Архив номеров

    РУССКИЕ ФИЛОСОФСКИЕ ТЕТРАДИ
  ГЛАВНЫЙ РУССКИЙ ВОПРОС В АНАЛИТИКЕ АПОКАЛИПСИСА

1. ВОЙНЫ НЕ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ

Недавно "Караван+" констатировал, что Тверскую область раздирает конфликт поколений. Два года назад, проводя исследования трансформации региональных элит, мы и наши коллеги из других регионов обратили внимание на появление серьезного социально-ролевого и мировоззренческого противостояния политических поколений в регионах России. Были выделены: поколение 60-летних ("старые медведи"); 50-летних ("осторожные львы"); 40-летних ("молодые волки"); 30-летних ("щенки"), а также особый тип межпоколенных мигрантов ("гиены"). Использование зоопсихологического языка для описания тех или иных социальных явлений вполне в духе тверской традиции Ивана Крылова. Сейчас нецелесообразно излагать результаты этого анализа. Отметим только, что конфликт политических поколений заметно проявил себя на недавних мэрских выборах в Твери. Здесь стала явно проявлять себя политтехнологическая стратегия, направленная на формирование политических имиджей поколений. В этом, конечно, нет ничего нового. Известно, что дети - это политическое и иное возмездие для родителей. "Священная война" поколений за место под солнцем идет всегда и везде. К тому же отношения отцов и детей традиционно входят в разряд главных русских вопросов. В России он способен обрести черты Куликовской битвы поколений, а она, как известно, была битвой с унижением и уничтожением русского духа.
      Для современной России противостояние поколений чем-то стало напоминать противостояние различных рас и имеет большее значение, чем классовые столкновения. Особенно когда в борьбу вступают мифы о поколениях, или, как говорят специалисты, "мемы" поколений. Не сделав предположения, что в России действуют несколько "рас духа", связанных с различными поколениями, невозможно понять, как это русские умудрились, несколько раз в последнем столетии сменив свое мировоззрение, не сойти с ума?
      Эпоха межпоколенных информационно-психологических войн в Тверском регионе - войн "молодых волков" со "старыми медведями" - была открыта газетой "Караван", и это не случайно. Развитие рынка информации в Твери заметно опережает развитие рынка политики и рынка финансов. СМИ все чаще вынуждены брать на себя функции общественно-политических структур, что по-своему оттеняет процесс деградации политического и финансового рынков.
      "Караван" положил начало большой политической игре поколений, которая имеет далеко не местное значение. Неместный характер этой игры обусловлен, в частности, появлением на страницах газеты проекта "Русские философские тетради". В войне "Каравана" и "Тверской жизни" дает о себе знать начало коренной перестройки элитарных ориентаций в регионе, появление новых общественных сил, нацеленных на эту перестройку. Здесь проявилась претензия "Каравана" на участие в институциализации новых типов политического лидерства в регионе и на борьбу с противоположными, антилидерскими тенденциями и соответствующим поведением, направленным на недопущение трансформации региональных элит. Понятно, что различные тенденции в регионе, связанные с плутократическими деяниями "старых медведей" против роста новых региональных элит, против коренного изменения регионального элитного фасада, сконцентрировались в газете "Тверская жизнь".
      Но дело не только и не столько в этом. Главное в том, что в информационно-психологической войне двух газет проявили себя принципиально разные понимания патриотизма и связанные с ними мировоззренческие ориентации.
      Особый интерес представляет также то, что в столкновении газет проявилась борьба за чистоту жанра журналистского творчества. Уже замечено, что в период выборов некоторые бумажные и электронные СМИ становятся своего рода пиар-агентствами, т.е. меняют информационный стандарт СМИ на информационный стандарт пиар-агентства без предупреждения главных потребителей своих услуг. По сути, это обман потребителей, а также нарушение журналистской и политической этики. Что же касается "старейшей газеты региона", то ее действия в связи с отступлениями от жанровых стандартов журналистского творчества можно квалифицировать как обман вдвойне и даже втройне - тройное плутовство. Помимо работы в жанре "пиар-агентства без предупреждения" "Тверская жизнь" еще является и "Роман-газетой" без предупреждения", т.е. многотомным собранием избранных сочинений, как пишет сама газета, одного "известного мастера, прозаика и летописца общественной и политической жизни Тверской области", "автора уникального для отечественной провинциальной литературы издательского проекта". К тому же все это делается на бюджетные деньги, т.е. деньги тверских налогоплательщиков. Как говорится, три удовольствия в одном. Чистая плутократия по-русски. Искусство создания тумана, который аналитически легко рассеивается.

2. МАСТЕРСТВО ВИТРАЖНЫХ НАВАЖДЕНИЙ

Уникальность "Тверской жизни" как провинциального писательско-филологического проекта последнего десятилетия ХХ века, возникшего, по существу, на предательстве имени газеты, которая называлась "Калининская правда", заключается в том, что она не является в сущности видом журналистики. Это особый вид литературы, объединяющий, по признанию самой газеты, некие "грани художественной и общественно-политической деятельности", который не имеет аналогий. Да газета этого и не скрывает, называя собственное творчество "неуловимым жанром", а в последнее время - "витражами", признавая тем самым, что в своем писательско-филологическом творчестве имеет дело не с живой реальностью, а с ее витражным отражением. Беда, однако, в том, что, создавая неуловимый жанр, витражных дел мастера рядятся в одежды патриотов и государственников, создавая тем самым некий "неуловимый патриотизм". За подобное творчество - за искусство создания образов не реальных, а искусственных, следовательно, искаженно-оболганных людей, за производство бумажной души в человеке - мастерам витражных наваждений присваивалось не так давно почетное звание "инженеров человеческих душ".
      Отпечаток предательства имени в творчестве газеты "Тверская жизнь" приводит к тому, что ее неуловимый патриотизм превращается в эскапизм, т.е. искусство избегания непосредственного контакта с реальностью. Контакт с живой реальностью идет только через некие витражи, миражи, наваждения, то есть через призму негативного мировосприятия, фокусирующую коллекцию социальных несправедливостей, которая давно собирается и смакуется газетой. Особое место в этой писательской коллекции занимают далекие от Твери, а потому безопасные демоны-олигархи. Навязывание другим синдрома коллекционера несправедливостей, хронического беспокойства до спазма душевных мышц, комка в горле, несомненно, входит в особое искусство растления русского духа. В таких случаях врачи советуют: "Дышите активно и спокойно. Сходите в церковь".
      Конечно, олицетворяемый "Тверской жизнью" некий русский проект паразитирования на негативном мироощущении, создания, если говорить специфическим языком, самой газеты, "крыши" и "зоны" негативного мировосприятия и возведения последнего "в закон", не вполне уникален. В нем есть эффект дежавю. Это атавизм, реликт старого русского интеллигентского мировоззрения, давно и печально известного своей сектантской нетерпимостью к реальности. Это мировоззрение хорошо описано Ф. Достоевским в одном известном антибесовском произведении, написанном в гостинице "Гальяни" в г. Твери. Только то мировоззрение было загипнотизировано российской монархией, а его современная версия - олигархией. Но искусство шельмования реальности, создания кризиса духовной опустошенности в стране, дефицита духовной жизни осталось прежним. Осталось прежним и искусство толпотворения - превращения страны в толпу. Осталась прежней удивительно глубокая враждебность писательско-филологических мыслительных привычек и стереотипов русскому достоинству и будущему всей России. Считая негативное русское мироощущение гораздо более опасным внутренним врагом и для личности, и для России, чем чума, холера, А.С. Пушкин в 1831 году, т.е. в самом начале зарождения русского интеллигентского нигилизма, писал: "Не холера опасна - опасно опасение, моральное состояние".
      Писательско-филологическая критика всего и вся по принципам "не то, не то, не то" и "все есть зло", несомненно, является видом смакования эротического возбуждения. Она создает "интеллект евнуха", который знает, что делать, но не может. Происходит Великая дисквалификация политики и управления. В результате деятельности такого интеллекта возникает и общество-евнух, которое судорожно хочет развиваться, но не может. Происходит Великая дисквалификация политики и управления. В этом плане ущерб, нанесенный экономике, политике и управлению тверского региона негативным мироощущением, формируемым "Тверской жизнью", еще требует своей дополнительной оценки.
      За негативно-мировоззренческой критикой всего и вся, языческим поклонением великому нулю стоит, по сути дела, скрытый призыв к национальному самоубийству, что само по себе, с христианской точки зрения, является глубочайшим грехом и должно получать непримиримый отпор. Искусству шельмования современной реальности должны быть противопоставлены принципы православного патриотизма, нацеленного на глубокое постижение и понимание современности; не коллекционирование несправедливостей и проблем, а поиск новых средств и инструментов их решения. На умение "слышать страну", на умение "все испытав, держаться доброго". Литургически спокойный, а не трагический способ переживания социальных проблем, понимание того, что и у тучи есть светлая сторона, - главная характеристика православного патриотизма, патриотизма длинной и умной воли. Еще во времена Михаила Тверского Русской Православной Церковью и потомками Александра Невского была сформирована идея русской "тишины", активного спокойствия как инструмента сохранения и накопления сил перед решающими битвами. Это было искусство не деланья резких движений, способность, не располагая практически никакими значимыми ресурсами, кроме духовных, формально оставаясь пассивным, держать за горло агрессора, добиваясь его психологического слома. Это было искусство кардинального прагматизма русской Византии, использующей для слома противника все возможности, любых потенциальных союзников вне зависимости от их "святости", морального облика...
      А за примерами творческого применения принципов православного патриотизма далеко ходить не надо.

3. РУССКИЕ ФИЛОСОФСКИЕ ТЕТРАДИ 1901 ГОДА

Архивная история России свидетельствует, что ровно сто лет назад именно с тверской земли началась новая борьба за русскую "тишину", борьба с кризисом интеллигентского сознания в России, экстремистско-сектантским мышлением русской радикальной интеллигенции, ее погромно-террористической психологией, стремлением к дирижированию темными инстинктами толпы, искусному растлению русского духа. Тверские мыслители и общественные деятели Русского серебряного века выступили инициаторами беспрецедентного проекта, имеющего не только российское, но и глобальное значение.
      В марте 1901 года в Твери усилиями известных тверских земцев из "академической курии" (академик С.Ф. Ольденбург, Ф.Ф. Ольденбург и др.), ученых и священников из Москвы и Санкт-Петербурга (П.Б. Струве, П.И. Новгородцев и др.) был создан философский проект "Во имя церкви и свободы совести", заложивший качественно новую мировоззренческую перспективу. Для стабилизации общества необходимо было преодолеть "робость православия", так называемый "паралич церкви", шедший с 1666 года и связанный с капитуляцией церкви перед государством. Возникла идея функционального сближения науки и религии. Их противостояние было признано исторически обусловленным и временным, т.е. имеющим свой конец. Тверской проект был направлен на принципиальное примирение и симфонию науки и христианства, усиление социальной мощи православия, защиту христианского идеализма, превращение науки в щит и меч церкви. Тем самым создавалась нейтральная территория для диалога власти и общества, свободная от правительственных и партийных ограничений. Главное в этом проекте то, что России на этой территории не нужно было сокращать отставание от других стран. Здесь была зона абсолютного лидерства России, зона принципиально невозможной конкуренции с разработчиками проекта, своего рода заповедник будущего. В его основе лежала неведомая доселе идея: сделать симфонию церкви и науки, религии и прогресса, архаизма и модерна центральной культурной темой российского этноса, способной сфокусировать социальную энергию и мягко подавить нарастающую в России смуту, порожденную негативным мироощущением и кризисом интеллигентского сознания. По сути дела, это была идея христианской революции, мирной, благотворной и бескровной, способной вдохнуть новые силы в русский этнос и дряхлеющую державную государственность Российской империи. Таким путем могла бы возникнуть "Византийская Европа", уравновешивающая "Римскую Европу".
      Тверской консервативный проект был важной частью русского духовного ренессанса конца ХIХ - начала ХХ века, ознаменовавшего некий перелом в истории. Проект нес систему утонченных интеллектуальных прозрений и небытовых идеалов, возвышающих его до уровня общемирового явления. Он вкладывал новые созидательные смыслы в российскую историю, создавал логику активного эволюционизма в развитие общества. Исходя из этого, ставились новые задачи перед естествознанием и искусством, психологией и педагогикой, цивилизацией и культурой. Через идею социально-активного христианства и религионизацию науки создавалась основа для согласования научной и религиозной картин мира. Идея религионизации науки предполагала начало нового этапа в христианстве как общего дела науки и церкви, развитие активного догматического творчества церкви в направлении главного евангельского задания: "Больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте" (М.ф. 10: 7-8).
      Возникала система совместной деятельности науки и социально активной церкви в деле спасения и преображения человека, основанной на принципиально новом рывке социальных ожиданий. Этот рывок был бы чрезвычайно нужен и для современной России, в которой имеет место внутренняя трансформация всех подсистем общества, но не происходит позитивной эволюции. Для этого нужно изжить представление о православной церкви как лишь об одной из общественных организаций России, занятой рутинной "организацией нравственной и религиозной жизни народа". Нельзя не сознавать, что усиление социальной мощи православия в современной России - это совершенно конкретная технология, направленная на преодоление всех форм дискриминации русского народа на собственной земле и в собственном государстве, а значит - включение его дополнительной социальной энергии.
      Новый русский подход к мировым явлениям, отвергавший и западничество, и славянофильство как идеологии простых решений, вылился в "Русские философские тетради", направленные на трансформацию мировоззрения православного патриотизма в методологию русского позитивного национализма. Этот взгляд получил выражение в известных книгах "Проблемы идеализма", "Вехи", "Из глубины".
      Тверской консервативный проект посадил на горячий стул всю русскую радикальную интеллигенцию, ведущую свое начало якобы от декабристов, и вылился в целостную аналитику русского Апокалипсиса. Суть русской философской революции в начале прошлого века состояла в открытии нового вида социального противостояния, носящего характер "войны войн" с технологиями толпотворения, различными проявлениями негативного мироощущения.
      Проект суда над технологиями создания толп и их кумиров оказался незавершенным, выступив своеобразной инвестицией в третье тысячелетие. Он был прекращен атеистическим столетием ХХ века, а точнее заморожен в социальных тканях российского общества. Проект оказался выброшенным и из той официальной истории России, в которой декабристы разбудили Герцена.
      С самого начала тверской проект встретил огромное сопротивление. Слишком высокое, казавшееся непосильным, задание он нес. Очень сильна оказалась социально-технологическая установка проекта, направленная на формирование нужного России типа сознания и культуры людей, воспитания всего народа, создания различных систем коллективного действия, общего дела. В основу тверского проекта закладывалась не выработка некой мифически объединяющей русской идеи и русской идеологии. Ставилась задача создания собственно русской философии и соответствующих ей социально-психологических технологий на основе литургического опыта и психодуховных возможностей Русской Православной Церкви.
      Из разных источников складывался терновый венок тверского проекта и возникала историческая отсрочка его выполнения. Отвержение тверского проекта как методологии позитивного национализма исторически едва не привело к отмиранию всей России, ее стратегическому поражению в ловушке интернациональной глобализации. Имея характер интеллектуального полуфабриката и прерванного инновационного цикла, проект не мог не искать пути для своего сжатого, ускоренного, скачкообразного прохождения. Отраженная в тверском консервативном проекте универсальная религиозная проблема, связанная с ролью религии в социальной эволюции и формировании сложных социальных организаций, получала различные, порой весьма странные, проявления в период революций 1917 года и позднее.
      Через сто лет, в декабре 2000 года, были предприняты инициативные действия по "размораживанию" и выводу из исторического анабиоза тверской консервативной традиции. (См. "Караван +" от 27 декабря 2000 г. - 3 января 2001 г.). Речь идет о декабрьской инициативе Тверского отделения Петровской академии наук и искусств и Тверской епархии по формированию научной программы "СОЮЗ НАУКИ И ПРАВОСЛАВИЯ В СТРАТЕГИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ РОССИИ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ" и образовании соответствующего академического центра стратегических разработок. Состоявшийся 25 декабря закрытый симпозиум ТОПАНИ пришел к выводу о необходимости признания православия в качестве естественного интегратора системной целостности России, своего рода последней действующей инстанции в духовной самозащите этой целостности, а также целесообразности объединения науки и православия в изучении сложных и сверхсложных систем и в создании технологий воздействия на сплошные (неатомистические) среды.
      10 января 2001 года в Твери прошло объединенное заседание членов президиума ТОПАНИ и ПАНИ с участием вице-президента Петровской академии наук и искусств А.И. Субетто. На нем были обсуждены вопросы формирования качественно новых механизмов взаимодействия академической науки, Русской Православной Церкви и российской государственности в плане воссоздания, регенерации русской державной традиции.
      Необходимо обратить внимание, что к тверскому консервативному проекту 1901 года примыкали такие известные исследователи сложных систем, как В.И. Вернадский. В продолжение этой же традиции было сформировано учение об этносах Л.Н. Гумилевым. Не случайно основу этого учения составила теория химерических (паразитических) систем и негативного мироощущения как механизма катастрофического "срыва" сложных обществ на уровне инстинкта продолжения рода. По Л.Н. Гумилеву, негативные мироощущения, являясь видом бегства из общества, по своей психодуховной природе сродни действию наркотиков и способны поражать систему социального воспроизводства, связанную с деторождением, приводить к угасанию инстинкта сохранения генофонда как основы человеческого альтруизма. На наваждениях негативного мироощущения лежит кровь нерожденных, они способны уничтожать биологическую силу этноса. Из-за этих наваждений человеческая цивилизация начинает как бы терять опору в реальности, которую могут восстановить только наука и религия. Великий русский ученый видел в мировых религиях последнюю инстанцию в отражении атаки разрушительного действия негативного мироощущения. Таким образом, Л.Н. Гумилев дал совершенно неожиданную и радикальную постановку главного русского вопроса, открыв явление необъявленной войны "отцов" с невидимой массой неродившихся детей.
      Конечно, главный русский вопрос - это русская философия. Это вопрос извечности. Настоящая философия, как известно, вне политики и вне идеологии. Но она не может быть вне социальной технологии, тем более когда возникает социальная ситуация со знаком беды, когда главные человеческие вопросы трансформируются в вопросы о последних днях, вещах и инстанциях.

4. ГЛАВНЫЙ РУССКИЙ "ДОПРОС"

В радикальной гумилевской постановке главный вопрос русской философии о "ЯВИ" и "НАВИ" легко трансформируется в главный русский допрос: "На кого работаете мастера наваждений? Имена, телефоны, явки?! Откуда вы явились со своей безродной философией? Как удалось вам создать демонов из олигархов и прочей плутократии в России? Кто вам передал технологии душегубства национального генофонда и создания из русских безродной толпы в красном?"
      Это означает, что начинается время кардинального прагматизма русской Византии, профессионального, жесткого, способного добывать огонь изо льда, призванного обеспечить новые биовыживательные связи общества и не считающегося ни с какими ограничениями, когда речь идет о защите неродившихся детей, генофонда нации от промотавших все отцов. Очевидно, что государство, завороженное проблемами плутократической экономики и олигархов, не в состоянии противостоять всем угрозам национальному генофонду. Это могут сделать только наука и религия, обладающие естественной времясвязывающей функцией, функцией неразрывной связи поколений, а также СМИ, способные придавать информационному пространству России подлинно национальные качества духовной самозащиты.
      К счастью, смена тысячелетий, празднование 2000-летия христианства знаменуют некий глобальный поворот. Фактор третьего тысячелетия воочию показывает, что не экономический материализм, не смена экономических конструкций определяет ход истории и судьбы людей, а религия - власть духовности. Ясно, что создать из России цивилизацию бизнеса типа Америки, основанную на культе среднего человека и бесцельного материализма, невозможно. Но научно-религиозную цивилизацию, видимо, да.
      Фактор третьего тысячелетия по-своему показывает, как решается в конечном итоге конфликт олигархии денег и власти с естественной олигархией духа. Тем многозначнее выглядят в этом свете возможности "четвертой власти" - СМИ, ведущих между собой ожесточенную борьбу за "власть в воздухе". Начался священный бой светлых и темных "князей воздушной власти". Ожесточение этой борьбе придает величина опасности в случае проигрыша. В подобной войне темным "князьям воздушной власти" вполне по силам загнать в западню главные человеческие инстинкты, поразить национальный генофонд, особенно тогда, когда государство не способно в полной мере противостоять этой опасности.
      Союз "четвертой власти" со своими информационными ресурсами с наукой, наукоемкими технологиями и интеллектуальной мощью русской философии и православия выковывает новое духовное оружие. С помощью него Россия способна выиграть геополитическое сражение XXI века.
      Напротив, превратив политику в плутократический вид бизнеса, Россия, по сути, перестала быть политической державой. В этой ситуации именно "князья воздушной власти" обеспечивают практическое единство страны. Но страна, единство которой обеспечивается фактически СМИ, свободой слова и свободой печати, без свободы совести, т.е. без того, что связывает поколения, крайне неустойчива. Она способна мгновенно погрузиться во всеобщий политический кризис. Возвращение Россией статуса политической державы в ситуации небывалой глубины раскола в обществе, в условиях видимости, иллюзии солидарной поддержки нового президента России различными попутчиками, архисложно. Оно требует кутузовского терпения и длинной политической воли, огромного искусства внутренней дипломатии и духовной самозащиты российской государственности, в формировании которой трудно переоценить роль таких естественных союзников государства, как церковь и наука. Особенно когда СМИ вооружены писательско-филологическими технологиями толпотворения, изощренного растления национального духа, поражения его вирусом негативного мироощущения, что способно превращать любое государство в одну дергающуюся мишень.
      В свете этого становится ясно неместное значение начавшейся в Твери информационно-психологической войны между русскими "старыми медведями" и "молодыми волками". Здесь впервые остро проявилось противостояние неуловимо ложного патриотизма "не слышащих Россию" и подлинного патриотизма, противостояние, связанное с фундаментальной нестыковкой картин мира двух разных поколений. По-видимому, электорат СМИ и политический электорат научится различать через это противостояние двух тверских "князей воздушной власти" ложные грибы на политической опушке Тверской области. Для этого он должен понять, в чью пользу заговор 40-летних, а в чью - заговор 60-летних.
      Думается, что теперь вполне понятен вектор заговора первых - заговора в пользу неродившихся детей, генофонда нации. В чью пользу заговор вторых? Это тема не одного большого разговора. Хотя общий вектор этого заговора тоже вполне ясен. Это заговор поколения, которому просто хочется пожить, не слыша рева нерожденного русского племени. В связи с этим понятно, что патриотизм "не слышащих Россию" направлен на борьбу исключительно за свой статус и престиж. В науке такая элитарная стратегия называется колонизационным рефлексом. При внутреннем колониализме, осуществляемом псевдопатриотическими элитами, нерожденное племя также включается в состав "туземцев" по принципу "после нас - хоть потоп, хоть конец света". Но такие колонизационные рефлексы "отцов", в конце концов, напарываются на политическое возмездие тех повзрослевших "детей", которые, в первую очередь, стремятся установить стратегический контроль над знанием и информацией.
      Таков главный политический вывод в аналитике Апокалипсиса, подсказанный нам исследованием информационно-психологической войны между газетами "Караван+Я" и "Тверская жизнь", а также проекта "Русские философские тетради".

Владимир Осипов, Владимир Гайдуков

От редакции. В следующем номере читайте статью главного редактора "Каравана" Геннадия Климова "Охота на чертей", в которой будет подробно рассказано о том, как на территории Тверской области начинается крупнейшее геополитическое сражение новой эпохи, и о роли в нем некоторых политических деятелей современности, в том числе федерального инспектора Владислава Косенко.

ВАЛЕРИЙ ПАВЛОВ: НАША ЗАДАЧА - СОДЕЙСТВОВАТЬ РАЗВИТИЮ РАЙОНОВ

Бывший председатель Тверской городской Думы, бывший претендент на пост мэра Твери Валерий Павлов стал членом команды губернатора Владимира Платова. Валерий Михайлович охотно ответил на наши вопросы.

Валерий Михайлович Павлов родился в Кимрах в 1952 году, в 1969 году закончил среднюю школу, год проработал радиомонтажником, а в 1970 году поступил в КГУ. Закончив университет в 1975 году, отслужил год в армии, затем работал до 1980 года младшим, потом старшим научным сотрудником, заочно учился в аспирантуре по специальности "Физика магнитных явлений". В 1987 году назначается директором вагоностроительного техникума (теперь колледж), в это время ему присваивается звание "Заслуженный учитель России". В 1996 году избирается депутатом и председателем Тверской городской Думы. По распоряжению президента России в 1998-2000 годах выполнял обязанности заместителя представителя России в Конгрессе местных и региональных властей Совета Европы. В октябре 2000 года участвовал в предвыборной борьбе за кресло главы города Твери, но проиграл ныне действующему А. Белоусову.
      Женат, супруга - преподаватель математики в техникуме, сын - врач-хирург, жена сына - тоже врач, сейчас они воспитывают дочь 4-х месяцев. Все вместе живут в трехкомнатной квартире в "Южном". Вопреки молве, коттеджа нет, нет и тайных доходов. Из увлечений называет в первую очередь чтение современной фантастики, рыбалку, баскетбол.

      
      - Поясните, пожалуйста, что скрывается за названием "Областное управление по вопросам региональных и муниципальных отношений", начальником которого вы назначены?

      - Предложение возглавить это дело поступило от губернатора, хотя мысль об улучшении отношений муниципальных структур с областными у меня не раз возникала еще года 2-2,5 назад. Если кратко, то сформулировать нашу задачу следует так: как увеличить число районов-доноров и уменьшить число тех, которые не могут развиваться без дотаций из областного бюджета.
      Нет, новое Управление не будет заниматься экономическими проблемами, это функция других структур. Нашим продуктом должны стать планы социально-экономического развития непроцветающих районов, программы, если хотите. Если говорить точнее, то этот документ мы должны разработать вместе с муниципальным образованием, районом. При этом Управление обязано будет изыскивать и создавать благоприятные условия для разработки этих планов-программ. Конечной целью станет подписание договора района с губернатором.
      Что касается городов и районов - доноров в бюджет, то мы должны повести работу так, чтобы они и далее были заинтересованы быть донорами бюджета, чтобы им это было выгодно. Для этого Управление должно использовать возможности Законодательного Собрания, налоговые льготы, обоюдные соглашения и тому подобное. Сейчас разрабатывается Положение о нашем Управлении, там будут расписаны его функции подробнее.
      Сферой деятельности нашего Управления станут и межобластные отношения в рамках культурных, экологических, правовых вопросов. Тут наши задачи будут иметь характер организационно-контрольных мероприятий.
      - Кажется, что ваше Управление станет в какой-то степени дублером Управления по работе с территориями, которым руководит Вячеслав Сычев. Это так?
      
- Нет, не станет. Наши задачи - это стратегия отношений, а у них - тактика. Впрочем, наша встреча еще впереди, и обо всем мы переговорим. По тому, как благожелательно отнеслись некоторые ответственные работники администрации Платова к созданию нашего Управления, я делаю вывод, что противодействия не будет. Тем более не будет дублирования.
      - Когда губернатор утвердит Положение об Управлении?
      
- Мне на его разработку выделен один месяц.
      - Велик ли штат будущих ваших сотрудников?
      
- Пока я работаю один. Думаю прежде всего подыскивать одного-двух квалифицированных юристов. Буду просить деньги на оргтехнику. Предполагаю, что штат станет небольшим.
      - Валерий Михайлович, несколько слов на другие темы. Как бы вы оценили работу нового состава городской Думы в прошедшие два месяца?
      
- От комментариев воздержусь, считаю это некорректным. Единственное, что не понравилось за последнее время, так это решение комиссии по развитию города перенацелить средства, выделяемые для строительства школы №3 в Твери, на строительство зданий городских отделений ГО и ЧС и на установку поклонных крестов. Но сама Дума пока не сказала последнего слова, и это обнадеживает.
      - Ваше мнение о структуре исполнительной власти в Твери, утвержденной Александром Белоусовым.
      
- Она не нова. Много непонятного, нелогичного, соответствия новому времени не чувствуется. Александр Белоусов не решается и не решится никого из 1200 служащих сократить, он боится этого. В этом я вижу паралич власти главы города. Вообще непонятно, кто и как эту структуру разрабатывал.
      - Удовлетворены ли вы лично новым местом работы?
      
- Настроение пока комфортно-деловое. Кто думает, что я "пролез" в администрацию, - пусть знает, что я получал не одно предложение пойти в бизнес, здесь в Твери. Было предложение поехать на 3 года в Страсбург работать посланником в Конгрессе местных и региональных властей Совета Европы. Подумав, отказался: мое место - здесь. И я принял предложение губернатора.

Беседовал Борис Ершов

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru