Архив номеров

    ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ
  ХРАНИТЕЛЬ ЗАМКА Суровый имидж был создан по бедности. На стене грубо выделанная шкура и два живописных холста без рам с обтрепанными краями, посередине старый тесаный стол из толстых досок, на нем керамический горшок с каким-то варевом, вьется дымок, но пахнет, по крайней мере, очень вкусно, четыре кованых подсвечника чадят самодельными свечами... Рядом непринужденно беседуют рыцари XIV века. Впрочем, скоро начнется турнир.

ЭТОТ павильон на выставке турфирм "Балтика-экспо" пользуется огромной популярностью. Ведь то, что делают рыцари замка Инстербург, интереснее и органичнее многих шоу. Все делается честно, без фальши - обитатели замка не играют на публику, они живут этим.
      Замок Инстербург - неофициальный побратим города Твери. Нас связывают не высокие дипломатические отношения, но любовь одного человека, художника, не способного расстаться ни с Тверью, ни с Восточной Пруссией.
      Андрей Смирнов стал художником здесь, в Твери. Закончил Венециановское училище, работал, устраивал выставки. Потом уехал на родину в Восточную Пруссию (территория Калининградской области). Но возвращался в Тверь, каждый раз с новой выставкой. А потом в его жизнь вошел замок. Он стал реже приезжать, чаще звал к себе в гости на великолепные пленэры в старинный замок XIV века.
      Замок Инстербург впервые упоминается в летописях в 1311 году. Он был основан как монастырь магистром Немецкого Тевтонского ордена. В том далеком столетии из замка было организовано 11 военных походов, в которых участвовала знать со всей Европы. Город, разросшийся вокруг стен замка, перешел к России в начале семилетней войны (1756-1763). В нашем веке замок "прославился" тем, что в его стенах была казнена последняя ведьма. Раньше эту сомнительную честь приписывали испанцам - они охотились за ведьмами вплоть до 1911 года. Но недавно в архиве были найдены документы, из которых явствовало: в 1922 году в замке Инстербург, в Башне пыток, по решению суда была казнена ведьма. Имени этой женщины история не сохранила...
      В 1944 году замок был разграблен немцами, в 1945 горел, а последующие полстолетия просто тихо разрушался. Но три года назад сюда пришли энтузиасты, очистившие помещение от мусора, создавшие первую экспозицию музея, и год назад в замке прошел первый туристический сезон. В программе сезона чего только не было - музейные пикники, исторические шоу, путешествия по подземельям замка, рыцарские турниры, фестиваль экспериментальной моды, выступления под открытым небом театра из Тильзита... В замке есть свой историк, поэтому любые шоу - реконструкция средневековой замковой культуры, основанная на тщательном изучении материала. Кроме того, все костюмы, все оружие делаются (опять же по бедности) самими участниками. Каждое колечко на кольчуге сделано вручную. Обитателям замка сложно провести грань между представлением и повседневной работой, между историей и своей жизнью.
      В этом сезоне в программу включен Праздник пива, фестиваль искусств. Такое разнообразие интересов объясняется просто. Калининградская область, пожалуй, беднейшая область в России. На улицах отсутствует мусор - народ подбирает каждую железку. К входной двери нельзя привернуть железную ручку - ее сразу сопрут. Замок обворовывается подчистую каждую зиму. И каждую весну все нужно начинать заново. Поэтому программа не повторяется.
      Андрей остается жить в замке и зимой, колет дрова, топит печь, носит воду из колодца. Воров это не особо смущает, но суть его зимования в другом: поддерживать огонек в камине, чтобы люди издалека видели, что в замке кто-то есть, что можно войти, поговорить. Эти долгие зимние посиделки, разговоры при свечах... Ранние сумерки, длинные тени... Самое таинственное время года. В это время в замке бывают ученые-историки, археологи, специалисты по замковому строительству. Заглядывают на огонек странствующие рыцари (есть и такие!). Область маленькая, но сообщение плохое, поэтому обычно все добираются до Инстербурга автостопом, хотя рыцари любят ходит пешком: из Кенигсберга в Тильзит с заходом в замок.
      Постоянным обитателем замка была Клеопатра, для друзей Клепа, кошка - гроза местных крыс, а замковые крысы - это особо откормленная и наглая порода. В средние века для их уничтожения заводили форо, редких ныне зверьков семейства куньих. Они легко приручались, и дамы носили их на плечах как воротник или в особом мешке, который свисал сзади с плеч. Когда садились - клали на колени. В замках всегда было достаточно холодно, и зверек согревал хозяйку своим теплом.
      Нынешние обитатели замка Инстербург принесли сюда Клеопатру. Сначала она выгнала из замка всех котов, затем извела крыс. Но недавно Клепа пропала. Андрей закрыл ее в комнате, где не было ни одной щелки - все законопачено. А когда вернулся, кошки не было. Но замок старый, мистики в нем полно, так что исчезновению кошки никто не удивился, хотя горевали, конечно.
      Кого не любили и не терпели в замке средневековые монахи, так это собак. Но именно призрак черной собаки бродит по замку Инстербург. Огромная черная собака породы ирландский волкодав. Это одна из самых древних пород на земле и, безусловно, самая легендарная. Правда, сейчас, когда в замке вновь затеплилась жизнь, призрак является все реже...
      В одном из залов Андрей создал картинную галерею, прошлой зимой здесь была открыта выставка свечей. В галерее стоял грубо сколоченный стол, и он весь был уставлен свечами весом в шестнадцать, десять, пять килограммов, разного цвета, разной формы.
      Сам автор называет это пещерным творчеством. Отливать свечи вручную - процесс трудоемкий. Директор музея им. Канта, заинтересовавшись этими свечами, специально искала художников, делающих подобные вещи. И не нашла. Придется признать, что Андрей Смирнов - единственный в мире скульптор свечей.
      Увлечение это давнее, возникшее, как обычно, из жизненной необходимости. Автор всегда проповедовал принципы, сделавшие бы честь любому экологу, а именно: ничего не выбрасывать. И в жестокие времена тотального дефицита они ему пригодились. Когда с прилавков исчезли свечи, не декоративные, обычные (у них и ярлычок был такой - "хозяйственные"), Андрей стал делать свечки сам. Собирал парафин, растапливал и заливал во всевозможные плошки. Постепенно технология совершенствовалась. Опытным путем он прошел путь человечества от первобытных светильников до современных свечей. Он и друзей своих стал приучать к мысли о том, что в доме мало что подлежит выкидыванию. Как аргумент рассказывалась история о первом заработке в стенах Инстербурга. Тогда надколотые бутылки, сдать которые не представлялось возможным, были разбиты в мелкую крошку, замешены с глиной, а раствор выложен в специальную форму. Получившимися рельефными кирпичами автор заложил дыру в кирпичной кладке стены замка. А вскоре в замок приехала немецкая художница и, увидев "керамические картины", тут же их купила.
      Не то чтобы вся Тверь стала после этого собирать битые бутылки, но парафин со свечей многие стали хранить: "Приедет Смирнов и заберет". Оказалось, что присутствие живого огня в доме ценится всеми, если не на духовном уровне, то на эстетическом.
      Со временем у художника накапливалось множество пакетиков с парафином, воском. И тогда...
      - Я вспоминаю, чья это была свеча, при каких обстоятельствах он жег ее, ведь, зная человека, это легко понять, и начинаю сортировать пакетики не просто по цвету, но "совмещая" людей, их чувства. На одну свою свечу я собираю свечи от разных людей, смешиваю материал в разных пропорциях и начинаю шаманить...
      А уж когда я зажгу свою свечу и в каком настроении, этого не знает никто...

Марина Батасова

НА КИМРСКИХ РАЗВАЛИНАХ... Парадокс нашего времени: Тверской комитет по охране историко-культурного наследия способствует разрушению архитектурных памятников. Через десяток лет от символа Кимр - здания Гостиного двора - останется лишь груда кирпичей.

БОГАТОЕ НАСЛЕДИЕ, БЕДНЫЕ НАСЛЕДНИКИ

Кимры в конце XIX - начале XX века считались красивейшим провинциальным городком. Своеобразие местных жителей передалось и внешнему виду Кимр. Каменное строительство велось тогда с размахом и русской помпезностью. Центральный Покровский собор до его разрушения большевиками считался крупнейшей церковью русской сельской провинции. Не менее внушительным было и гражданское зодчество. Местные заказчики - купцы и ремесленники - старались увидеть в проектируемых и строящихся зданиях все достижения отечественной архитектурной мысли. Недаром кимрский архитектурный стиль характеризуют как эклектичный. В нем перемешались многие существовавшие на тот день направления и течения. В городских зданиях можно увидеть русскую и псевдорусскую стилистику, классицизм и элементы модерна.
      Наиболее известным сооружением в городе принято считать здание Гостиного двора. Оно было сооружено в 1914 году и задумывалось как крупный торговый пассаж, своеобразный супермаркет. Предполагалось, что в нем будут даже сделаны балконные галереи и прозрачные потолки, по образу Московского ГУМа. Но наступившая первая мировая война и последующая революция помешали полному осуществлению планов. В советские времена в здании Гостиного двора размещались Кимрторг, сберкасса и пара мелких магазинов. Тем не менее, очертания этого величественного, построенного в псевдорусском стиле здания стали известны далеко за пределами района и области. Фактически здание Гостиного двора стало неофициальным символом города. Его изображение даже помещалось на бутылки "Русской водки" местного разлива. Пока Кимрторг занимал служебные площади, здание находилось в относительно приличном состоянии. В конце 80-х городскому главе Михаилу Ефимову пришла в голову мысль сделать из Гостиного двора Дом пионеров. Идея вроде благая, но средств на ее реализацию, увы, не нашлось. Здание было передано гороно и с тех пор начало потихоньку разрушаться.
      Еще более древним памятником архитектуры являются Торговые ряды. Они были построены в середине прошлого века и долгое время являлись своеобразным деловым центром. После сворачивания НЭПа торговое назначение рядов утратило смысл. Молодой советской республике больше требовались предприятия. В здании была открыта швейная фабрика. Как обычно в те времена, сохранность исторического здания мало беспокоила кого-либо. В конце 70-х швейная фабрика получила новое здание, и бывшие Торговые ряды, став фактически бесхозными, пришли в запустение.
      Помимо гостиного двора и торговых рядов в Кимрах немало и других памятников архитектуры. К счастью, достаточно хорошо сохранился дом купца Носова. До революции к дому прилегал парк, в котором размещался зверинец (зоопарк). Даже Тверь не могла похвастаться такой достопримечательностью.
      Особое место во внешнем облике города занимает деревянная архитектура. Золотой век деревянного строительства приходится на 1922-1926 годы, памятную, но короткую эпоху новой экономической политики. Характерные круглые и полукруглые окна стиля модерн, растительные орнаменты, причудливые башенки создали уникальный колорит дворов и улиц. Примечательно, что многие дома принадлежали не воротилам бизнеса, а обычным гражданам. Так, хорошо известен дом хирурга Жардецкого. В 20-е, оказывается, врачи могли неплохо жить.

КОМИТЕТ ПО ОХРАНЕ РУИН

С началом перестройки и рыночных реформ власти всех уровней заразились духом преобразований. Всем казалось, что жизнь просто необходимо реорганизовывать и совершенствовать. Как это делать и зачем, никто не думал.
      Печальная судьба ожидала и кимрские архитектурные памятники. Все они в ту смутную пору были переданы на баланс областной администрации. Точнее, под управление Комитета по охране историко-культурного наследия. Во власти новой бюрократической структуры оказалось около десятка ценнейших кимрских зданий, включая бывшее медучилище, городскую управу, красивейшее здание рыночной части города - дом купца Тихомирова. Как показало время, Комитет не имеет ни времени, ни денег, не желания заниматься уникальной провинциальной архитектурой.
      Крайне обветшало здание Гостиного двора. Исчезли окна, двери, кое-где лестничные пролеты. Крыша давно утратила защитные свойства. Неотапливаемое здание после каждой зимы дает трещины. Одна из башен здания была подожжена детьми и сгорела дотла (хорошо видно на фотографии). На нижнем этаже здания образовался стихийный туалет и ночлежка для особо грязных бомжей. Столь же печально выглядят старинные Торговые ряды. Из многочисленных трещин в стенах и крыше растут березы, кустарники и мхи. Помещения торговых рядов облюбовали несовершеннолетние любители беспорядочных половых связей и наркоманы. Их вопли нередко пугают одиноких ночных прохожих. Что касается Вознесенской церкви, имеющей общероссийское значение и тоже переданной на баланс Комитета по охране памятников, то она медленно восстанавливается силами двух священников и нескольких прихожан. За все девяностые, несмотря на мольбы местных архитекторов, краеведов и даже городских чиновников, областной Комитет по охране памятников не выделил ни копейки средств даже на консервацию. На все просьбы председатель комитета Лариса Попова отвечает стандартными отписками. Не помогло и обращение к губернатору Владимиру Платову. Согласно бюрократическим традициям оно было переслано в нижестоящий орган. Лично Поповой.
      Кимрская администрация обращалась не только за помощью. Было сделано предложение вернуть памятники архитектуры на баланс города. Тогда местным властям удалось бы найти заинтересованные организации, желающие реставрировать и использовать погибающие здания. Но Комитет в который раз выступил против. Некоторое время назад группа предпринимателей, поддержанная райпо, предложила совместными усилиями восстановить здание Гостиного двора. Соответствующая заявка была подана в Комитет по охране памятников. Тверские начальники посчитали, что такая сделка может быть оформлена лишь в виде аренды. Что оказалось невыгодно предпринимателям, собирающимся вкладывать огромные деньги в ремонт развалин. Единственным коммерческим достижением Комитета стало открытие ларька приема посуды в здании Торговых рядов. Теперь помимо стонов ВИЧ-инфицированных проституток там можно услышать веселый перезвон пивных и водочных бутылок.
      Уважаемый председатель Комитета по охране памятников Лариса Попова нашла объяснение этой парадоксальной ситуации. Согласно ее весьма компетентному мнению, руинированный памятник тоже представляет собой историческую и художественную ценность. Впору разбирать здания и продавать на кирпичи. Тогда памятники архитектуры обретут и некую материальную ценность.

Глеб Чистяков

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru