Архив номеров

    ГУБЕРНИЯ
  ТОРЖОК: ЛУЧ СВЕТА В ТЕМНОМ ЦАРСТВЕ Тьма сгустилась над Торжком. С 9.00 до 18.00 здесь уже который день отключают электричество. Скудный свет ноябрьского солнца едва-едва просачивается сквозь окна: ни читать, ни писать невозможно. Остается только говорить, чем большинство новоторов сейчас и занимается - с утра до вечера. Благо темы есть: приближающиеся выборы мэра, как дожить до зарплаты, в чем, в конце концов, кроется загадка русской души...

По мнению известного тверского историка Петра Малыгина, в Медном по Тверце проходит великий раздел ментальностей. С юга остается автократическая киевско-владимирско-московская, с вечной надеждой на царя-батюшку и доброго боярина. Севернее, с новоторжских земель, начинается новгородская, республиканская. Правда, сейчас истинных новгородцев в Торжке, почитай, не осталось: менять социальную психологию умели не только при Иосифе Виссарионовиче Сталине, но и при Иване III. После падения Вольного Новгорода практиковалась система "выводов": лучшие семьи Новгородчины вывозились на московские земли, а на их место заселялась всяческая шантрапа, коей не место рядом со столицей. Среда, сформированная новгородцами, отчасти облагораживала переселенцев, однако течение исторической памяти нарушалось.
      И большинство современных новоторов совершенно не задумывается о том, что ходит по земле, где буквально этим летом была найдена тысячная берестяная грамота (по количеству найденных берестяных грамот Торжок на третьем месте после Новгорода и Старой Руссы). Что им современность!
      Торжок уникален по своей архитектуре. Некогда в нем было 42 церкви, сейчас, как нам рассказали в городском отделе культуры, действуют восемь из уцелевших. В советское время особенно старательно боролись с колокольнями, составлявшими доминанты городского пейзажа. В Твери колоколен почти не осталось, в Торжке их сохранилось гораздо больше. Но все равно город выглядит не так, как в былые времена, когда колокольня виднелась в створе каждой улицы, замыкая и возвышая городское пространство.
      Уникален городской ландшафт. Торжок можно сравнить лишь с двумя средневековыми русскими городами - Киевом и Смоленском. Есть четкий критерий - город уютен лишь тогда, когда из центра не видна ближайшая окраина. В Твери окраины из центра увидеть можно, в Торжке - нет.
      Городу повезло: он мало пострадал во время войны. Линия фронта проходила в каких-то двадцати километрах, но до самого Торжка немец не дошел. Лишь парки в центре Торжка напоминают о трассах немецких бомбардировщиков.
      Однако что не сделал фашист - пытались доделать родные власти. Самый центр Торжка, площадь 9 Января (что за нелепое название для центральной площади в старинном городке, ни слухом ни духом не имевшем отношения к расстрелу рабочих в 1905 году!) выглядит относительно прилично. Но сверни с нее на старинную и, видимо, когда-то красивейшую улицу, названную некогда в честь наркома просвещения Луначарского, и кажется, немецкие войска все-таки разорили Торжок. Причем только что. Зияют дырами в стенах дома, гуляет ветер по когда-то жилым комнатам. С толстых стен красного кирпича сыплется штукатурка.
      Говорят, чуду архитектуры Торжку катастрофически не везло с главными архитекторами. Как какой-нибудь специалист в области панельно-блочного домостроения - так его непременно распределят в Торжок (специалистов в области реставрации обычно отправляли куда-нибудь в Сургут или Самотлар). Вроде бы сейчас, спустя много лет разрухи, наконец появился толковый - Владимир Городович. Если верно, что фамилии много говорят о людях, у нынешнего главного архитектора Торжка весьма говорящая фамилия.
      Центр города уже начал преображаться - чудесным образом благая воля главного архитектора нашла финансовое обеспечение. Новоторжское предприятие "Пожтехника" умудрилось ловко попасть в конкурентную струю: по сути дела, оно чуть ли не монополист в изготовлении всего, что необходимо для пожарной безопасности. Соответственно, "Пожтехника" получает очень неплохие доходы и, надо отдать должное ее руководству, пытается обустроить пространство вокруг себя. Первый опыт - появившаяся в год 200-летия Пушкина гостиница "Тверца" (на берегу одноименной реки).
      "Тверца" была задумана как шикарный отель: у Торжка есть все предпосылки стать крупным туристическим центром. Именно доехав до Торжка, богатые автомобилисты, выехавшие около полудня из Москвы в сторону Санкт-Петербурга, начинают ощущать голод, усталость и желание осмотреть достопримечательности. Единственное, чего не хватает - инфраструктуры, способной этих туристов обслужить.
      Гостиница "Тверца", столь красивая снаружи, еще не функционирует: по причине множества внутренних недоделок ее никак не аттестуют. "Пожтехника" взялась было за восстановление знаменитой гостиницы Пожарского - той самой, где Александр Сергеевич советовал отведать жареных котлет - однако оказалось, что эта задача еще сложнее. Сейчас реконструкция гостиницы Пожарского заморожена, и, увы, жареных котлет в Торжке отведать совершенно невозможно.
      В районных центрах такую глупость, как есть не дома, не одобряют и не понимают. Торжок, несмотря на претензии стать туристическим центром, не исключение. Не знаем, где кутит знаменитая местная мафия, а мы обнаружили в центре лишь две точки общепита: столовую с многообещающим номером "13" (интересно, где остальные двенадцать?) и кафе с не менее многообещающим названием "Гранитный камушек", на поверку оказавшееся обычной рюмочной, где из еды - лишь сомнительные беляши (возможно, с гранитными камушками в "груди"). Тяжело пришлось бы "солнцу русской поэзии", попади он в современный Торжок!
      Торжок по отношению к Твери - все равно как Тверь по отношению к Москве. Он - город-сателлит, ближайший районный центр, который мог бы достигнуть большего, будь он хоть чуть-чуть подальше. Многие новоторы ездят на работу в Тверь, хотя в последнее время очень динамично начала развиваться и другая, не имеющая отношения к "Пожтехнике" местная промышленность. Ожил вагонзавод. Раньше он работал, по большей мере, на "оборонку", и когда произошло сокращение ВПК, казалось, что все кончено. Но сейчас получен большой заказ - новоторжскому вагонзаводу удалось наладить выпуск вагонов для электричек нового поколения. Благо ниша эта на современном российском рынке пустует, до этого вагоны для электричек выпускались в Прибалтике. К концу года планируется сделать 120 вагонов.
      Широко известны в России новоторжские полиграфические краски. Есть здесь и вовсе уникальное предприятие: фирма "Витязь", выпускающая миниатюрные искусственные клапаны сердца. Сердца, изготовленные в Торжке, спасли жизнь не одному безнадежному больному. Правда, несмотря на это, сотрудники "Витязя" отнюдь не процветают - контрольный пакет акций принадлежит какому-то то ли бразильцу, то ли американцу, ему и идет вся прибыль.
      ...А над всем современным копошением возвышается древний Борисо-Глебский монастырь. Именно сюда пришел решивший отдалиться от мира слуга убиенного первого русского святого князя Глеба, Ефрем Новоторжский - основатель обители. Именно отсюда пошел город. После Великой Отечественной войны здесь был пересыльный пункт, потом - тюрьма строгого режима (как писал Солженицын, советская власть не могла не использовать в своих целях толстые и высокие монастырские стены; тем более что тут убиваешь двух зайцев - помимо хороших стен, очередное глумление над верой предков в нужную сторону меняло социальную психологию). Позже в монастыре содержали злостных алкоголиков (помните, были такие ЛТП?). С 1989 по 1992 год всю территорию монастыря занимал музей. Он и сейчас тут, рядышком.
      Сотрудницы краеведческого музея сидят в темноте - из-за отключения электричества экспозиция закрыта. С монастырем у них, в отличие от многих других подобных случаев, мирное сосуществование. А монахам при свечах сидеть не привыкать.
      В отличие от женских монастырей с их хозяйствами и деятельно обихаживающими свои обители матерями-игуменьями, мужской Борисо-Глебский монастырь восстанавливается плохо. А ведь есть здесь мистическая, но четкая взаимосвязь: расцветет сердце города - монастырь, расцветет и весь город. Может, не долго ждать осталось?

Мария Орлова

ПРЕДВЫБОРНЫЙ ГРАДУС В ТОРЖКЕ КРЕПЧАЕТ В №85 от 25.10.2000 г. мы приводили список претендентов на должность главы Торжка - их было трое. Сейчас их вдвое больше.

Наш приезд в Торжок совпал с печальным для многих новоторов событием: на 73-м году жизни скончался почетный гражданин Торжка, 23 года возглавлявший горком КПСС, а до того работавший главным механиком, заместителем главного инженера завода противопожарного оборудования Геннадий Семенович Кобылин.
      Но жизнь в городе не остановилась, и в Торжке по-прежнему политической "темой №1" являются будущие выборы мэра города, пост которого добровольно оставил Юрий Черноволенко. Кроме известных еще в октябре полковника запаса, охранника крытого рынка Николая Чуркина, исполнительного директора ОАО "Пожтехника" Нины Пушкиной, заместителя главы Торжка по коммунальному хозяйству Виктора Меняйло к первой декаде ноября добавились еще трое претендентов, внесших определенную интригу в расклад предвыборных команд и их соперников.
      Четко и недвусмысленно заявил о себе Виктор Страхов, директор ООО "Консультационно-риэлторского бюро "Феникс" - дочерней фирмочки могучей "Пожтехники", бывший заместитель Юрия Черноволенко, бывший сотрудник местного банка, бывший заместитель генерального директора по общим вопросам ОАО "Пожтехника" А.Строканя. Виктор Леонидович достаточно уверен в успехе - ниже второго места в гонке он себе не предсказывает. В отличие от него наблюдательные новоторы предсказывают ему, напротив, последнее место.
      Есть шансы у Валерия Астахова, заместителя главного врача по клинической работе ЦРБ, которого в силу своей профессиональной деятельности знают и уважают немало местных жителей, а деловые качества позволяют предполагать определенный успех претендента.
      Заявил о себе представитель другого крупного предприятия Торжка - Виктор Синюков, заместитель генерального директора по производству Торжокского вагоностроительного завода, также имеющего определенные шансы, но пока еще не "раскрученного" для публики.
      Обращают внимание два обстоятельства. Во-первых, за влияние на новоторжское общество, на город в целом борются крупные, имеющие всероссийский масштаб промышленные предприятия, точнее, их руководство. Не будем же мы такими наивными, чтобы не замечать, что за Ниной Пушкиной и Виктором Синюковым маячат фигуры их шефов, с подачи которых, скорее всего, претенденты вступают в борьбу. Может быть, вопреки желаниям своей души.
      Во-вторых, в борьбу вступили два заместителя Юрия Черноволенко, о которых сам шеф предпочитает либо молчать, либо давать, если очень его попросить, неодобрительные краткие характеристики. Поэтому в Торжке стенка на стенку в декабре сойдутся две силы: бюрократия и предпринимательство, и еще неизвестно, кто в провинциальном городе победит, на чью сторону качнется рядовой житель, который, как и в Твери, как и везде в России, начинает голосовать не только сердцем, но и здравым умом.
      Правду сказать, современные бюрократия и предпринимательство, как хрен и редька, не слаще друг друга. Поэтому думать новоторам надо крепко.

Борис Ершов

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru