Архив номеров

    X-FILES
  НАСЛЕДНИК ВЕДЬМЫ  

Ее рассказ менее всего походил на правду. Чудовищная история воспринималась скорее как плод, несомненно, богатой, но не совсем здоровой фантазии, если бы не... Господи, как мог измениться человек за столь короткое время! Всего лишь за полтора года - именно столько мы не виделись с тех пор, как, покинув стены родного учебного заведения, разбежались каждый в поисках своей доли.
      Светка Федосеева отличалась от большинства сокурсников тем, что была неисправимой оптимисткой и одной из тех немногих счастливых людей, кто с детства четко осознает свое призвание. Она была прирожденным учителем и видела себя в будущем только в этом качестве.
      Теперь же, слушая короткие взволнованные фразы и глядя в глаза, в которых не осталось ничего, кроме боли и страха, начинаешь понимать, что эта девушка познала настоящий ад.

Поначалу все складывалось замечательно. Светлане повезло устроиться в одну из лучших школ Твери, и первого сентября, после линейки, она поднималась по школьной лестнице с огромным букетом роз в руках, окруженная веселой гурьбой своих новых подопечных - учеников пятого "Б". Сопровождала их завуч Валентина Ивановна. Властным жестом педагога с тридцатилетним стажем она распахнула дверь класса и, подождав, пока дети рассядутся по местам и угомонятся, начала обычное приветствие.
      - Это Светлана Викторовна, ваш новый классный руководитель... - тут ее взгляд задержался на букете в руках Светланы. Валентина Ивановна открыла шкаф и извлекла оттуда большую керамическую вазу.
       - Славик, сбегай-ка быстренько за водой, - обратилась она к сероглазому мальчугану с первой парты. Парнишка взял вазу и вышел из класса. Вернувшись, он поставил наполненную вазу на учительский стол. Светлана бережно вынула цветы из шуршащей обертки и опустила в воду. И вдруг... Шикарный благоухающий букет прямо на глазах стал вянуть, нежные алые лепестки скорчились, почернели - Светлане показалось, что они даже обуглились. Девушка побледнела и в ужасе отпрянула. В одно мгновение в классе наступила зловещая тишина, нарушаемая только сухим, мертвым шорохом осыпающихся листьев и лепестков. Где-то у окна всхлипнула девчонка... Не потеряла самообладания только завуч, повидавшая на своем веку столько детских шалостей, что удивить, а тем более испугать ее было трудно.
      Чтобы вывести всех из шокового состояния и разрядить обстановку, она подошла к молодой учительнице и, улыбаясь, похлопала ее по плечу.
      - Ну, с боевым крещением вас, коллега. Жизнь современного педагога полна сюрпризов, тут не соскучишься. Знаете, что устроили в прошлом году юные натуралисты из 7 "А"? Полили все цветы в кабинете биологии серной кислотой. Провели, так сказать, научный эксперимент... Славик Антонов, признавайся, что ты налил в вазу?!
      - Вода как вода, - невозмутимо ответил мальчик и в доказательство своих слов подошел к столу и, приподняв жалкий веник, минуту назад бывший роскошным букетом, окунул в вазу палец. - Видите, обычная вода из-под крана.
      Славик быстро отвернулся, но Света успела перехватить его взгляд. Угроза - непонятная разуму, но осязаемая каждой клеточкой тела - вот что уловила девушка в стальном блеске мальчишеских глаз. "Боже, не дай мне сойти с ума!" - наверное, впервые в жизни поймала себя на этой мысли всегда уравновешенная и жизнерадостная Светка Федосеева...
      
      Начались школьные будни. Ребята вполне доброжелательно отнеслись к молодой учительнице. За короткое время она успела хорошо узнать каждого и них не только с точки зрения успеваемости по русскому и литературе, но смогла изучить их характеры, увлечения, привязанности... Только Славик Антонов по-прежнему оставался для нее загадкой. Отчужденность, враждебность мальчика пугали ее в первую очередь потому, что она не могла найти им причины. Упрекнуть его было не в чем. Мальчик хорошо учился, отличался примерным поведением (даже слишком примерным для его возраста, думала Света). Она видела, что у Славика нет друзей. Одноклассники, казалось, побаивались его, а он их просто не замечал. Он не участвовал в общих играх, на переменках в одиночестве сидел за партой, и Света часто ловила на себе его внимательный, изучающий взгляд.
      Шел урок. Светлана взяла со стола указку, и... Раскаленный металл обжег ее пальцы так, что она вскрикнула от боли. Указка упала на пол и прожгла след в линолеуме, удушливый запах горелого пластика распространился по классу.
      - Кто... - она осеклась на полуслове. Нет, это не похоже на обычное детское озорство. Ведь указка только что лежала на столе, среди бумаг - и ничего... Вот он, мистический ужас, который возникает тогда, когда впервые сталкиваешься лицом к лицу с неведомым, что ломает привычные представления о жизни и оставляет впереди только неизвестность и предчувствие чего-то еще более страшного... "Боже, не дай мне сойти с ума!"
      
      В один из теплых осенних дней Светлана сидела в своей комнате за столом и проверяла сочинения. Она дала детям задание написать о своей семье. Солнечный свет лился в окно, и со страниц тетрадей лились такие же теплые, простые и наивные фразы: "Я люблю маму, папу, сестер, бабушку..." Впервые за много дней Света почувствовала себя умиротворенной. Все просто и радостно, если смотреть на мир такими чистыми глазами, как у ее десятилетних учеников... Детские глаза. Двадцать пар глаз... Света вдруг вспомнила эти пугающие холодные глаза Славика Антонова. Вот и его тетрадь. "Моя мама умерла. Я убил ее и убью любую женщину, которая захочет занять ее место..." Ни солнца, ни света, только эти буквы, старательным детским почерком выведенные... в мозгу, в душе, они жгут глаза, и эта боль несравнима с той, что жгла пальцы раскаленной указкой... На крик прибежала из кухни мама.
      - Что с тобой, доченька?
      - Вот. Читай здесь.
      - Что это? Сочинение? - мама тревожным голосом прочитала его вслух от начала до конца. Страх Светы передался и ей, и она ожидала увидеть нечто, доведшее дочь чуть ли не до обморока. Но ничего страшного не случилось. Обычное сочинение пятиклассника.
      
      Родительское собрание подходило к концу. Отец Славика, респектабельный и довольно красивый молодой мужчина, сидел за первой партой, на месте сына - Света попросила родителей занять места своих детей, чтобы было легче их всех запомнить. Все текущие вопросы были обсуждены, и Света колебалась - попросить его остаться для отдельной беседы или нет. "Что я ему скажу? Что мне, психопатке, мерещится всякая чертовщина в нормальных детских сочинениях? Что по вине его сына в классе цветы вянут и указки плавятся - мол, примите, папаша, меры?" Но так хотелось хоть на шаг приблизиться к разгадке этой мучительной тайны, ведь от этого зависит...
      - Светлана Викторовна, могу я с вами поговорить? - мягкий баритон отвлек ее от тягостных раздумий. Что ж, все решилось само собой. Может, к лучшему?
      Алексей Антонов действительно один воспитывал сына. Его жена умерла вскоре после рождения ребенка... Видно было, что воспоминания о событиях десятилетней давности до сих пор болезненны для мужчины. Света вдруг ощутила некую духовную близость с этим человеком и поняла, что их связывает. Та же тайна. Он тоже стремился к разгадке, тоже отчаянно цеплялся за реальность, но...
      После смерти отца Алексей с мамой жили вдвоем. Мама болела, жили бедно, и поэтому постоянно сдавали одну из комнат своей квартиры девушкам-студенткам. Так в его жизнь вошла Алена. Ему в ту пору было двадцать, ей семнадцать, и она приехала в Тверь из глухой деревни Западнодвинского района. Эта робкая, трогательная девчушка сильно отличалась и от своей соседки, и от всех предыдущих юных постоялиц. Те сразу же с головой погружались в городскую жизнь, бегали на дискотеки, чуть погодя - на свидания. Алена, вернувшись с занятий, практически не выходила из своей комнаты, часто ночами корпела над учебниками. Свое рвение к наукам объясняла так: "Я должна учиться, потому что не хочу возвращаться туда". "Туда" - значило, безусловно, "домой", однако в ее устах звучало как "в ад". При попытках более подробно расспросить ее девушка неизменно замыкалась в себе, и даже Алексей, проживший с ней в браке два года, так и не узнал всей правды.
      Свою тещу Алексей впервые увидел только на похоронах Алены. Приехав из деревни, она тут же тоном, не терпящим возражений, заявила о намерениях забрать ребенка с собой. Эта властная, суровая женщина с дьявольским блеском в глазах была похожа на настоящую фурию. "Она словно заколдовала и меня, и маму, мы не могли ей противостоять", - вспоминает Алексей. Да, подумал он, у Алены были причины бояться этой ведьмы. Вырваться из-под ее власти - уже чудо.
      Однако любовь к сыну заставила его преодолеть страх, и он регулярно навещал маленького Славика в деревне. При первом же визите к теще невольное сравнение ее с ведьмой еще более подтвердилось. Дом ее, довольно мрачного вида, стоял на отшибе, почти в лесу. Осторожно порасспрашивав соседей, Алексей выяснил, что Марью Тимофеевну действительно в деревне считают колдуньей. Правда, ничего сверхъестественного в его приезды не происходило, к тому же бабушка хорошо заботилась о внуке, и тревоги его несколько улеглись.
      Когда мальчику пришла пора идти в школу, Алексей решил увезти его в Тверь. "Славик должен получить хорошее образование, и уж, конечно, в городе у него больше для этого возможностей, чем здесь, в глуши". Как ни странно, теща особо не упорствовала, и Славик вернулся с папой в город. "Но, - с горечью промолвил Алексей, - я вижу, что ему неуютно здесь. Он почти не разговаривает со мной. Только летом немного оживляется - потому что на каникулы бабушка забирает его в деревню. Не могу понять, почему ему так нравится в этом диком лесу..." Света наконец осмелилась задать вопрос:
      - Как вы думаете, он чувствует себя виноватым в смерти матери?
      - Не знаю. Боже мой, я никогда не пойму, что творится в душе моего сына, так же, как я никогда по-настоящему не понимал его мать...
      
      Они долго беседовали в опустевшем классе, потом долго гуляли по набережной Волги... Казалось, этот разговор должен еще более усугубить страх Светы, но с отцом Славика страх почему-то отступал.
      Через несколько дней они оба поняли, что нужны друг другу. С тех пор они виделись каждый день, но Света так и не отважилась прийти домой к Антоновым. Хотя в школе все пока было спокойно, она чувствовала, что кошмар только начинается. Девушка была уверена, что Славик затаил злобу и ждет удобного случая применить свои дьявольские способности. Она дерзко ослушалась его предупреждений и должна поплатиться за это. "Нет, я не хочу об этом думать. Я люблю Алешу и буду с ним счастлива, назло всем сатанинским козням". Любовь давала силы жить и одновременно с этим пугала чудовищной неопределенностью будущего.
      Между тем учебный год близился к концу. Светлана заметила, что Славик сильно изменился - стал более дружелюбен со сверстниками, иногда мечтательно улыбался. "Возможно, это всего лишь предвкушение поездки к бабушке. А если..." О возможности скорой мести Света думала непрерывно. Ей теперь действительно было чего бояться - она ждала ребенка, и в июне они с Алексеем должны были пожениться.
      
      В первых числах июня Алексей позвонил Светлане и попросил прийти.
      - Приехала бабушка Славика, завтра они уезжают в деревню. Она хочет познакомиться с тобой.
      Света пыталась отказаться, но Алексей почему-то был уверен, что сегодня ей нечего бояться.
      - Славик увлечен сборами в дорогу, у него отличное настроение. В конце концов, через неделю ты станешь моей женой, когда-то надо налаживать с ним отношения. Ты должна побороть страх, и я хочу, чтобы это произошло до нашей свадьбы.
      Они сидели за столом. Марья Тимофеевна была сама любезность, угощала гостью пирожками, расспрашивала о жизни. Славик весело бегал по комнате, что-то напевая.
      Внезапно Свете стало душно, и она вышла на балкон. Дальнейшее помнится с трудом. Какая-то мощная сила повалила ее с ног. Она вцепилась в балконные решетки, пытаясь удержать равновесие, но они рухнули, и Света полетела вниз с третьего этажа. Падение в цветочную клумбу спасло ей жизнь, она отделалась переломом ноги и ушибами. Но, конечно, о том, чтобы сохранить ребенка, не могло быть и речи.
      Все лето Светлана пролежала в больнице, а потом еще долго залечивала душевные раны. Алексей приходил ежедневно, и он сообщил ей, что Славик останется в деревне навсегда. Но девушка понимала, что после пережитого кошмара счастья с Алексеем ей не видать. Они расстались. Из школы Света уволилась. "После всего этого меня же нельзя допускать к детям", - горько усмехается она. До сих пор ей снится сон. Она падает с балкона, долго летит вниз головой и погружается в кипящую лаву. Ей удается вынырнуть на поверхность, но сверху льется огненный дождь вперемешку с опаленными черными лепестками роз. А в голове звучит насмешливый детский голос: "Это всего лишь вода. Обычная вода из-под крана".

Галина Шерсткина

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru