Архив номеров

    РУССКИЕ ФИЛОСОФСКИЕ ТЕТРАДИ
  ПАВЕЛ ВЯЗОВЧЕНКО ВСТАНЕТ ВО ГЛАВЕ ФИЛИАЛА ЦЕНТРА СТРАТЕГИЧЕСКИХ РАЗРАБОТОК В ТВЕРИ

Долгие годы имя Павла Вязовченко ассоциировалось у тверитян с возглавляемыми им институтом "Тверьгражданпроект" и строительным комплексом. Однако в последнее время о нем все больше слышно как об общественном деятеле. Большой резонанс вызвал прошлогодний первый съезд инженеров Тверской области - как ни смотри, большая часть людей с высшим образованием так или иначе "учились на инженеров", а проблем у инженерно-технической интеллигенции сейчас хватает. Павел Вязовченко был инициатором объединения ученых и инженеров. Он же возглавил родившуюся в итоге работы съезда Верхневолжскую инженерную академию. Недавно стало известно, что Павел Андреевич окончательно покинул пост директора проектного института "Тверьгражданпроект". Поговаривают, что ему предложено встать во главе филиала Центра стратегических исследований (да-да, того самого, который возглавлял Герман Греф, а сейчас - Шаповальянц) по Центральному федеральному округу. Сегодня Павел Андреевич Вязовченко - гость "Каравана". Наш разговор - о тактике и стратегии развития Тверской области.

- Павел Андреевич, каковы предпосылки объединения тверских инженеров?
      
- Если начать с предыстории, то главная предпосылка - обвал экономики области, произошедший за последние десять лет. Все разговоры о начавшемся подъеме пока безосновательны: трубы заводов как не дымили, так и не дымят. Объединение с директорами промышленных предприятий убеждает - чем больше работаешь, тем сложнее работать дальше. Как пошутил один директор: "Живу по-разному: когда мне плохо - за мной приезжает "скорая", когда хорошо - налоговая полиция". В недавнем заявлении лидера фракции "Единство" Бориса Грызлова сказано, что к 2003 году нас ожидает техногенная катастрофа, вызванная полным износом производственных фондов и коммуникаций и т.д.
      Этот катаклизм усугубится тем, что происходит резкая девальвация инженерных знаний. Утеряна система профессиональной подготовки инженеров. В 1989 году, во время последней переписи населения, их в нашей области было 76 тысяч. Сколько осталось - областной комитет по статистике сказать затрудняется. Многие ушли в бизнес, причем у большинства бизнес не очень удался.
      - Самые "молодые" инженеры, оставшиеся на заводах, - старше сорока. Передавать знания, копившиеся не одно поколение, практически некому: молодежь после окончания вузов вынуждена работать где угодно, только не на производстве из-за отсутствия такового.
      
- Да, я совершенно согласен. Наш объединительный процесс начался с инженеров-строителей: они несут наиболее серьезную ответственность перед обществом - именно в их руках сосредоточены наибольшие ресурсы, и их ошибки могут обернуться человеческими жизнями. Было создано Российское общество инженеров строительства - по тому же принципу, что и творческие союзы: с индивидуальным членством, членскими взносами. Идея получила хорошую поддержку, многие просятся вступить. Российское общество инженеров строительства хорошо известно даже за пределами страны - мы имеем право представлять Россию в Европарламенте, участвовать в международных тендерах.
      Но объединение строителей без инженеров из других отраслей - это как-то однобоко, а положение дел в других отраслях даже более серьезно. Студенты учатся на устаревшем оборудовании, и даже если они приходят на заводы - их ждут все те же устаревшие станки. В моде слова "менеджер", "маркетолог", а слово "инженер" звучит порой насмешкой.
      - Какие конкретные действия можно предпринять, чтобы хоть как-то исправить положение?
      
- Чтобы продумать эти действия, мы созвали съезд. Когда зашла речь о выработке названия для объединения инженеров области - а под словом "инженер" имеются в виду и мастера, и директора завода, и ученые - мы подумали: "А почему бы не назвать его академией?" Наша первая задача - создание системы непрерывного послевузовского образования. Без введения этой системы, без отслеживания судьбы каждого инженера мы ничего не сделаем. Механизм уже есть - в Европе, отчасти он начинает работать и в Москве. Инженер, заканчивающий вуз, берется на мониторинг по своему профилю: по существу, это сохранение инженерно-технических кадров.
      Чем мы отличаемся от стран "третьего мира"? Помимо огромной территории и запасов сырья, наше отличие - в интеллектуальном потенциале. Но если произойдет обвал в этой сфере и мы по своему квалифицированному составу не сможем сделать ни космическую ракету, ни атомный реактор - именно тогда Россия утратит свои позиции в мире.
      - Термин "Академия" подразумевает не только прикладные, тактические задачи. Сама суть инженерного подхода к любой вещи заключается в том, чтобы понять принцип ее работы. Каков принцип возрождения Тверской области?
      
- В ситуации кризиса должно быть одно локомотивное направление, способное "вывезти" всю экономику. Международный опыт подтверждает это. Возьмем Финляндию (она всего в 4 раза больше Тверской области): ее основной экспорт - дерево, бумага, полиграфия, т. е. стратегия - это древесина!
      Сегодня никто в Тверской области, даже мы, не может сказать, что при минимальных вложениях, в минимальные сроки даст максимальный результат. Наши товары не годятся для внешнего рынка: ни тверские экскаваторы, ни тверские вагоны миру не нужны. Полиграфия? Опять же, она пользуется спросом лишь внутри страны. Есть отдельные случаи выхода на внешний рынок, но это именно случаи, решающего влияния на экономику области они не оказывают.
      - Тем не менее, у Тверской области есть совершенно уникальный "природный ресурс" - мы очень удачно расположены по отношению к столице.
      
- Надо определить судьбу региона в главном. Либо игнорировать этот факт, либо признать себя "подложкой" и рекреацией для Москвы и научиться извлекать пользу из колонизации региона. Простой пример: через нас проходит автомобильная дорога Москва - Санкт-Петербург. После ее реконструкции дома окрестных деревень оказываются буквально зажатыми асфальтом. В трехстах метрах вокруг трассы такой загруженности ничего не должно расти - а там сады, огороды. 20 тысяч жителей Тверской области живут в зоне влияния трассы, но ни они, ни область не получают никакой компенсации за наносимый вред. Точно так же реконструируется Октябрьская железная дорога, идет реконструкция электросетей.
      Мало того, администрация области дала согласие на проведение через нашу территорию газопровода "Ямал-Европа", который пройдет через Калязинский, Сонковский, Бежецкий, Рамешковский и другие районы. По сути, область перегородит огромная земляная плотина, причем несущая постоянную угрозу экологии. И что имеют от этого тверяки? Рабочих мест - ноль, доходов - ноль. В Бежецком районе, под деревней Новинки, планируется устройство подземного резервного газового хранилища на 6,5 млрд. кубов - газ будет закачан в карстовые пещеры. Опять же этот резерв не для нас, и тверское население согреться этим газом не сможет даже в самом крайнем случае.
      Столь масштабные проекты требуют широкого общественного мониторинга. В Верхневолжской инженерной академии 18 научных направлений, мы могли бы просчитать все последствия строительства новых газопроводов - от экологических до социальных.
      Пока на тверской земле хозяйничает кто хочет, а область не имеет от этого ничего.
      - Если говорить о других ресурсах, какие, на ваш взгляд, наиболее перспективны в плане развития нашей тверской экономики?
      
- Исходные направления - торф, сапропель, лес, водные ресурсы, курорты и лен.
      Торф в том виде, в каком поставляет его наша торфяная промышленность, большим спросом ни у нас, ни за рубежом не пользуется. Однако на гумусные удобрения, которые из него производятся, спрос высок. Огромный спрос на удобрения из сапропеля. Но надо садиться, смотреть, считать - та ли это отрасль, что может вытянуть всю экономику.
      Делать ставку на лес? Экспортировать лес без глубокой переработки - расточительно. Нужны серьезные расчеты, которые покажут, оправдает ли прибыль вложения.
      Очень серьезные вложения нужны, чтобы получать хорошую отдачу от наших курортных ресурсов. То же можно сказать и обо всем остальном.
      Еще один ресурс, который никогда не учитывается, - интеллектуальный. Заметьте, у нас почти нет законодательной базы, регламентирующей использование интеллектуальной собственности, она никогда не отражается в балансе предприятий. Налоговая полиция, приходя на заводы, начинает описывать мебель, станки. А ведь для того, чтобы парализовать деятельность любого предприятия, достаточно убрать чертежи со стола.
      Надо смотреть на интеллектуальную собственность как на товар. Можно создать банк интеллектуальной собственности и отдать его в трастовое правление администрации области. Из средств, аккумулируемых банком, надо инвестировать научные разработки.
      - Павел Андреевич, насколько верны слухи о том, что вы возглавите филиал Центра стратегических разработок по нашему округу?
      
- После объединения инженеров мы подключили гуманитарную сферу: философов, политологов, социологов. Инженерный корпус привык мыслить конкретными понятиями и не выходит на уровень самоопределения. Философы, политологи и социологи соединяют его с обществом. Они создали в академии отделение социальной инженерии. В процессе взаимодействия родилась идея создания филиала Центра стратегических разработок на базе Верхневолжской инженерной академии. Идея получила активную поддержку в администрации президента.
      - Это пока идея или предпринимаются конкретные шаги?
      
- Все очень конкретно. Я получил предложение возглавить филиал. Сейчас идет формирование финансового механизма - будет создан холдинг при Министерстве экономики, через который пойдут средства. В феврале Центр будет создан.

Беседовали Геннадий Климов и Мария Орлова

МЫ ДАВНО ЖИВЁМ В НОВОЙ ЭПОХЕ

Историки хорошо знают, что магия символических дат соблазнительна, но обманчива. Известно, например, что ни 1000, ни 1001 годы нашей эры не принесли с собой сколько-нибудь значимых перемен, указывающих на наступление новой эпохи. Напряженное ожидание конца света сменилось спокойным ходом десятилетий, и лишь со второй половины XI века началась череда бурных изменений, во многом определивших лицо современной Европы: борьба пап и императоров, крестовые походы, сокрушительное поражение Византии от турок, начало оформления сильной государственности в Англии и Франции.

Третье тысячелетие христианской эры вполне может начаться со столь же долгого "разгона", как началось второе. Не будем забывать о том, что круглые даты воздействуют на психологию людей не только возбуждающе - они порождают и чувство неуверенности, повышенной осторожности в действиях, хотим мы этого или нет. Такими настроениями определяются не только мысли и чувства простых людей - вполне возможно, что политики, генералы и финансисты подвержены им в еще большей степени.
      И все же признаки новой эпохи должны быть различимы пристальным взглядом уже сегодня. Ведь наши далекие предки и в 1001 году могли бы заметить много нового - расчистки лесов и пустошей, возникновение ранних городских поселений, развитие религиозного сознания - если бы они умели смотреть на свою жизнь взглядом историка и знали конечный результат тех процессов, которые начинались на их глазах. Может быть, и мы смотрим не туда и не так, пытаясь обнаружить очевидные проявления новой эпохи, нового тысячелетия?
      Я возьмусь утверждать, что эти проявления сопровождают нашу жизнь на протяжении последних десяти-пятнадцати лет, оставаясь почти незаметными под плотным слоем так называемых "политических и культурных событий", маскирующим реальные и значимые для всех перемены эпохального характера. Если читатель, исходя из обозначенных дат, решит, что речь идет о политических переменах в России, начавшихся с перестройки, то он ошибется.
      Перемены, о которых я говорю, затронули далеко не одну Россию, и к политике эти перемены прямого отношения не имеют. На наших глазах заканчивается "век толп", продолжавшийся в Европе гораздо больше столетия, а в России примерно совпавший с ХХ веком. Кинематограф, массовые политические партии, атомная бомба, поп-культура - все эти великие изобретения "века толп", создающие толпу, развлекающие толпу и уничтожающие ее же с пугающей скоростью, уходят в прошлое. Не только в России люди перестают ходить в кино; не только у нас люди перестают интересоваться политикой; не только Чечня, но и Вьетнам продемонстрировали относительную ценность ядерной дубинки; поп-культура во всем мире превращается в резервацию для подростков, причем даже не шестнадцати-, а двенадцатилетних.
      В этом смысле путь, пройденный в XX веке западными странами, мало отличается от нашего. Русские толпы в целом были более политизированными, чем американские или французские, однако это различие говорит только об одном - создать толпу из русских людей, вчерашних крестьян, было невозможно столь простыми средствами, как родинка на щеке киноактрисы или новый сорт жевательной резинки. Сказанное не означает, что мы хуже или лучше прочих; речь идет о другом - у Запада вряд ли есть основания для завышенных оценок собственного исторического пути в двадцатом веке.
      Интересно, что сначала бытовые и технические новшества последних десятилетий - видеомагнитофоны, компьютеры, аудиоаппаратура высокого качества - "атаковали" эффект толпы напрямую, соблазняя человека повышенным комфортом и полной свободой индивидуальных предпочтений. Иная тактика возникает с появлением Интернета, который уже не нападает на "толпу" - он переводит толпу с улиц и площадей в виртуальное измерение. Интернет не борется с толпой - он просто не воспринимает ее как реальность; он играет с тем, что еще вчера было грозной человеческой массой.
      Оглянемся по сторонам: люди уже давно не хотят стоять в очередях за продуктами и ширпотребом, уже с начала восьмидесятых годов они не хотят ходить на демонстрации, не хотят ездить в переполненном транспорте, читать одну газету на всю страну, жить в коммунальных квартирах, ходить в бани, кинотеатры и столовые. Люди устали от чрезмерной стиснутости, от состояния толпы, и эта усталость намного сильнее и глубже, чем разочарование в социализме. С таким же успехом ее можно связывать и с разочарованием в капитализме, только в данном случае перечень "надоевшего" будет иным: стандарты потребления, реклама, политические дрязги и т.д.
      Что же идет на смену "веку толп"? Здесь наглядных проявлений нового гораздо меньше, однако можно предположить, что грядущий век будет веком элит, причем слово "элита" я сознательно употребляю во множественном числе, подразумевая вовсе не ту "элиту", что не сходит сегодня с экранов телевизоров. Человек, вырвавшийся из толпы, прежде всего нуждается в подлинных образцах профессиональной деятельности, нравственности, практического взаимодействия с обществом и государством. Эти образцы или стандарты во все времена задавались элитными группами разного профиля и состава; их особое положение в обществе вовсе не сводилось к обширному набору привилегий и благ, а определялось в первую очередь обязанностями. Альтернативой "веку элит" вполне может стать "век Интернета", с его виртуальной толпой и размытыми понятиями о деятельности, нравственности, обществе и государстве. Судя по всему, выбор Истории пока не сделан.
      (Окончание следует)

Андрей Чернышов

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru