Архив номеров

    КАЛЕЙДОСКОП
  БАЙКИ ИЗ ТЕАТРА Театр - это загадочное и таинственное место. Ходить по пустому театру страшно, постоянно ожидаешь какого-нибудь подвоха. Спасение ожидает только далеко за кулисами, в курилке. Если вы в театре новичок, то там вам не станут рассказывать интимные cплетни, а начнут вспоминать всякие курьезные вещи, которые происходили и продолжают происходить здесь.

ПРИЧЕМ у всех работников театра свои истории: у актеров - о том, кто и как напутал текст, у костюмеров - о дырках на фраках, у звукорежиссеров - о перепутанных пленках и т.д. К особой касте относятся монтировщики сцены.
      У монтировщиков, или рабочих сцены, есть даже своя историческая байка, которой уже около ста лет. Шаляпин как-то раз репетировал тему Ивана Сусанина во время сна поляков и никак не мог найти нужную интонацию. Был очень зол и готов побить любого. Народ кругом разбежался и затих, как вдруг с колосников (так называется "небо" над сценой) раздался голос: "Зачем же так громко петь - поляки проснутся!" Шаляпин разъяренно закричал: "Кто сказал?" Это оказался рабочий сцены. Он решил от греха подальше убежать из театра вообще. Но его поймали и привели к Шаляпину. Шаляпин не стал бить рабочего, а дал ему сто рублей (на наши современные деньги лучше не переводить - это очень много). И спел арию на спектакле тихо-тихо и был признан гением.
      Так что рабочих сцены обычно любят - сами понимаете, они здоровые, веселые, не отягощены творческими муками. Хотя их байки чаще всего не о благотворном влиянии на творчество, а наоборот.
      Например: в ТЮЗе лет десять назад был поставлен римейк фильма "Интердевочка". На сцене одиноко стояла кровать (задумка художника), а после антракта она должна была быть унесена рабочими. Антракт закончился, помреж (помощник режиссера) скомандовала светорежиссеру: "Свет!" Свет дали - кровать стоит на месте. Она светорежиссеру: "Выключить!" Выключили. Рабочие сцены бросились на сцену и в темноте начали искать кровать. Долго топтались. Помреж решила, что уже унесли. "Свет" - на сцене рабочие держат кровать и толкают навстречу друг другу. "Выключить!" Опять топот ног. "Свет!" - рабочие держат кровать и толкают ее в противоположных направлениях. После очередного выключения к кровати бросились все и общими усилиями затолкали-таки за кулисы. Понятно, что после таких импровизаций страдания русской интердевочки уходят на второй план.
      В ТЮЗе работала легендарная личность - Лев Алексеевич, фамилии не помню. Был он здоров, силен и высок, а также спокоен и непробиваем. Он разбирал декорации уникальным, одному ему только ведомым способом. Поглазеть на это действие собиралась обычно половина труппы. Лев Алексеевич первые пять минут ходил по сцене, оценивая углы падения и траекторию потенциального бардака. Вторые пять минут он вынимал все крепежи, таким образом, что декорации висели, опираясь практически на воздух. Далее следовала команда: "Всем отойти от сцены на пять метров!" - и Лев Алексеевич начинал бегать по сцене, выбивая то одну, то другую деталь. Декорации складывались как карточный домик. Оставалось только взять это все и унести. Провожали Льва Алексеевича со сцены обычно овациями.
      Однажды в ТЮЗе шла ночная репетиция. Артисты устали. А режиссер все никак не мог найти нить. Лев Алексеевич был дежурным монтировщиком, выпил пива и мирно храпел на сложенных кулисах. Кто-то из особо находчивых актеров пошутил - разбудил Льва, так сказать, Алексеевича и сказал: "Лев Алексеевич, репетиция закончилась, иди разбирать декорации". Лев Алексеевич вышел на сцену и начал свой ритуал. Декораций было немного, и знал он их хорошо, так что не стал оценивать траектории, а сразу перешел к стадии снятия крепежей. На декорациях, как назло, находились артисты. Команда "Всем уйти со сцены на пять метров!" прозвучала как приговор. Режиссер выбежал на сцену из-за света прожекторов с криком: "Лев Алексеевич! Что случилось? Репетиция еще не закончилась!" Лев Алексеевич пожал плечами и со словами: "Заколебали" - начал восстанавливать крепежи. Репетицию на всякий случай закончили.
      Но это еще не все. Однажды ваш покорный слуга превратил довольно сильную трагедию "Гарольд и Мод" в форменную комедию в стиле "Тупой и еще тупее". Естественно, с такой сложной задачей в одиночку мне было не справиться. Мне помог мой друг и коллега Юрик.
      Спектакль поставил какой-то режиссер-гомосексуалист из Москвы (но не Виктюк), и он внес здоровую струю в спектакль, привлекая для выхода на сцену монтировщиков. Но когда уезжали на гастроли, то забыли взять наши модные комбинезончики и нам велели одеться одинаково. Одинаковыми у нас оказались вареные джинсы, клетчатые рубашки (у него сине-зеленая, у меня красно-желтая) и купленные белые подтяжки. Шел последний на ульяновских гастролях спектакль.
      Артисты устали и на сцене не играли, а, говоря иносказательно, "жевали сопли". Мы тоже устали, и к моменту, когда должны были через сцену проносить стулья, имитируя вынос мебели, Юрик вдруг пошутил: "Я сейчас поставлю стул посередине сцены, хлопну себя подтяжками и скажу: а теперь дискотека!" Само по себе это не очень смешно, но от нервного напряжения мы заржали, как лошади Пржевальского. Вдруг помреж скомандовала: "Стулья!" Я сказал Юрику, что смеясь идти не могу, ты иди первым. Юрик напрягся и пошел. Когда он шел обратно, то от натуги покраснел, но не как помидор, а как свекла. Я заржал еще сильнее, и он, увидав меня, прыснул прямо на середине сцены. Линия здоровых монтировщиков стала слегка преобладать над линией трагической любви Гарольда и Мод. Когда стул выносил я, то прикрывался от зрителей стулом.
      Следующий весьма зрелищный и напряженный момент в пьесе - на сцене должен был взорваться сундук. Юрик был уполномочен для этого дергать за веревочку из люка. Звуко- и светорежиссеры уже создали эффекты взрыва, а сундук стоял, не шелохнувшись. Эффекты повторились вторично. Сундуку на это было наплевать. Когда гром прогремел в третий раз и смолк, сундук вяло развалился, и из люка на зрителей смотрело уставшее и красное лицо Юрика.
      Далее пожилая и заслуженная артистка должна была в очередной сцене сесть на веревочные качели, но, как неожиданно оказалось, они висели слишком высоко. Героиня пьесы поднималась на носочки, пристраивалась на самый краешек - все напрасно! Когда сей недостаток обнаружился и я опустил качели чуть пониже, она наконец на них села, веревки растянулись, и Мод оказалась сидящей на полу с кокетливо задранной юбкой. При этом она, как истинная актриса, продолжала читать свой текст, вкладывая в него всю ненависть к рабочим сцены. Зрители, которых было немного, понимали, что на сцене происходит какая-то дополнительная интермедия, и снисходительно наблюдали за развитием двух параллельных сюжетов.
      К концу пьесы состоялся самый ответственный для монтировщиков момент - вынос гроба с последующей имитацией заколачивания гвоздей в крышку. Когда два клоуна в подтяжках появились на сцене, в зрительном зале началось оживление в предвкушении новых шуточек. Кто-то из актеров с чувством юмора вынул из сундука руку от скелета и засунул ее в гроб так, что она свисала. Мы в темноте закулисья этого не заметили. А когда уже на сцене увидели ее, то, уходя, решили унести руку с собой, причем одновременно. Видимо, мы были похожи на голодных собачек, истосковавшихся по косточке. Судя по реакции зала, это было очень смешно.
      Когда пришла пора выйти на сцену в последний раз, чтобы заколотить гроб, Юрику было уже все равно. Он вышел на сцену, пренебрегая святым законом не поворачиваться к зрителю задом, и, демонстративно обернувшись к партеру выступающим тылом, быстренько отстучал все положенные стуки в модном ритме драм-энд-бэйс. В зале начали смеяться, и Юрик добил их тем, что взглянул на них, нагнувшись посильнее вниз и просунув нос между широко расставленных ног.
      Вы думаете, нас как-нибудь наказали? Ничего подобного. По театральной традиции после занавеса все стали целоваться и обниматься, поздравляя друг друга с окончанием гастролей. Сами понимаете, замученных творчеством актрис всегда тянуло к здоровым и веселым рабочим сцены.

Вадим Негений

БОЧКАНУЛИСЬ

Ансамбль, где я работал, приехал на гастроли в Ставрополье. Отработали мы несколько концертов, а тут - афиши кончились! И типография подвела, не успела новые отпечатать. Филармония выручила, дала афиши "Ансамбль московских цыган", благо наша программа была на 80% цыганская. Прибыли мы на "точку", в поселок один курортный. Определились на житье в пансионате. А директор пансионата, деловой такой грек, говорит: "Ребята, помогите-ка бизнесу! Как на концерты поедете, так к своему автобусу мою бочку с пивом прицепите. Пока поете-пляшете, торговая точка поработает. Отплясали, так бочку к автобусу и домой, в пансионат. Лето ведь, жарко. Я в долгу не останусь!" Ну, с хозяином надо дружить. Раза три мы выезжали на концерты, а за автобусом возили бочку пива. "Крановщик"-пивник Леня стал нам почти как родной, так подружились. Но вот перекинули нас на другую "точку". И афиши собственные уже подошли. Прибываем мы в Черкесск, километров за 200 от "пивных" гастролей. Висят наши афиши. В зале много цыган собралось. Подошли к нам, познакомились. И тут "цыганская почта" выдает: "Вот вы ничего про московских цыган не слыхали? Они тоже артисты. Ну алконавты, спасу нет! С собой везде бочку пива возят. Что сами не вылакают, то на продажу ставят! Вот ведь дельцы какие!" Хорошо, что дирекция филармонии не внимает "цыганской почте", а то как бы мы концертировали дальше? Бочканулись!..

Джура Махотин

ЭРОТИКА И "ГАРАНТ"

То, что "Эротический театр" появился в России лет десять назад, это факт. Сейчас таких трупп несколько. Они четко "прописались" в столичных ночных клубах. А вот несколько лет назад меж ними была конкуренция, и некоторые команды ездили по халтуркам, чтоб заработать деньги. Даже в Твери три или четыре таких театра выступали.       В подмосковный городок, в Дом культуры завода, на какую-то там дату, приглашен был один из эротических театров. Аншлаги были полные. Дело-то новое, необычное, этакое да на показ. А в ДК работал машинистом сцены отставной прапорщик, Михеич, очень артистичный товарищ. Он росту солидного, внешности благообразной. И очень даже похож на тогдашнего президента страны. Ему даже в конкурсе двойников предлагали поучаствовать. Михеич очень так старался освоить специфическую манеру речи "гаранта Конституции". Но по-трезвому не получалось, а в подпитии - кто ж его слушать будет?
      Когда было выступление эротического балагана, Михеич не дежурил. Но таки пришел на сцену, чтобы глянуть на это безобразие самому. Приняли они с мужиками, электриком и пожарником, по стакашку. Нет-нет, а и заглядывали через дырку в кулисе на сцену. Поглядят, плюнут, и опять к бутылке. Уже близко к финалу представления, когда на сцене все "нагнеталось и нагнеталось", кто-то из подвыпивших дружков... включил механизм поворота сцены. И перед обалдевшей публикой вместо имитации групповухи возник некто, похожий... на кое-кого. И этот персонаж вдруг заговорил, четко и точно копируя голос и манеру лидера: "Чтой-то за безобразие, панимаешь? До чего ж это страну довели эти либералы?.." Что он еще сказал, никто не понял. Была немая сцена, а потом все утонуло в хохоте и овациях. Зрители не выражали претензий. Они хлопали и кричали "Бис!". Наверняка никогда еще у скандальной труппы не было такого триумфа!
      На другой день Михеич уволился из ДК. Сам, чтоб не доставали! Звали, говорят, его в эротический театр, но он не пошел. А его премьера в роли "гаранта" была настолько достоверной, что он решил отрастить усы и бородку. На всякий случай...
      Истории разные. Можете их брать на вооружение. И когда станет вам грустно, вспомните, что смешное поджидает нас буквально на каждом шагу. Стоит только приглядеться. Вот вспоминаю... Но об этом в другой раз!

Джура Махотин

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru