет. Однако, согласитесь, не каждому дано стать генералом, для этого мало отслужить в армии почти 40 лет. Надо ведь и еще иметь что-то в послужном списке.
      За долгую службу в армии - гаранте безопасности и независимости нашей страны - ветераны трудом праведным не нажили палат каменных, и о многих мы вспоминаем лишь в праздничные дни. Мы с гордостью говорим о воинах-интернационалистах, имея в виду прежде всего тех, кто прошел Афган, а теперь - обе чеченские войны. Но почему общество забыло о "корейцах", "вьетнамцах", "египтянах"? Наши ребята защищали честь страны еще и на Кубе, в Анголе, в Никарагуа, в Эфиопии, там они тоже проливали кровь за свою страну. Да, была и Венгрия, и Чехословакия - но это позор политиков, а не солдат и офицеров, выполнявших приказ.
      Спрашиваю Ивана Кузьмича, нет ли у него сожаления, что всю жизнь отдал армии? Нет, отвечает, нисколько. И хотя сейчас служить в армии стало непрестижным, у молодых нет той тяги стать офицером, что наблюдалась в его молодые годы, материальное и общественное положение офицера оскорбительно для такой страны как Россия - снова бы пошел в военный вуз, снова бы надел погоны.
      Уходят ветераны на покой. Им приходит - будем откровенны - неравнозначная замена. Уже и высокие чины вместе с политиками убеждены, что Россия не готова к большой войне, которая может (не дай Бог!) вспыхнуть из-за алчности некоторых зарубежных военных ястребов. Мы в ближайшем будущем можем вести лишь непродолжительную локальную войну. Распад могучей армии, кадровый урон в офицерском корпусе произвел негативный надлом в Вооруженных Силах России. Но есть еще порох и есть еще ветераны, способные передать опыт и знания молодым.
      Офицерский корпус всю свою историю являлся гордостью и честью России и, преодолевая трудности, останется таковым и в будущем. Хочется в это верить.

ТВЕРСКАЯ КАВАЛЕРИЙСКАЯ

  Как говорил один из героев фильма "Офицеры": "Есть такая профессия - Родину защищать". Именно этой профессии обучало молодых людей Тверское юнкерское кавалерийское училище, уходящее своими корнями почти в середину XIX века.

От бывшего кавалерийского училища до наших дней сохранились несколько зданий, находящихся на территории военного университета ПВО или, как мы привыкли называть его за последние годы, Военной командной академии ПВО им. маршала Г.К. Жукова.
      Создание первого в Твери окружного юнкерского училища относится к 1864-65 годам. Первое время оно располагалось там, где сейчас находится Тверской государственный объединенный музей, то есть рядом с Путевым дворцом. После 1865 года оно окончательно переезжает в район Скорбященской церкви, где в то время уже были постройки жандармской команды, городская больница и построенный на территории Артиллерийского лазарета манеж для 7-й Кавалерийской дивизии. То есть это место на берегу реки Лазури давно занимали воинские подразделения.
      Из дореволюционных начальников Тверского кавалерийского юнкерского училища наиболее известен Александр Александрович Бильдерлинг (1846-1912), командовавший училищем около 1875-1877 годов, впоследствии - участник русско-турецкой войны 1877-1878 годов. В русско-японскую войну 1904-1905 годов командовал 2-й и 3-й Маньчжурскими армиями, участник Мукденского сражения, генерал-майор. В период командования 3-й армией у него в штабе генерал-квартирмейстером служил другой знаменитый тверич, генерал-майор Михаил Васильевич Алексеев (1857-1918). А.А. Бильдерлинг был не только кавалеристом и командиром, он - автор проектов памятников Пржевальскому, адмиралам Корнилову и Нахимову, генералу Тотлебену в Севастополе, коменданту Келину и погибшим в битве шведам - в Польше.
      Свое название Кавалерийское юнкерское училище получило в 1901 году. Подобных училищ в России в то время существовало всего два. Первое находилось у нас в Твери, второе в Елисаветграде. Отличие этих двух училищ от таких военных учебных заведений, как Николаевское кавалерийское училище или Пажеский корпус, готовивших офицеров для службы в гвардии, было в более демократичном социальном составе воспитанников. В основном в военные училища принимались выпускники кадетских корпусов, в Тверское же кавалерийское юнкерское училище могли поступить и "вольные" молодые люди.
      Первым было построено здание главного учебного корпуса с учебными классами, спальными комнатами, столовой и большим залом. Постепенно на территории училища возводились другие служебные здания. В 1900 году построены учебно-опытные мастерские, а в 1905 году канцелярский корпус. Это трехэтажное каменное здание. На третьем этаже находилась училищная церковь. Её помещение сохранилось до наших дней, к ней на третий этаж ведет старинная кованая лестница.
      Таким образом, здесь вырос небольшой военный городок, ограниченный с юга рекой Лазурью, с запада бывшей Дровяной площадью, с востока территорией технического училища и с севера бывшей Прогонной улицей, носящей сегодня имя главного маршала авиации Павла Федоровича Жигарева.
      Сейчас трудно сказать, сколько выпускников училища прошли тяготы 1-й мировой войны. Ясно одно, их было большинство. После 1910 года название училища звучит как Тверское кавалерийское училище. В нем нет слова "юнкерское". С таким названием оно просуществовало до 1917 года. Этот год разделил коллектив училища на два лагеря. Старое училище было расформировано, но приказом Наркома по военным делам от 9 февраля 1918 года на его базе были образованы Тверские советские кавалерийские инструкторские курсы РККА. Поменяв несколько названий, они становятся Московской окружной кавалерийской школой, которая была вскоре преобразована в кавалерийское училище им. Л.Д. Троцкого.
      Но все-таки основное название, закрепившееся за этим учебным заведением в советское время, это Тверская, а позже Калининская кавалерийская школа, просуществовавшая до 1932 года.
      В конце 30-х годов на базе этой школы создается Военно-химическое училище. Именно к этому периоду, а конкретнее к 1939 году, относится и постройка нового пятиэтажного корпуса вдоль бывшей Прогонной улицы. Это здание на современной улице Жигарева скрыло от глаз горожан все старые постройки бывшего юнкерского кавалерийского училища.
      Во время войны, в 1943 году, все эти здания занимает Военная академия тыла и снабжения им. Молотова, которая находилась в г. Калинине до 1953 года. В 1956 году её переводят в Ленинград. В этом же году по Постановлению Совета Министров СССР от 14 ноября 1956 года была создана Военная командная академия ПВО, которая и заняла давно обжитые здания бывшей кавалерийской школы.
      С академией ПВО тесно связано имя нашего земляка Главного маршала авиации Павла Федоровича Жигарева, столетие со дня рождения которого мы отмечали в ноябре 2000 года. Павел Федорович в 1922 году окончил Тверское кавалерийское училище и вернулся в знакомые ему стены в ноябре 1959 года уже начальником Военной командной академии ПВО. В этой должности он прослужил вплоть до своей смерти в октябре 1963 года. В 1965 году ул. Коммунальная (бывшая Прогонная) стала улицей Жигарева.
      Ту же должность начальника Академии ПВО с 1981 по 1985 годы занимал и ныне здравствующий генерал-полковник Юрий Михайлович Бошняк. Сам Юрий Михайлович окончил в 1962 году Академию ПВО с золотой медалью. Жители города знают его как генерального директора Тверского объединенного музея и по острым публикациям в тверских газетах.
      И уж если мы говорим об этом небольшом военном городке в центре Твери, то никак нельзя не вспомнить, что через год исполняется 100 лет со дня рождения великого певца, чьё имя связано с Тверской кавалерийской школой. Это, конечно, еще один наш земляк - Сергей Яковлевич Лемешев. Кумир как минимум трех поколений, солист Большого театра, а в юности в 1920-21 годах курсант Тверской кавалерийской школы комсостава РККА. Он проучился в этой школе полтора года. Именно командование Тверской кавалерийской школы, видя талант юного кавалериста, направило его в Москву на учебу в консерваторию.
      Я уверен, что в Твери есть люди, которые смогли бы рассказать об этом небольшом военном городке гораздо больше. А я, заканчивая эти заметки, не могу не вспомнить об опубликованной статье В. Цветкова о том, что с юнкерским кавалерийским училищем связана и первая в Твери губернская сельскохозяйственная выставка, которая разместилась в манеже училища и открылась 24 сентября 1867 года.

Александр Баринов
      Фото из архива Виктора Руденко

КОМАНДАРМ ШОРИН 

Летом 1918 года Советской власти стало туго. В срочном порядке под нажимом Ленина в армию стали призывать офицеров и генералов царской армии. Среди них бывший полковник Василий Шорин.

Он родился в Калязине в 1870 году в семье мещан. Затем семья переехала в Казань, где Василий поступил в Казанское пехотное юнкерское училище. В 1893 году Шорин, уже подпоручик, призывается на Русско-японскую войну 1904-1905 годов, командует ротой. В 1914 году майор Шорин призывается на Германский фронт, в 1915 году высочайшим приказом за боевые отличия производится в подполковники, затем в полковники, а когда в 1917 году наступила в армии "демократия", солдаты выбирают его начальником 26-й пехотной дивизии.
      К лету 1918 года бывший полковник Шорин еще долечивал в госпитале в Вятке свои раны, после чего его эвакуировали в тыл. К этому времени как раз и подошло решение большевиков создать Красную Армию. Шорин был не из последних среди боевых офицеров, его уважали за ратный труд, за раны, он был хотя и "золотопогонник", но не из аристократии, поэтому его происхождение не вызывало еще никаких подозрений. В госпитале его разыскали комиссары сформированной 2-й армии Восточного фронта и предложили должность помощника командарма-2. Василий Иванович согласился без колебаний.
      2-я армия Восточного фронта Советов, куда приехал Шорин, была почти небоеспособным соединением из нескольких партизанских отрядов, оторванных от штаба, окруженных белочехами и колчаковцами, плохо снабжаемых и морально разложившихся. Шорин со своим характером так взялся за дело, что Реввоенсовет (РВС) армии сразу выдвинул его в командующие.
      Шорин в деле организации армии бывал суров, резок, наказывал за расхлябанность, головотяпство, партизанщину. Не всем это нравилось, но вскоре поняли его как командующего и приняли как своего, особенно рядовые красноармейцы.
      Способности командарма Василий Шорин ярко проявил в проведении Ижевско-Воткинской операции, когда РСФСР из-за мятежа Союза фронтовиков лишилась уральских оружейных заводов и Красной армии пришлось зимой 1918-19 годов проводить Пермскую оборонительную операцию на Восточном фронте против генерала Р. Гайды. Прорвать оборону белых удалось сочетанием атаки по фронту с обходным маневром. Шорин награждается орденом Красного Знамени - высшим тогда орденом РСФСР.
      Озабоченный неудачными действиями соседней 3-й армии, Ленин посылает для разбора ситуации И. Сталина и Ф. Дзержинского. Здесь Шорин впервые встретился с будущим диктатором, докладывая ему сложившуюся обстановку. В результате инспекции 3-й армией стал командовать С.А. Меженинов, а 2-я и 3-я армии были объединены в Северную группу под общим командованием Шорина.
      В мае-июне проводилась Пермская наступательная операция, армия колчаковского генерала Гайды была отброшена за реку Каму, взяты города Кунгур, Пермь, созданы условия для захвата всего северного Урала. Шорин показал себя здесь полководцем такого же ранга, как и командующий Южной группой Михаил Фрунзе, однако последний гремел во всех учебниках истории СССР, а Шорина замалчивали. К июлю 1919 года весь Урал был очищен от войск Колчака.
      К лету 1919 года главной опасностью для большевиков стал Деникин. Согласно плану контрнаступления против Добровольческой армии Деникина Особая группа Шорина должна была наносить удар из района Камышина, Балашова, Царицына в направлении на Новочеркасск с целью выйти на Дон и Кубань.
      Контрнаступление красных началось 15 августа, длилось около месяца, но успеха не принесло: Добровольческая армия остановила группу армий Шорина на Дону и под Царицыном. Главной причиной неудач Красной Армии был прорыв конницы Мамонтова (примерно 10 тысяч сабель), которая умело ударила в тыл фронта и устремилась далее в тылы красных, взяв Новохоперск, Козлов, Тамбов, Елец, отрезав штаб Шорина от штаба Южного фронта. Другой причиной явилась нехватка резервов у Шорина. 24 сентября 1919 года РВС Республики разделил Южный фронт на два - на Юго-Восточный (командующий В.И. Шорин, члены РВС И.Т. Смилга, В.А. Трифонов) и Южный (командующий А.И. Егоров, член РВС И.В. Сталин).
      В эти дни произошел инцидент, который потом здорово ударил по Шорину. При разделении фронтов Шорин решил оставить за собой конный корпус Буденного. Об этом стало известно Ленину, а так как вождь не отличался вежливостью и не выбирал выражений, то в телеграмме Смилге он допустил в адрес Шорина выражение "жульничает", имея в виду корпус Буденного, и косвенно обвинил командующего в пассивности при оказании помощи соседу. Телеграмма не изменила ситуации, но в 1938 году она Шорину жизнь попортила.
      30 сентября Василий Иванович Шорин приступил к командованию Юго-Восточным фронтом. Все же главным в те месяцы для Советов стал Южный фронт, против которого Добровольческая армия развернула основные операции. Над Москвой замаячила перспектива сдачи города Деникину.
      Однако 17 ноября красными взят Курск, 31 декабря начался штурм Царицына, в начале января 1920 года его взяли, а также Донбасс, Таганрог, Новочеркасск, Ростов-на-Дону. Красная армия вышла к Азовскому морю и к Северному Кавказу. В связи с этим Юго-Восточный фронт был преобразован в Кавказский, и с января 1920 года фронтом командует Василий Шорин. Однако к февралю 1920 года командование по приказу Москвы принял М.Н. Тухачевский, Василий Шорин через некоторое время назначается помощником главкома всех Вооруженных сил Республики по Сибири.
      В марте 1920 года Василий Иванович уже прибывает в Омск, где в мае принял в подчинение 5-ю армию, имея задачей борьбу с "кулацкими" мятежами и войсками генерала барона Романа Унгерна, фактического правителя Монголии. В начале 1922 года он получает новое назначение - Туркестанский фронт.
      К 1923 году крупные военные операции везде в РСФСР закончились, огромная армия стала не нужна. Василия Шорина назначают заместителем командующего войсками Ленинградского военного округа, где он и прослужил без замечаний до 1925 года.
      В 1925 году Василию Ивановичу шел 55-й год. Его отправляют в отставку и, надо полагать, не по болезни, не в силу "преклонного" возраста. Скорее всего, ему припомнили и его независимость во взглядах, и то, что он бывший "золотопогонник", и нечленство в партии, и несправедливое давнее обвинение со стороны вождя.
      Пенсионер Шорин устроился на работу в Ленинградскую организацию Осовиахима (позднее - ДОСААФ). Потом увлекся идеями группы ГИРД, которую возглавлял будущий патриарх советской космонавтики Сергей Королев, вошел в коллектив разработчиков высотных скафандров.
      Вдруг в 1938 году, на 68-м году жизни, безобидного старика арестовывают и бросают в тюрьму. Обвинение - "участие в контрреволюционной организации в РККА". Полгода держат в тюрьме. Но до судебной расправы не дожил - в тюремной больнице остановилось старое сердце. Похоронили его на Богословском кладбище. Реабилитировали Шорина лишь в 1956 году.
      Так закончил жизнь замечательный военный Василий Иванович Шорин из Калязина.

Борис Ершов

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru