Архив номеров

    ВРАЧЕБНЫЕ ТАЙНЫ
  ЮРИЙ ШАБАНОВ: КОЛЛЕКТИВ МЕДИКОВ ДОЛЖЕН РАБОТАТЬ КАК ОРКЕСТР  

Тверская хирургическая школа, тверские хирурги известны далеко за пределами нашей области и страны. Сегодня на вопросы "Каравана" о прошлом, настоящем и путях развития нашей хирургии отвечает заведующий хирургическим отделением отделенческой больницы станции города Тверь Юрий ШАБАНОВ.

- Юрий Александрович, расскажите о себе, о тверской хирургической школе.
      
- В хирургии я уже 34 года. Имею высшую категорию, 8 лет заслуженный врач республики. Вначале работал в Осташковской ЦРБ, потом в Калининском доме престарелых и одновременно в 6-й городской больнице.
      Очень многим, если не всем, обязан я в своей судьбе бывшему главному хирургу города, заслуженному врачу республики Конджарии Венере Александровне. Она заведовала торакальным и хирургическим отделениями 6-й горбольницы. Ей недавно исполнилось 80 лет. Это основоположница школы тверских хирургов, прямая наследница славы великого Александра Васильевича Успенского, который был главным хирургом области в сороковые годы, после войны. Успенский "гремел" на весь Союз. Тогда Калинин был Меккой для гастроэнтерологических больных, то есть больных с заболеваниями желудка, двенадцатиперстной кишки, кишечника. С нами очень считалась Москва, я уже не говорю о Питере. Тогда восходила звезда Сергея Сергеевича Юдина. У нас он считался и считается до сих пор первым гастроэнтерологом. Они базировались при первой городской больнице, и оттуда вышла целая плеяда очень серьезных, очень хороших хирургов, которые, к сожалению, потом разъехались по Союзу, в первую очередь в Москву и Ленинград.
      Так вот, Конджария была прямой преемницей Василия Успенского. Она передала то, что смогла, что собрала за многие-многие годы работы молодежи, которая сейчас, в общем-то, возглавляет хирургию города. Это заведующий 4-й городской больницы Яков Григорьевич Шурман, заведующий хирургическим отделением ОМСЧ Иван Федорович Конюхов, заведующий хирургическим отделением 6-й городской больницы Горисольд Георгиевич Гвениашвили и вот я. Но мы уже не можем, как Конджария, заниматься и сердечной хирургией, и торакальной, и гастроэнтерологией, то есть быть поливалентными хирургами. Вроде бы это и хорошо, так как узкая специализация - это прогресс, так работает весь мир. Но с другой стороны, теряется способность человека широко мыслить. Клиническое мышление заменяется аппаратурой.
      Что касается хирургического отделения нашей железнодорожной больницы, то это одно из самых оснащенных отделений как раз теми вещами, которые должны быть подспорьем клиническому мышлению.
      - Отделенческая, или железнодорожная - это молодая больница?
      
- Если говорить об истории, то наша больница существует с 30-х годов. В Твери она всегда была на неплохом счету. Больницей же, активно работающей на город, она стала где-то с семидесятых годов. В 1977-м мы пришли в это здание из двухэтажного, коек на пятьдесят, располагавшегося около железнодорожного вокзала. Сейчас у нас 200 коек, хотя по финансовым причинам, скорее всего, их число сократится.
      - Но ведь железнодорожники на тверском фоне являются привилегированной по зарплате частью населения, неужели вам не помогает Министерство путей сообщения?
      
- Железнодорожники и правда получают неплохо. Но медиков это не касается. Даже на зарплату нам отпускают только 70% требуемого. Тем не менее, мы имеем хорошие показатели по городу. Практически 85% наших больных относятся к категории экстренной хирургии. Плановой хирургии у нас мало, как, впрочем, и во всем городе. Особенно в последнее время, когда люди боятся брать лишний больничный лист, боятся потерять работу, когда, чего греха таить, операции оплачиваются, когда приобретать медикаменты приходится самим. Люди стараются дотянуть до последнего и поступить в больницу уже, что называется, извините, ногами вперед, на носилках "скорой помощи".
      У нас еще нет такой культуры мышления, как на Западе, где пациенты понимают, что здоровье - вещь дорогая, поэтому лучше вовремя, затратив минимум средств, получить какое-то лечение, чем потом платить колоссальные деньги и оперироваться с серьезными осложнениями. У нас такого мышления нет. Толпами, тысячами ходят люди по городу с грыжами, варикозно расширенными венами, с хроническими осложненными язвами желудка и двенадцатиперстной кишки, с желчекаменной болезнью и ждут, пока их привезут с сиреной "скорой помощи" и крутящимся синим огоньком. С обычной желчекаменной болезнью или хроническим холециститом - пять дней, и ты дома, а когда поступаешь с гангреной мочевого пузыря, с перфорациями, ты лежишь уже неделями и тратишь массу денег - и государственных, и своих собственных.
      - Кто ваши пациенты: железнодорожники, пассажиры или кто-либо еще?
      
- Мы обслуживаем железнодорожников нашего отделения от Бологого до Крюкова, железнодорожных строителей, а также членов их семей. Что касается пассажиров, следующих на поездах, то они могут быть сняты с поезда и доставлены к нам с острыми заболеваниями.
      Вообще у нас не так много железнодорожников. Если работать только на них, то и делать нечего. Четыре пятых времени мы работаем на город. Попадают к нам и журналисты, и деятели искусства, и профессура медицинского и политехнического институтов, и работники администраций города и области, и врачи, и учителя, и кто хотите. Еще, к сожалению, много бомжей. Это тоже большая проблема.
      - Юрий Александрович, а существует ли специализация вашего хирургического отделения на определенном виде операций?
      
- Специфика у всех больниц города, к сожалению, одинакова - экстренная хирургия. Что же касается более тонкой специфики, то мы занимаемся патологией желчевыделительной системы.
      - И в чем причина появления камней в желчном пузыре?
      
- Причины различны. Сам пузырь в нормальном состоянии попеременно сокращается и расширяется. Мы же имеем привычку поспать после плотного обеда. Мы спим, и пузырь "спит". В этот момент в нем могут начать образовываться камни. Вообще же этой болезнью чаще болеют женщины. Во время беременности плод поднимает желчный пузырь, мешает ему сокращаться. И этого бывает достаточно.
      - Есть ли за последние годы прогресс в операциях на желчевыделительной системе?
      
- Я могу сказать, что мы работаем по последним достижениям. Но есть одно "но", которое опять же упирается в аппаратуру.
      С помощью эндоскопии можно убрать желчный пузырь, червеобразный отросток, произвести гинекологическое вмешательство, резекцию желудка. Сейчас это будущее мировой хирургии.
      Получив сегодня эндоскопические методы из-за рубежа, мы ухватили, к сожалению, лишь верхушку айсберга. Для таких операций требуются и современные ультразвуковые способы диагностики. Они существуют, но аппаратура для этого у нас не очень качественна. С помощью нее можно найти то, что легко находится, а то, что тонко и мелко, можно найти лишь более сложным компьютерным томографом. У нас в области их два. Один в областной больнице, его только запустили. Другой в 6-й городской, он сегодня не работает.
      - Как же выходят из положения хирурги при таком дефиците техники?
      
- Удобное географическое положение - между Петербургом и Москвой - с одной стороны хорошо, потому что мы получаем из столиц передовые методики. С другой стороны, Москву великолепно снабжают аппаратурой, Питер намного хуже, но тем не менее. А Тверь не снабжают никак. И единственным "техническим ресурсом" остаются наши руки. У нас руки лучше, чем в столицах. И не потому, что они по-другому растут, а потому, что возможности все сделать с помощью техники у нас нет. Хотя первый сшивающий аппарат дала миру Тверь. Был у нас такой профессор Александр Васильевич Скобелкин, который в свое время занимался сшивающей аппаратурой. В свое время он признавался лучшим гастроэнтерологическим хирургом мира. Он первым у нас в Союзе занимался лазерной хирургией, и мы делали лазерные аппараты, лучшие и единственные в мире.
      - С точки зрения хирурга, что приносит больному наибольшую пользу?
      
- Проработав 34 года в хирургии, я скажу, что в конце концов приносит больным пользу стабильность, внешняя обыденность без потрясений, фундаментальность, надежность работы отделения, когда хорошо отработаны методики лечения, диагностики. Прооперировать человека может и один врач, а для того, чтобы его выходить, нужен коллектив: врачи, сестры, санитарки, администрация. Хирурги Николай Румянцев, Сергей Крылов, Александр Испрачеев; сестры Наталия Безобразова, Ирина Смирнова, Татьяна Клюева - это то ядро, которое выхаживает людей уже два с половиной десятка лет.
      Коллектив должен, как хороший оркестр, работать под одну дирижерскую палочку. Тогда к вам будут идти, несмотря на все технические трудности. Все это именно и определяет удачу, а удача чрезвычайно нужна и хирургам, и пациентам.

Беседовал Борис Гуров
      Фото Анаиды Джилавян

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru