Архив номеров

    ГУБЕРНИЯ
  СЕЛЬСКИЙ РЕПОРТАЖ Как милое полузабытое прошлое вспоминаются нам "Вести с полей" советского времени, когда мы слышали, что там-то повысили производительность с одного га на столько-то. Сейчас это ностальгия, несмотря на то, что в те времена городская интеллигенция, заслышав очередной сельский репортаж, плевалась и выключала телевизор. Мы решили возродить старинный жанр в новом стиле и отправились в постперестроечный колхоз.

Колхоз имени Калинина Рамешковского района с центральной усадьбой в деревне Медведиха не был в советские годы "потемкинской деревней" типа хозяйства "Мир", где весь Союз строил показушные дома, плохо приспособленные для сельского быта. Зато и в наше непростое время колхоз не развалился.
      Дорога на Медведиху ответвляется от Кашинской трассы в районе хутора Погорельцы и уходит на север от оршинских болот. Здешние леса изобилуют дичью. Прямо перед машиной из леса выскочил заяц. Вместо того, чтобы притормозить, он проскочил где-то в промежутке между передними и задними колесами. Мы остановились, ожидая увидеть на асфальте мокрое место, однако его отсутствие говорило, что с косым все в порядке. Чуть подальше трассу пересекла здоровенная лосиха. По словам автолюбителей, столкновение с этим животным не сулит легковушке ничего хорошего: будучи подсеченным, длинноногий лось обычно падает на капот и влетает в салон автомобиля через лобовое стекло прямо на колени водителю и пассажиру... Вот и извилистый берег Медведицы. По словам местных жителей, раньше здешние места славились рыбой, но после того, как множество бобров источили своими норами берега, рыбы поубавилось.

СВИНАРКА И ПАСТУХ

Ирина Полозкова живет в центре деревни Симунино в одноэтажном колхозном домике с оргалитовыми стенами. Работает в откормочном цехе. После окончания техникума Ирина работала в Ташкенте диспетчером на авиационном заводе имени Чкалова. Когда в Средней Азии усилилось давление на русскоязычных, Полозковы продали свое жилище за бесценок и переехали в Тверскую область. Поначалу, обосновавшись в Симунине, Ирина Викторовна работала дояркой, ходила к четырем утра на первую дойку. Теперь она встает позже, поскольку работа в свинооткормочном цехе начинается в половине шестого. Зарплата четыреста-пятьсот рублей. Иногда берет ее комбикормом, поросятами.
      Владимир Войкин - уроженец здешних мест. В прошлом тракторист, сейчас Владимир Иванович пасет колхозное стадо. Заработок его порядка двух тысяч рублей. Но ввиду безденежья реально выдают около четверти этой суммы. Остальное - бартером. Владимир стоит на воротах во время внутриколхозных футбольных матчей, является кандидатом в мастера спорта по велоспорту.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ

В четырех километрах от Симунина находится деревня Медведиха. Первые упоминания об этом селении относятся к семнадцатому веку. Над деревней возвышается величественная, но полуразрушенная церковь. Здесь и расположилось правление Объединения коллективных предпринимателей колхоза имени Калинина. Так теперь называется колхоз, председателем которого является Николай КУКУШКИН.
      - Николай Васильевич, большинство хозяйств области пострадали в нынешнем году из-за неблагоприятных погодных условий. А какой урожай у вас?
      - Урожай средний: зерновые - порядка 10 центнеров с гектара, картофель - 9. Мы весной посадили два сорта картофеля - "Сантэ" и "Резерв". "Сантэ" пошел плохо: посеяли 11 центнеров, а собрали всего 5, зато "Резерв" дал урожай порядка 100 центнеров.
      - Значит, будете с прибылью?
      - Трудно сказать. Нас давят цены на горючее. Если бензин подорожал за год с двух рублей до 7, закупочная цена на молоко выросла не столь значительно: с двух рублей восьмидесяти копеек до 4 рублей на хладокомбинате и до 3,49 руб. у "Ратмира". "Кусаются" запчасти. Их теперь фактически можно измерять килограммами. Так любая железка весом более 10 кг зашкаливает за 1000 рублей.
      - Тверь и ее окрестности страдают от "алюминиевых" и прочих грабителей. Есть ли у вас воровство?
      - Все, что можно украсть, уже украли, несмотря на замки. Из машин даже вытаскивают поршни. Не успели угнать скот, в старом дворе уже посрезали проводку. А недавно мы отбили свинокомплекс. Было вооруженное нападение.
      - Каковые зарплаты в хозяйстве и задерживаются ли они?
      - Доярки у нас зарабатывают по 1000 рублей. Механизаторы летом получают по 1500, зимой - мизер. Сейчас выдаем еще только за июль, потому что большая часть прибыли уходит на горючее, запчасти и электроэнергию, а что остается - на зарплату. И все равно у всех хозяйств остаются миллионные долги по налогам.
      - Каким вы видите будущее своего хозяйства?
      - Сейчас нас заставляют преобразоваться в сельхозкооператив. Это, как я понимаю, чтобы создать удобную почву для распродажи земли, когда новый земельный закон будет принят. Ведь по конституции 1936 года земля принадлежит колхозам и совхозам на вечные времена. Теперь же, когда слово "колхоз" уберут, новым хозяевам - Чубайсу, Черномырдину, Березовскому - будет легче скупить здесь все оптом. Хотя по большому счету, действительно, все: землю, скот и так далее надо отдавать в частную собственность, так как в хозяйстве много тех, кто хочет спрятаться за чужую спину. Так, из 70 работников хозяйства фактически работают 40, а 30 - балласт. Чем они промышляют? Ну, ладно, сейчас клюква идет. Но на что эти люди существуют остальное время? Вообще деревня стареет и вымирает. На 70 работающих у нас приходится 120 пенсионеров, но поскольку их паи включены в оборот, они считаются также членами колхоза. В 8 деревнях, составляющих наше хозяйство, за год умерло 14 человек и не родилось ни одного. Молодежь у нас не остается. После армии ребята уходят на заработки в Москву. Их вербуют туда дачники, скупающие наши пустеющие дома.
      - В завершение интервью скажите что-нибудь оптимистическое. Есть ли у вас видимые успехи? Кто ваши передовики производства?
      - Успехи, конечно же, тоже есть. Увеличились надои с 1649 литров молока с коровы в прошлом году до 3000 в нынешнем. В этом несомненная заслуга зоотехника Галины Пахаруковой и доярок Фадеевой, Николаевой, Коноваловой. В 6 раз увеличилось поголовье свиней: с 37 до 200 голов. В этой сфере отличились свинарки откормочного цеха Полозкова и Пескарева, а также Кирюшенкова, осуществляющая уход за маточным поголовьем. Увеличилось производство зерновых, в частности ячменя и озимой ржи. Зерновых собрано по 6-10 центнеров с гектара, озимых - по 12,7 центнера. Неплохо поработали механизаторы и комбайнеры Крылов, Мохов, Сафронов. Меняется профиль животноводства нашего хозяйства. В советское время мы имели на откорме до 2000 голов быков, и только 100 голов составляло молочное стадо. Но сейчас при дороговизне кормов стало выгоднее содержать свиней. Если хрюшка набирает вес за 8 месяцев, то быка надо растить целых 2 года. И так наше молочное стадо, насчитывавшее в минувшем году 47 голов, к 2001 году достигнет 90. Спасибо пастухам, Войкину и Румянцеву!
      Я бы рад был платить нашим работникам по 3 тысячи рублей, но не могу из-за дискомфорта цен. На Западе, во Франции или Голландии, крестьяне просто перекрывают пути подвоза сельхозпродукции в город и диктуют свои условия перекупщикам. Мы же пока далеки от такой организованности.
      
      С двойственным чувством покидали мы Медведиху. Несомненно, современная деревня стремительно реформируется и отчаянно борется за существование. Борется без помощи извне. Что же произойдет раньше: деревня встанет на ноги или ее раздавят цены, воровство и отток рабочей силы?

Над материалом работали Борис Гуров и Алексей Полозов. Фото авторов

ПРЕСС ДЛЯ ПРЕССЫ

На выборах мэра Твери обнаружилась крайняя скудость кадров, достойных взять бразды правления. И я совершенно согласен с тем, что отчасти ответственна за это пресса. Если в Твери еще просматривается какое-то разнообразие кандидатур в те самые люди, то в районных центрах царит полнейший монополизм, власть диктует прессе правила игры. Диктует ненавязчиво: "Смотри, сколько вокруг безработных..."       Я попытаюсь проанализировать ситуацию на примере одного из районов. Думаю, пример характерен, и вряд ли анологичные территории имеют сколь-нибудь много различий с положением дел у себя.
      Апрельская оттепель 1985 года не могла не сказаться на деятельности в том числе и районных СМИ. Через несколько лет после провозглашения перестройки даже местные коммунистические вожди чуть ли не в ультимативной форме требовали от своих вассалов с блокнотом и ручкой огульной гласности. Процедуры саморазоблачения, напоминающие садомазохизм, давали чиновникам шанс оставаться в обойме. К слову сказать, действительно, некоторые самобичевания посредством собственных районных СМИ, имели ошеломляющий успех. Чиновники в глазах народа становились своими в доску.
      Со временем поход в народ терял свою актуальность. Грянула прихватизация. Измученные шоковой терапией граждане ощутили главную угрозу - безработицу, вспомнили забытое с времен массовых репрессий: "Язык мой - враг мой!" Народ нищал, готов был работать за коврижку. Что же произошло в СМИ? Ничего особенного, то же самое. Боязнь оказаться выставленными на улицу, неверие в правовую защиту привели районки к постыдной деградации. С тех пор собственно ничего не изменилось, кроме как более пристальный контроль воцарился в начальственных кабинетах за своими газетчиками.
      Свободное слово нагрянуло где-то между рассуждениями о гарантированной сытости и холодным взглядом дрожащего за место редактора. Редактор апеллирует к остаткам совести и выдает аргумент: "Наши журналисты с образованием и опытом!"
      Господи! Чтобы так писать, не нужно ни образования, ни самообразования!
      В итоге районные газеты пишут одно, а люди талдычат совсем о другом. После прочтения прессы удивляешься, почему у власть имущих до сих пор нет крыльев, как у ангелов. Табу на критику районки не нарушают, а для заполнения полос лепят сельские репортажи о дедах Щукарях. А если Щукарь, не дай Бог, откроет рот да и ляпнет что-нибудь о власти, то может и не попасть на страницы газет вместе со своим героическим путем.
      Впрочем, даже в этих сладких песнях газет можно узреть открытую оппозицию, если быть знакомым с социальной психологией. Ведь, как вам всем известно, от чрезмерного употребления сладостей изжога обычно горькая. Нахвалить можно и до отрыжки. Этого не понимают власти.
      У современных районок есть еще один минус, о котором еще никто не упоминал. Дело в том, что районки ведут разрушительную для граждан глубинки политику. Она заключается в следующем. Субсидируемые налогоплательщиками официальные местные газеты очень дешевы в продаже. Их покупают из-за программы. Центральные и областные издания практически не могут конкурировать в цене с местными. В итоге смысл самой газеты, смысл ее покупки утрачивается. Этак мы скоро совсем перестанем читать! Настольной книгой окажется телепрограмма, в центре которой будет красоваться портрет местного вождя. В этом разрушительная деятельность местных газет, газет подцензурных и дешевых во всех смыслах.
      Конечно, глубинка имеет и свои специфические проблемы. Трудно писать правду, когда все знакомы друг с другом. Вот и получается искомое - серость. Только вот кого в этом винить? Снова извечные вопросы: кто виноват и что делать?

Станислав Чернов, г. Бежецк

КАК ВЫЖИТЬ ФЕРМЕРУ?

Россия - тяжелая и непонятная страна не только для иностранцев, но, что страшнее всего, для нас самих. У нас все делается либо мгновенно, либо веками. Вот так и наши реформы. В начале 90-х годов дуновением свежего ветерка надуло в Россию предпринимательство и бизнес. Уставшие от "ожиревших" красных директоров молодые специалисты, энтузиасты кинулись во все новое. Создавались кооперативы, фермерские хозяйства, открывались виды на будущее, т.е. была попытка создать средний класс. Наиболее заметно это было в торговле, сфере услуг, фермерском движении, т.е. там, где государство не хотело или не могло заниматься. Тогда многое можно было. Да и чиновники от быстрой смены событий в стране были в шоке, а четких инструкций не было. "Не запрещено - значит можно", - так говорили тогда. Все мы думали, что сменилась власть (возможно), но у руля по-прежнему оставались все те же лица, и закон "не пущать" в силе. А что же сами середняки-умники? Самоуверенность, хватка сбили их с истинного пути. Слегка разбогатевший предприниматель забывал о тех, с кем начинал, бросал друга, соседа, просто хорошего человека на произвол судьбы. Каждый был сам по себе - выживай, как знаешь... Они были уверены, что если упал, споткнулся товарищ по бизнесу, то уж с ним этого никогда не случится. Но это никого не минует. Все законы несовершенны, они пишутся не для развития бизнеса, а для удобного пользования ими чиновниками.
      По-прежнему нет самых главных законов о защите частной собственности, о земле, о защите интересов предпринимательства. Да, собственно, видов предпринимательства у нас, раз-два и все: торговля, услуги. А где же производственная сфера? Ей просто не на чем появляться. Ведь у нас, если и производится что-то, то либо неважного качества, либо очень дорого. Прогрессивные инженеры ушли либо в торговлю, либо просто уехали за границу. А чтобы создать какое-то мини-производство той или иной продукции, предприниматель вынужден обращаться за арендой помещений к директорам, которые живут за счет этой самой аренды, фактически ничего не производя по своему основному производству. В результате аренды и других "прелестей" производства ваша продукция в цене просто зашкаливает. Какая уж тут конкуренция. Строительство же новых помещений удорожает ваш проект еще до того, как вы захотите им заняться, да и кто станет строить в отсутствие закона о земле? Да и в залог вам, собственно, нечего предложить.
      Первыми, кстати, всю эту ситуацию почувствовали на себе фермеры, как ни покажется это многим странным. Ты не можешь построить ферму, зимнюю капитальную теплицу, склад и т.д. и т.п. по перечисленным выше причинам. Теперь мы уже слышим голос середняков, а завтра и люди побогаче начнут сдавать свои позиции. В дырявой лодке не выплыть никому. А мы тем временем уже слышим: "Если вы такие умные - уезжайте из России". (Ага! И не мешать "Им" ничего не делать.)
      Уважаемые господа предприниматели! Мы обращаемся к вам с единственной просьбой - объединение всех форм предпринимательской деятельности в единый комплекс - вот путь решения всех наших проблем. Наши интересы совпадают, "белые вороны" должны объединяться в свою "стаю".

Владимир Михайлович Чупин

НЕДОНОСОК Некоторым людям свойственно умирать раньше смерти. Когда именно наступает этот момент, сказать трудно. Человек расстается со всем человеческим в себе, однако продолжает биологическое существование без веры, надежды, любви, без цели, принося своим близким, окружающим людям одно лишь только горе. А порой и смерть...

ЖИЗНЕННЫЕ УНИВЕРСИТЕТЫ ВАДИМА МИХАЙЛОВА

26 сентября 1968 года в семье хронического алкоголика Вячеслава Михайлова раньше положенного срока родился сын. Нарекли его Вадимом.
      Шли годы, Вадик рос. Родители мало занимались его воспитанием, оставив мальчику лишь возможность созерцать собственные взаимоотношения: пьяные дебоши, слезы матери.
      Беспечность непутевых родителей никогда не проходит бесследно. В школу Вадик пошел совсем неподготовленным. Его отставание в развитии от сверстников столь велико, что мальчик лишь с третьей попытки переходит во второй класс, просидев в первом три года. С горем пополам за 11 лет Вадик приобретает кое-какие знания и заканчивает восьмилетку. Дальше была армия.
      Вадим тяготился службой. Какой уж там дух взаимовыручки и подчинение приказам командира, если паренек с 14 лет начал употреблять спиртные напитки, а в 15 лет - бил свою собственную мать.
      Отслужил. Ни ремесла, ни специальности. Загремел за кражу на нары в 1994 году. Сидеть бы ему да сидеть, но только вышел он в 1998-м условно-досрочно. Еще в тюрьме начал переписку с матерью-одиночкой Еленой Петровой. Несмотря на свои молодые годы (а ей было на момент их встречи в 1998-м 22 года), Лена успела хлебнуть лиха. Муженек развелся и с чистой душой отправился за колючую проволоку, оставив ее с двумя ребятишками. Но с приходом в ее жизнь нового мужчины существование стало еще более невыносимым.
      Из Бологого Михайлов привез Лену с детьми к своей матери в деревню Аксиньино Бежецкого района. Мать Вадима годом ранее нашла себе сожителя, познакомившись с ним на бежецком рынке. Магомед Абдулхалимов - так звали ее нового спутника жизни, а в деревне для всех он был просто дядей Мишей. Как только он переехал в деревню, под крыло новоиспеченной "женушки", то сразу же забыл про любую работу. Пенсия сожительницы да воровство - вот его промысел и прокорм.

"ПАПА"

В начале октября 1999 года все действующие лица воссоединились под кровом в деревеньке Аксиньино. Лена Петрова, как и остальные, нигде не работала. Бабушкиной пенсии ждали как праздника. Но вместе с переездом настоящий кошмар начался для самых беззащитных созданий в этой "семье" - детей Елены. Ее сожитель Михайлов на своей территории словно с цепи сорвался. Старшему мальчику Мише не было и четырех лет. Норов нового папы ему было суждено узнать на себе, и неоднократно. Скучающий от безделья увалень решил заняться воспитанием детей.
      Как он, росший без ласки, его себе представлял - догадаться нетрудно. Активность воспитательной работы Михайлов видел в частых порках малышей. Синяки и кровоподтеки почти перестали сходить с лица старшего, Миши, первенца Лены. По ее словам, бил Михайлов Мишу через день. Как-то раз в октябре они сидели за обеденным столом, и мальчик что-то произнес по поводу остывших щей. Не говоря ни слова, Михайлов сильно ударил ребенка по лицу и приказал ему встать в угол. У мальчика со лба струилась кровь. Мама попыталась заступиться за сына, но Михайлов сбил ее с ног и, приставив к горлу нож, стал угрожать. Лена пыталась закрыться рукой и схватилась за острие лезвия. Брызнула кровь из глубокого пореза на ладони. Сомнений в том, что сожитель готов был ее убить, у Лены не оставалось. Он запретил матери подходить к сыну и приказал Мише умыть запачканное кровью лицо. Испуганный трехлетний малыш умылся и, всхлипывая, вернулся в угол, где на обоях остались следы его крови.
      Двухлетний Женя тоже имел уже серьезные представления о том, что такое боль. Если мальчик вдруг описался, то он с ужасом понимал своим детским рассудком, что сейчас папа сложит вдвое метровый резиновый шнур и сделает больно. Но плакать нельзя, иначе - ужасные ругательства и новые более жестокие побои. Так отсидевший Михайлов воспитывал несмышленых малышей.

РОКОВАЯ ПЬЯНКА

Магомед Абдулхалимов давно уже положил глаз на дом в соседней деревне. Дом справный и явно богатый. Простота наживы не давала дяде Мише покоя, а тут и подельник как раз под рукой. Магомед предложил Михайлову разжиться барахлишком из пустующего дачного дома, принадлежавшего какому-то москвичу. Дом находился в деревне Иванисово. 31 октября 1999 года, взяв две тележки, подельники отправились за чужим добром.
      Сначала приволокли холодильник и кое-какие вещи, а за вторую ночную вылазку - стиральную машину и многое другое. Через два дня ближе к вечеру счастливый Аблулхалимов вернулся пьяным из Бежецка, принес с собой бутылку вина. А тут еще, ко всеобщей радости, почтальон выдал пенсию Стрельцовой - матери Михайлова. Собрав на стол закуски и разносолов и прикупив еще бутылку водки и спирта, Магомед и Михайлов с матерью сели за стол. Лена пить отказывалась, да и нельзя ей было - при третьей беременности врачи обнаружили у нее сердечную недостаточность. Но окрик Михайлова не давал выбора. Темный ноябрьский вечер плавно перетекал в ночь.
      Лена вышла на улицу. Михайлов следом за ней. "Слышь, где у нас топоры?" - спросил он. "Тебе лучше знать", - ответила Лена. Она вернулась на кухню. Вскоре в дом вернулся Михайлов. "Ну что, суки, долго цирк будете устраивать!" - громко сказал Вадим и воткнул в пол посреди комнаты два принесенных топора. Выдернув небольшой топор, он подскочил к кровати и ударил им лежащего Магомеда по голове. Кровь быстро испачкала подушку. Михайлов стащил материного сожителя с кровати на пол и принялся его избивать. Ошалевший дядя Миша пытался защититься, за что получил второй удар топором по голове. Михайлов бил обухом, бил довольно сильно. Абдулхалимов пытался ухватиться за раскладушку, на которой лежал Миша. "Что, решил за детей спрятаться! - прорычал Вадим. - Пойдем, разберемся!" Просьба матери детей подействовала, и Михайлов решил продолжить "разговор" в коридоре. За ними вышла Стрельцова. Старуха непонятно зачем присоединилась и ударила сожителя ногой по лицу. Дядя Миша пытался защищать пробитую голову, за что вновь получил удар топором по голове и по рукам. Лена не хотела на это смотреть, но кто бы посмел перечить этому человеку. Она захотела уйти к детям, но Вадим ее остановил. Он приказал смотреть, как разделается с обидчиком. "Я тебя буду убивать медленно", - сказал Михайлов лежащему в крови мужчине. После он наклонился, придавил за волосы голову Магомеда к полу и, взяв в другую руку ножовку, начал пилить шею мучающейся жертве.
      Пол коридора был скользким от крови. Михайлов перевернул Магомеда на спину и поинтересовался, не хочет ли тот пить. Но ответа не дождался. Вадим поднял тяжелый камень, служивший гнетом для квашения капусты, и, целясь в голову Магомеда, с силой опустил его. Попал в грудь. Дядя Миша согнулся и затих. Труп мужчины сволокли к туалету во двор. Вернулись в дом и сели смотреть телевизор. Михайлов спокойно сказал, что будет с той, которая проболтается о случившемся. Он убьет, и сомневаться в этом было невозможно.
      Целый месяц убийца не отлучался из деревни. Он постоянно угрожал домочадцам расправой. Но в начале декабря Михайлов отпустил Лену в Тверь, чтобы та заняла у подруги деньги. Вырвавшись из дома, Лена Петрова нашла возможность сообщить о случившейся трагедии. Она отсутствовала три дня. По возвращении она застала Мишу лежащим в постели. Он был так сильно избит, что не мог даже двигаться. В тот же день Михайлова задержали, а обнаружив в пруду труп, предъявили обвинение. Да к тому же за ним числилась кража имущества, оцененного в 25 тысяч рублей.
      На суде Михайлов ловчит, пытаясь всеми средствами защитить единственное и самое главное, что у него есть - жизнь. 15 мая 2000 года, в канун разбирательства, он пишет судье жалобу, в которой подвергает критике показания Петровой. Дети, оказывается, его любят и скучают по нему...
      В уголовном деле есть фотография, на которой 4-летний мальчик с ужасным сплошным кровоподтеком на левой ягодице. Мальчик Миша в присутствии воспитателя говорил следователю прокуратуры, что побил его папа. "Ударял шнуром черным. Штаны не снимал. Бил по попе. Ссадины на голове. Скамейкой".
      Михайлов получил 14,5 лет в исправительной колонии особого режима. А Лена вновь осталась одна. К большому счастью малышей.

Станислав Чернов

"АВТОМОБИЛЬНЫЙ УЖАС",КРАДУЩИЙСЯ В ТЕМНОТЕ НОЧИ... Большинству автовладельцев, по какой-либо причине вынужденных оставлять свой автомобиль ночевать на улице, пусть и под окнами своего дома, знакома такая картина. Выйдя утром, человек обнаруживает свою машину либо с открытым и опустошенным багажником, либо без некоторых запчастей (например, колес), либо вообще машину свою не обнаруживает.

ВОРЫ действуют ночью, пока хозяева мирно почивают, ни о чем плохом и не помышляя. На месте преступления застать их очень сложно, но все же время от времени раздевальщики автомобилей попадают-таки на скамью подсудимых. Как, например, "юные дарования" Арбузов, Квакин, Сурков и Решетов, которые долгими зимними ночами терроризировали автовладельцев, воруя у них личный автотранспорт прямо-таки из-под носа.
      Где-то в середине января 1999 года эти деятели, прогуливаясь ночью (самое время для прогулок!) без дела по Октябрьскому проспекту, заприметили возле одной из девятиэтажек одиноко стоящую "семерку". Объект молодым людям приглянулся, и они начали действовать. Пока двое из них стояли "на шухере", Сурков и Квакин раскурочили замок на дверце автомобиля и, открыв дверцу, проникли в салон. Там было чем поживиться. Во всяком случае, пошуровав внутри, воры унесли с собой опрометчиво оставленную хозяином автомагнитолу "Сони", фонарь "Дискавери" и даже отвертку. Ну еще, конечно, не менее опрометчиво оставленные техпаспорт и документы.
      Через неделю-полторы история повторилась. Теперь ночным ворам понравилась стоящая в одном из дворов "Южного" "шестерка". Только теперь автомашину было решено угнать. С помощью заточенной чайной ложечки Сурков вскрыл дверцу и, усевшись на водительское сиденье, попытался завести машину. Операция не удалась, но и сдаваться, судя по всему, горе-угонщики не собирались. Своими силами они оттолкали автомобиль в поселок им. Крупской, где в частном доме жили родственники Суркова. Там добычу и бросили.
      А затем еще в течение недели методично разбирали сложный механизм по частям. Как саранча, они буквально развинтили несчастную машину по кусочкам, оставив, пожалуй, лишь остов, и не побрезговали даже аварийной кнопкой. В общем, когда хозяин нашел-таки свои "Жигули", от них уже мало что осталось. Так что машину восстановить было бы очень сложно, если вообще возможно.
      Занятость на разборке украденной машины не помешала ворам одновременно увести от дома еще одну "шестерку" и изрядно "почистить" салон "двойки", украв оттуда пачку сигарет за... 3 рубля. По словам поддержавшей обвинение по этому делу помощника прокурора Московского района Ирины Ульяновской, увеличить список угнанных и обворованных автомобилей бесчинствующим молодцам без стыда и совести не пришлось, поскольку их, по-видимому, весьма прибыльный "бизнес" был-таки прерван сотрудниками милиции. Вины своей все четверо отрицать не стали. Однако, по справедливости говоря, заслуженное наказание их все-таки миновало - сыграли свою роль несовершеннолетний возраст и амнистия. Так что надеяться на перевоспитание не приходится.
      P.S. Фамилии преступников изменены

Алена Белова

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru